Язык как семиотическая система

Загрузка...

В настоящее время большинство ученых-лингвистов придерживаются мнения, что язык представляет собой систему знаков, то есть семиотическую систему. Семиотика, или «наука о знаках» (от греч. semeiotikón, от semeion – «знак, признак») появилась в начале 20 века.. Интересы семиотики распространяются на всю человеческую коммуникацию, осуществляемую при помощь естественных и искусственных языков, общение животных, информационные и социальные процессы, исследование культуры и всех видов искусства. В данном эссе рассматривается такая семиотическая система, как язык.

Изучению данного вопроса посвящали свои труды такие выдающиеся ученые, как И. А. Бодуэн де Куртенэ, Л. Ельмслев, Ч. Моррис, Ч. Пирс, А.А. Реформатский, Ф. де Соссюр, Ю.С. Степанов, А.А. Уфимцева и многие другие. В данном эссе проводится анализ и обобщение их взглядов на язык как семиотическую систему. Целью исследования, таким образом, является рассмотрение языка как семиотической системы.

В ходе написания эссе решаются такие задачи, как изучение и обобщение взглядов ведущих ученых на знаковую природу языка, описание и характеристика языкового знака.

Возникновение представлений о языке как о знаковой системе

В основе семиотического подхода к исследованию языка лежит понятие знака, который в различных традициях понимается по-разному. В логико-философской традиции, которая своими корнями восходит к работам Ч. Пирса и Ч. Морриса, знак понимается как некий материальный носитель, репрезентирующий другую сущность, частным случаем которой является информация (Моррис, 1983; Пирс, 1999).

Семиотика, как указывает Ю. С. Степанов, развивается на стыке различных наук, заимствуя материал для изучения из лингвистики, теории информации, биологии, психологии, общественных наук, истории культуры, теории литературы и др.

Для нас показательно, что семиотика чрезвычайно близка к лингвистике, т.к. она является наукой, изучающей «самую полную и совершенную из систем связи – человеческий язык» (Степанов, 1971:7).

У истоков лингвистической семиотики стоял выдающийся швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр (1857-1913). Наиболее существенным в его учении о знаковом характере языка является тезис о том, что язык как система знаков ставится в один ряд с любой другой системой знаков, выполняющей ту или иную функцию в жизни человека и общества. «Язык — есть система знаков, выражающих идеи, следовательно, его можно сравнить с письмом, с азбукой для глухонемых, с символическими обрядами, с формами учтивости, с военными сигналами и т. д. и т. п.» (Соссюр, 1977:40).

Язык был квалифицирован Ф. де Соссюром как система знаков, для которой существенным фактором являются, прежде всего, отношения между ее элементами. Элементы языка ученый понимал как единицы, обладающие не только своим значением, но и своей значимостью, исходя из места этой единицы в системе отношений.

Ф. де Соссюр исходил из того, что языковые знаки не зависят от реальности, не имеют никакой связи с теми объектами действительности, которые они обозначают. Ученый утверждал не только независимость языковых знаков от реальности, но и их неподвластность ни воле человека, ни влияниям социума (Зубкова, 2001:25). Тем самым он фактически сводил анализ языка как семиотической системы лишь к синтактике, исключая семантику и прагматику.

В отличие от Соссюра, В. фон Гумбольдт и И. А. Бодуэн де Куртенэ рассматривали язык как семиотическую систему, представляющую собой триединство семантики, прагматики и синтактики (Зубкова, 2001:25). В современной лингвистической семиотике, изучающей язык как систему знаков, доминирует именно этот подход.

Знак, таким образом, – это некий материальный предмет, замещающий собой другой предмет и сообщающий о нем информацию. Синонимами термина «означающее» являются «форма» и «план выражения», а как синонимы «означаемого» используются термины «содержание», «план содержания», «значение», «смысл» (Степанов, 1971:7).

Ф. де Соссюр приписывал знаку два свойства первостепенного значения: это произвольность, под которой понимается отсутствие естественной природной связи между означающим и означаемым, и линейность (протяженность). Ученый толковал знак как комбинацию внутренней и внешней сторон, или же как единое целое, составными элементами которого выступают означающее и означаемое.

B след за Соссюром в качестве основной особенности знака, как правило, называют полную произвольность его связи с обозначаемым содержанием. В языковом плане отмечают отсутствие внутренней мотивированности между звуковой оболочкой слова и его лексическим содержанием. Эта немотивированность, т.е. произвольность. знака является основной, хотя и не единственной его особенностью (Реформатский, 2007:28). Произвольность при этом означает не свободу выбора формы знака вообще, поскольку в рамках одной знаковой системы этот выбор жестко ограничен: например, по-английски смысл, выражаемый по-русски словосочетанием «обеденный стол», выражается только словом table. Произвольной является сама связь между означаемым и означающим, которая устанавливается и определяется языковой конвенцией, а не естественными причинами.

Как отмечает А.А. Уфимцева, означающее языкового знака существует в двух разновидностях: материальной (звуковая или буквенная) и идеальной. Материальный аспект, отражаясь, обретает форму идеального образа материальной формы знака (Уфимцева, 1970: 111).

Можно также отметить, что связи внутренних компонентов языкового знака с внешними объектами могут вести себя по-разному. Образ предмета после возникновения часто начинает вести самостоятельное существование. При этом содержательная сторона этого образа в представлении индивида постоянно развивается и обогащается все новыми ассоциациями, коннотациями. Акустический же образ остается постоянным и практически неизменным. Такой же постоянной и неизменной сохраняется и его связь с внешним звуковым комплексом, поскольку произнося слово, человек каждый раз его тоже слышит (Левицкий, 2005:55).

Основное отличие языковых знаков от всех прочих заключается в том, что они по структуре своей более сложные. При этом их материальная форма прочно сливается с их значением, и человек не воспринимает отдельно форму и содержание языкового знака.

Сходства и различия языка и других семиотических систем

Как было показано выше, язык представляет собой семиотическую систему, состоящую из языковых знаков. Как и прочие семиотические системы, язык включает в себя определенный набор знаков, служащих для обозначения явлений окружающей действительности, концепций, абстрактных понятий и т.д.

Как и во всех семиотических системах, экспоненты языковых знаков материальны, в процессе речи морфемы и слова находят воплощение в звучании, при письменной речи – в написании. Все языковые знаки, как и знаки прочих семиотических систем, обладают определенным содержанием и связываются в сознании людей с соответствующими предметами и явлениями, несут определенную информацию о них (Маслов, 1998:30).

Однако вместе с тем язык – это совершенно особая семиотическая система. Специфика языка заключается, прежде всего, в том, что язык неразрывно связан с речью (Левицкий, 2005:61).

Важным является также то, что усвоение человеком языковых знаков, происходит в раннем детстве непроизвольно и непреднамеренно (здесь мы говорим о родном языке ребенка). Языковые знаки усваиваются человеком естественно, а знаки других систем создаются впоследствии на базе языка.

Основной функцией языкового знака А.А. Уфимцева считает то, что он удовлетворяет основным отражательным и мыслительным процессам человека. Это способность обобщать, конкретизировать, абстрагировать. По справедливому мнению ученого, познавательная функция является основной для языкового знака, и именно она отличает язык от прочих семиотических систем (Уфимцева, 1970:64).

Кроме того, язык – это универсальная знаковая система, поскольку он обслуживает потребности человека во всех сферах его жизни. Язык способен выразить любое содержание, когда это потребуется. Ни одна искусственная семиотическая система не обладает этим свойством, которое делает язык уникальным явлением и ставит его над всеми другими семиотическими системами.

Заключение

Как показало проведенное изучение вопроса о языке как о семиотической системе, язык – это семиотическая система совершенно особого рода.

Идея о том, что язык – это система знаков, была предложена в трудах выдающегося лингвиста XIX в. Фердинанда де Соссюра. В дальнейшем его теория была развита другими учеными, и в настоящее время взгляд на язык как на семиотическую систему является общепризнанным.

Языковой знак понимается как некий материальный предмет, замещающий собой другой предмет и сообщающий о нем информацию. Материальным предметом в случае языка является акустический или графический образ.

Содержательная сторона языкового знака в представлении индивида на протяжении всей его жизни развивается и обогащается все новыми ассоциациями и коннотациями. Акустический или графический образ остается постоянным и практически неизменным, как и его связь с внешним звуковым (графическим) комплексом.

Язык как семиотическая система обладает всеми характеристиками, свойственными любой семиотической системе. В то же время, язык – это универсальная знаковая система в силе того, что он обслуживает потребности человека во всех сферах его жизни и неразрывно связан с речью. Язык, в отличие от искусственных семиотических систем, способен выразить любое содержание, когда и если это потребуется. Это свойство делает язык уникальным явлением и ставит его над всеми другими семиотическими системами.

Таким образом, подход к рассмотрению языка как семиотической системы имеет право на существование, однако лингвисту необходимо помнить, что это уникальная семиотическая система, существенно отличающаяся от прочих.

Список литературы

Зубкова Л.Г. И. А. Бодуэн де Куртенэ и Ф. де Соссюр: антитеза системного и аспектирующего структурного подходов к языку. // Бодуэновские чтения: Бодуэн де Куртенэ и современная лингвистика. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2001. – Т. 1. – С. 25-27.

Левицкий Ю.А. Общее языкознание. – М.: КомКнига, 2005. – 264 с.

Маслов Ю.С. Введение в языкознание. – М.: Высш. школа, 1998. – 272 с.

Мечковская Н.Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура. – М. : Издательский центр «Академия», 2007. - 432 с.

Моррис Ч. Основания теории знаков // Семиотика. – М.: Наука, 1983. – С. 37-89.

Реформатский А.А. Введение в языкознание. – Москва: Аспект Пресс, 2007. – 536 с.

Соссюр Ф. Труды по языкознанию. / Перев. с франц. яз. под ред. А. А.  Холодовича. – М., 1977.

Степанов Ю.С. Семиотика. – М.: Наука, 1971. – 167 с.

Сусов И.П. История языкознания. – М: АСТ: Восток – Запад, 2006. – 295 с.

Уфимцева А.А. Понятие языкового знака // Общее языкознание, 1970. – С. 64 – 112.

Пирс Ч.С. Логика как семиотика: теория знаков. // Метафизические исследования. Вып. 11. Язык. - СПб, 1999. – С. 199-217.

Фортунатов Ф.Ф. Сравнительное языковедение // Избранные труды. М, 1956. Т.1. С. 111.

Гуссерль Э. Собрание сочинений. Логические исследования. Т. 2 Гл. II / Перев. с нем. В. И. Молчанова. – М.: Гнозис, Дом интеллектуалной книги, 2001.

Бюлер К. Теория языка. Репрезентативная функция языка. – М.: Прогресс, 1993.

Ельмслев Л. Пролегомены к теории языка. Новое в лингвистике. Т. 1, 1960, С. 305

 

Загрузка...
Комментарии
Отправить