Управление региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства - дипломная работа

Загрузка...
Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКОЙ НА ОСНОВЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА.
1.1. Государственно-частное партнерство на мезоуровне.
1.2. Механизм управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства.
1.3. Специфические характеристики механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства.
Глава 2. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКОЙ НА ОСНОВЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ.
2.1. Возможности эффективного использования государственно-частного партнерства в экономике Кубани.
2.2. Проблемы и пути совершенствования управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства.
 
 
Актуальность темы исследования. Необходимость углубленного исследования функциональных возможностей и инструментов диагностики механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства в условиях современной России обусловлена следующими объективными обстоятельствами.

Переплетение совокупности трансформационных процессов на современном этапе дополнительно актуализирует формирование механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства, поскольку указанная основа позволяет обеспечить устойчивое согласование интересов государства и частного бизнеса в разрешении сложных проблем развития хозяйственных отношений на мезоуровне.

Раскрытие функциональных возможностей механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства необходимо для обеспечения сбалансированности основных направлений территориального управления и системной реализации потенциала указанного механизма. Необходимо иметь в виду, что в условиях ускорения постиндустриальных преобразований и поиска Россией своего места в мировом хозяйстве складываются потребности в новых функциях управления региональной экономикой.

Масштабы и глубина современных преобразований на мезоуровне обусловливают воздействие на механизм управления региональной экономикой множества факторов риска и угроз, что порождает его структурные деформации, подрывает его основу. В данной ситуации востребованы надежные инструменты диагностики, позволяющие достаточно быстро и точно определить узловые проблемы данного механизма.

Различные аспекты комплексной научной проблемы функциональных возможностей и инструментов диагностики механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства нашли отражение в работах А. Алпатова, Е. Аношкиной, Ю. Колесникова, В. Овчинникова, О. Пчелинцева, И. Рисина, А. Пушкина, Ю. Трещевского, З. Хутыза и др.

Вместе с тем, анализ отечественных и зарубежных исследований, посвященных исследованию заявленной научной проблемы, позволяет утверждать о наличии ряда ее существенных аспектов, нуждающихся в дальнейшей разработке: содержания механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства; функциональных возможностей указанного механизма; инструментов его системной диагностики. Указанные обстоятельства определили постановку цели исследования и его конкретных задач.

Цель и задачи исследования. Цель работы состоит в системной разработке ключевых аспектов механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства и предложении инструментов совершенствования указанного механизма.

Достижение поставленной цели обусловливает решение следующих взаимосвязанных задач:

установление специфических характеристик управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства;

раскрытие функционального содержания механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства;

- выявление проблем и путей совершенствования управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства.

Объектом исследования выступает механизм управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства, функционирующий в хозяйственном пространстве современной России.

Предметом исследования являются организационно-экономические отношения, складывающиеся в процессе развития механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства (на примере Краснодарского края).

При формировании концептуального представления указанного механизма использованы методы: структурного анализа; институционального анализа; статистического анализа. При раскрытии функций указанного механизма реализованы методы: функционального анализа; финансового анализа; SWOT - анализа.

Информационно - эмпирической базой исследования послужили фактические данные, содержащиеся в следующих источниках: отчёты Федеральной службы государственной статистики России и соответствующих территориальных органов; работы различных авторов, посвящённые развитию механизмов управления региональной экономикой, применению различных форм государственно-частного партнерства; аналитические обзоры и материалы научных конференций; финансовая отчётность коммерческих и некоммерческих организаций Краснодарского края; электронные сетевые информационные ресурсы.

Нормативно-правовая база исследования представлена Федеральными законами РФ, указами Президента и Постановлениями Правительства РФ, относящимися к территориальному управлению на основе государственно-частного партнерства; нормативными актами регионов современной России, относящимися к регулированию экономического развития региона и формированию экономической политики.

Практическая значимость работы. Основные выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, могут быть использованы в целях совершенствования механизма управления региональной экономикой, формирования и реализации территориальных инвестиционных программ и специальных региональных проектов, ориентированных на возможности государственно-частного партнерства, а также в целях совершенствования содержания и структуры региональной экономической политики.Глава 1.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКОЙ НА ОСНОВЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА

1.1. Государственно-частное партнерство на мезоуровне

В теории и практике отечественной региональной экономики последовательно утверждается отношение государственно-частного партнерства, что позволяет адаптировать хозяйственное развитие на мезо- уровне к институциональным условиям организации экономического пространства России [41].

Прежде всего, отметим, что отношение государственно-частного партнерства адекватно природе экономики России. Наличие огромного хозяйственного пространства порождает важнейшую задачу упорядочивания, координации и субординации хозяйственных связей, функционирующих в данном пространстве, для решения которой востребован мощный институт государственной власти. Выделим в данном отношении интересный вывод, к которому приходит А. Ермоленко, исследуя способ организации хозяйственного пространства современной России: пространственная система национальной экономики представляет собой весьма сложную форму организации интегрального субъекта хозяйственных отношений, в которую встроена вертикаль государственной власти [21]. Такая вертикаль абсолютно необходима с учетом слабости горизонтальных связей между отдельными территориями, отделенными друг от друга многими сотнями и тысячами километров и функционально более тесно связанными с соседними по отношению к ним странами (здесь характерен пример регионов Дальнего Востока и Восточной Сибири, чья экономика ориентирована на КНР, а не на Запад России).

Контролируя систему национальной экономики, мощная вертикаль государственной власти структурирует данную систему, опираясь при этом на создаваемые ей на каждом новом уровне локальные звенья власти, а также порождая подсистемы хозяйства, производные от системы национальной экономики:

во внутренней среде национального хозяйства - макро- региональные, региональные и субрегиональные системы; соответственно, возникают новые уровни организации воспроизводственного процесса;

во внешней среде - синтетические метасистемы, включающие в себя ряд национальных экономик и рынков (Таможенный Союз и др.).

Отметим, что хозяйственное пространство в одну седьмую часть суши земного шара обладает специфической формой организации, которая не может быть тождественна форме организации хозяйственного пространства небольшой европейской страны. Соответственно, вертикаль государственной власти в России выполняет иные, значительно более объемные и ответственные функции, чем аналогичная вертикаль в экономике, умещающейся на территории небольшого российского региона.

У данного обстоятельства есть институциональные последствия. Опыт рыночных преобразований в России свидетельствует о том, что попытки обычного переноса институтов из одной институциональной среды в другую, без формирования особых механизмов адаптации, может привести к негативным последствиям следующего рода: либо перенесенные институты в корне перерождаются, что случилось, например, с институтом акционерной собственности, либо они формализуются и теряют свой потенциал упорядочивания и регулирования развития хозяйственных отношений, как произошло с институтом выборности глав регионов, мэров городов и др.

В слабо организованной структуре горизонтальных связей хозяйственного пространства России востребованы специальные механизмы компенсации, формируемые с использованием потенциала государства. Десятилетие активных рыночных преобразований ничего не изменило в данном отношении; более того, по завершении указанного десятилетия, начиная с 2004 г., государство шаг за шагом возвращает себе те господствующие позиции в национальной экономике, которые пытались отобрать у него либеральные реформаторы. Рубежным в данном отношении правомерно считать введение в действие так называемого бюджетного правила, в соответствии с которым значительная часть рентных доходов от продажи энергетических ресурсов стала направляться в национальные резервные фонды, находившиеся под полным контролем исполнительной власти. В какой-то мере такая централизация части ренты была ответом государства на концептуальную идею Д. Львова, предлагавшего превратить рентные доходы в национальное достояние [135]. Превращение состоялось, но не в национальное, а в государственное достояние.

Выделим важную характеристику способа организации хозяйственного пространства России - в его рамках существует и развивается экономика, ориентированная на извлечение ресурсов из недр, находящихся под контролем государства. Отсюда - стремление расширить подконтрольное пространство, то есть, обрести новые возможности для извлечения природных ресурсов. Данная характеристика способа организации хозяйственного пространства детерминирует особую позицию государства в лице центральных (федеральных) органов власти. Выполняя миссию интегратора различных территорий страны, центральные органы власти поневоле обременены:

с одной стороны, огромными полномочиями в национальной экономике, государство вторгается во все протекающие в ней процессы;

с другой стороны, адекватной мерой ответственности перед обществом за все результаты хозяйственной жизни.

Отметим, что такая исключительная роль государства вызывает к жизни интересный феномен экономического сознания - отождествление государства и общества, что оборачивается перегрузкой центральных органов власти и снижением деятельной активности граждан, уповающих не на себя, а на огромные возможности государства.

Соответственно, при таком особом положении института государственной власти страдает институт собственности, который в хозяйственном пространстве России играет подчиненную роль, субординирован государственной властью и реализует по отношению к данной власти сугубо обеспечительную функцию.

Конкретизируем приведенное выше положение о партнерском отношении между государством и частным бизнесом, адаптируя его к условиям экономики современной России и адресуясь к мезоуровню. Прежде всего, партнерское отношение означает формальное равенство, достижение некоторого баланса между его участниками. Доминанта государственной власти готова пойти на сбалансированные отношения, контракты с частным бизнесом; вертикальные отношения с жесткой субординацией участников в хозяйственном пространстве России дополняются горизонтальными связями в рамках контрактов.

Партнерские отношения на мезоуровне предполагают, что стороны заинтересованы друг в друге и одинаково нуждаются в определенном контракте. Известно, что государство курирует воспроизводство общественных благ, используя для этого налоги и бюджет, а частный бизнес ориентирован на воспроизводство частных благ. Поскольку речь идет о двух полюсах мира общественного хозяйства, закономерен вопрос о том, каким образом эти полюса соединяются в случае формирования государственно-частного партнерства.

На мезоуровне общественные блага ориентированы на удовлетворение совместных потребностей территориального сообщества как устойчивой социальной группы. Отметим, что ни один участник территориального сообщества не может быть выведен за пределы удовлетворения потребностей или поставлен над сообществом; потребности и блага социализированы. Иная ситуация складывается с частными благами - здесь особый выбор и индивидуальные предпочтения покупателей становятся рыночными знаками для производителей указанных услуг в смысле формирования рыночного предложения. Частный бизнес, исходя из информации, полученной от потенциальных потребителей, решает вопрос о том, сколько необходимо рынку предлагаемых им благ и есть ли возможность создавать данные блага в реальных условиях, которыми он обладает (портфель технологий, организационные механизмы, человеческий фактор, доступ к инвестициям и др.). На первый взгляд, воспроизводство общественных благ и воспроизводство частных благ разделены настолько прочно, что нет оснований для их соединения, что предполагает сама идея государственно-частного партнерства. Такая позиция широко представлена в современной научной литературе [58].

Искомое соединение, а точнее, связь между общественными и частными благами все же существует, что нашло отражение в такой категории, как смешанные блага. В территориальном сообществе существуют грани между множеством различных групп, каждая из которых ориентирована на свою совокупность общественных благ. Таким образом, общественные блага разделены, специфицированы к потребностям тех или иных групп.

Такая локализация создает потребность в особом механизме продвижения благ и, вместе с тем, образует предпосылку для интересующего нас отношения государственно-частного партнерства.

Блага, которые ориентированы на локальную группу лиц, не могут создаваться и распределяться так, как создаются и распределяются общественные блага. Механизмы налогообложения, формирования бюджета и распределения бюджетных средств обеспечения общественных потребностей здесь недостаточны, их необходимо дополнить рыночными механизмами, приспособленными к обороту частных благ. Характерным примером такого дополнения могут служить образовательные услуги, которые, с одной стороны, необходимы всем участникам территориального сообщества, а с другой стороны, ориентированы на различные потребности некоторых устойчивых групп. Соответственно, для сферы образовательных услуг востребованы механизмы бюджетного финансирования и частного инвестирования, взаимодействие государства и частного бизнеса как партнеров, что и имеет место в сфере образования современной России.

Мы определили весьма важный аспект государственно-частного партнерства - его нацеленность на воспроизводство благ. Отметим, что масса таких благ на мезоуровне динамично возрастает - помимо образовательных услуг, выделим среди благ инфраструктурные услуги (доступ к общественным и частным дорогам и др.), услуги здравоохранения и рекреации, услуги доступа к информационным базам и др.

В региональной экономике своеобразными зонами концентрации благ и, соответственно, зонами развития отношений государственно-частного партнерства становятся крупные города.

Именно в пространстве крупных городов локализованы смешанные блага и востребованы отношения государственно-частного партнерства. Указанные отношения адресованы процессу глубокого преобразования индустриальной модели города, окончательно сложившейся к 80-м гг. ХХ века. Выделим ряд перспективных направлений партнерского взаимодействия государства и частного бизнеса в реорганизации и функциональном преобразовании городского пространства в регионах современной России [32]:

- направление, связанное с активной метрополизацией, то есть, с укреплением крупных городов, созданием территориальных городских систем и даже возникновением внутри региональной экономики неких суперрегионов, связывающих между собой ранее обособленные города; суперрегионы формируют зону активного роста региональной экономики, обеспечивая импульсы преобразований в другие зоны территории. Отметим, что суперрегионы корректнее назвать кластерами городов вокруг какого-то стягивающего центра, в рамках которых создается качественно новый, целостный экономический организм. Указанные кластеры городов обладают совершенно иным весом и претендуют на иной статус в качестве ведущих субъектов региональной экономики. Характерным примером такого кластера городов на Юге России может стать кластер в зоне притяжения Ростова-на-Дону, включающий Таганрог, Новочеркасск, Шахты, где сконцентрированы наиболее ценные ресурсы развития не только Ростовской области, но и всего ЮФО. Несколько десятков аналогичных кластеров городов в ближайшие несколько десятилетий будут определять лицо мировой экономики;

направление, связанное с формированием качественно новой инфраструктуры и системных активов крупных городов, определяющих их конкурентоспособность (данное направление обусловлено резким обострением конкуренции между крупными городами за экономическое влияние на локальных, национальных и глобальных рынках);

направление, связанное с функциональным преобразованием и реструктуризацией хозяйственных систем крупных городов в условиях формирования новой экономики, вхождения указанных систем в новое мировое разделение труда; отметим, что в рамках данного направления государственно-частное партнерство ориентировано на проблему селекции функций городского хозяйства и соответствующих функций региональной экономики - одни функции остаются на бюджетном обеспечении, другие функции отдаются частному бизнесу, в рамках соответствующих контрактов;

направление, связанное с реорганизацией ранее сложившихся систем управления городским хозяйством - прежние системы были созданы с учетом индустриальных задач, в то время, как интенсивно развивающиеся города нуждаются в системах управления, соответствующих задачам устанавливающейся экономики знаний; государство вкладывает свои ресурсы в формирование новых систем управления, а частный бизнес привносит в данный процесс свой опыт, инновационные идеи и частные инвестиции, что, в итоге, обеспечивает создание плацдармов для будущей реорганизации системы управления региональной экономикой. Отметим, что данное направление наиболее тесно связано с исследуемой нами научной проблемой;

- направление, ориентированное на поиск городами качественно новых ресурсов для своего развития. Выделим данное направление в качестве перспективного для региональной экономики современной России, чья стратегическая ориентация на добычу, первичную переработку и экспорт сырья и энергоносителей входит в противоречие с доминирующими тенденциями мирового развития, что угрожает откатом регионов России и ее национальной экономики в целом на периферию мирового развития. Государственно-частное партнерство востребовано здесь как инструмент активизации поиска новых ресурсов для регионального развития, построения инновационных плацдармов региональной экономики в целях формирования качественно новых конкурентных преимуществ.

Исходя из приведенных выше положений, оценим возможности государственно-частного партнерства в преобразовании крупных региональных городов - своеобразных стольных градов территорий.

Государственно-частное партнерство проявило себя, как весьма эффективное отношение для организации процесса системного переустройства и инновационного развития зон крупных городов, являющихся региональными центрами. Выделим следующие модели государственно-частного партнерства:

- модель выделения ответственного частного оператора, заключающего с государством и муниципальными органами самоуправления контракт на освоение и развитие ранее необжитых территорий (как правило, земель, окружающих город - вариант экстенсивного расширения городского пространств); в рамках данной модели государственный партнер берет на себя предоставление гарантий, решение вопросов с изменением действующих норм права, подготовку специалистов, часть инвестиций в создание новой инфраструктуры и др.;

- модель кооперации сил участников партнерства при реализации проектов по вторичному обустройству и дальнейшему развитию зон города, обладающих сложной структурой прав собственности (наличие множества собственников и проблемных узлов, где востребованы ресурсы административной поддержки и государственные гарантии собственникам объектов, попадающих в зону реконструкции). Как правило, данная модель находит применение при реорганизации старых промышленных зон крупных городов [15].

Модель кооперации сил участников партнерства при реализации проектов по вторичному обустройству и дальнейшему развитию зон города нашла применение при реконструкции центральной зоны г. Краснодара, претендующего на роль одного из лидеров развития на Юге России. Центр Краснодара окружен устаревшими и фактически бездействующими индустриальными предприятиями, построенными более полувека тому назад, преобразованными инфраструктурными площадками уже ликвидированных предприятий, где образовались складские комплексы, торговые центры, пустыри. При этом центральная зона города ограничена в своем развитии наличием сильно изношенной и морально устаревшей инфраструктуры.

При блокировании центра города указанными проблемами на периферии Краснодара продолжают существовать весьма значительные неосвоенные или частично освоенные территории. Следует оценить данную ситуацию, как тупиковую для развития города, выход из которой предполагает осуществление системного преобразования зоны центра. Отметим, что в последнее десятилетие в Краснодаре имела место реализация нескольких частных инвестиционных проектов по преобразованию старых промышленных зон (ХБК, ЗИП и др.), однако указанные проекты не могли решить главной задачи развития города в условиях ускорения постиндустриальных преобразований - задачи формирования эффективного ядра городского хозяйства, которое должно быть позиционировано в центре города, а не на его промышленных окраинах.

В марте 2009 г. был утвержден проект планировки центральной части г. Краснодара, разработанный Санкт-Петербургским институтом Урбанистики. Приведем некоторые характеристики данного проекта:

- охват пространства центра города - 310 кварталов, из них почти 200 кварталов закреплены за частными инвесторами;

преобразуемая территория в границах проекта 1 250 га, или почти 17% площади города;

существующий жилищный фонд на преобразуемой территории 1 980 тыс. кв. м;

население преобразуемой зоны 122 тыс. человек;

общая площадь административно-деловых и общественных зданий в зоне преобразования 474 тыс. кв. м;

проектная численность населения по завершении реконструкции 180,6 тыс. чел., то есть, планируемый рост населения зоны в 1,5 раза;

проектная общая площадь вновь создаваемого жилого фонда 4,5 млн. кв. м, что в 2,2 раза больше прежней площади жилого фонда;

проектная жилищная обеспеченность 25 кв. м на чел., что в 1,6 раза больше прежней обеспеченности;

проектная численность работающих 110 тыс. чел., что в 1,5 раза больше прежней численности работающих.

Оценивая указанный проект, выделим в нем четкое разделение функций партнеров:

- государство в лице территориальных органов власти и управления осуществляет необходимые изменение норм региональных законов и создает преференции для участников реализации проекта, а также принимает долевое участие в формировании инфраструктуры преобразуемой зоны;

частный бизнес инвестирует свои средства и осуществляет функции оператора при очистке зоны, строительстве новых объектов и формировании инфраструктуры; риски инвесторов приводятся к необходимому уровню с помощью предоставления государственных гарантий, преференций и организационной поддержки инвесторов.

Системный подход к преобразованию зоны крупного города под силу только крупному инвестору, действующему в рамках государственно-частного партнерства и готовому взять на себя проблемы по обеспечению больших территорий транспортными и инженерными коммуникациями при наличии необходимых гарантий, преференций и организационной поддержки со стороны территориальных органов власти.

Следует отметить, что после 2014 г. реализация рассматриваемого проекта приостановилась, что было обусловлено замедлением роста экономики России, возникновением бюджетных ограничений и ростом инвестиционных рисков. Фактически оказалось, что потенциал государственно-частного партнерства остается невостребованным в условиях снижения деловой активности региональной экономики; в определенной мере это было обусловлено тем, что субъекты данных рынков в процессе развития стали в большей степени полагаться на собственные финансовые ресурсы.

Мы дали оценку применению государственно-частного партнерства в развитии хозяйственных отношений на мезоуровне. Отметим, что речь следует вести не о систематическом, а о разовом использовании возможностей государственно-частного партнерства в развитии региональной экономики. От такого использования до создания системы управления региональной экономикой, опирающейся на отношение государственно-частного партнерства - дистанция большого размера. Приведем необходимые пояснения и аргументы.

Создавая механизм управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства, необходимо оценить те преобразования, которые могут произойти в таком случае в опорном для России институте государственной власти. В современной экономической литературе получила некоторое развитие весьма интересная научная позиция, сторонники которой рассматривают институт государственной власти в качестве некоторого пучка (кластера) отношений [57]. Правомерно определить такую позицию, как положение о кластерном характере института государственной власти. Оценим ее, исходя из поставленных в данной работе научных задач.

Современное государство проделало огромный путь развития, ему приходится заниматься не только защитой прав собственности граждан и организаций, но и регулированием всей базирующейся на отношениях собственности системы экономических отношений, на различных уровнях которой представлены индивиды, домохозяйства, коммерческие и общественные организации, местные и территориальные сообщества и другие субъекты. Для общественно-хозяйственной жизни третьего тысячелетия свойственно не противостояние, а сложное взаимодействие государства и частного бизнеса. Выделим в данном взаимодействии следующие моменты:

государство с помощью различных инструментов (бюджет, налогообложение, государственный заказ, лицензирование и др.) воздействует на развитие частного бизнеса, стремясь согласовать задачи обеспечения общественными благами и задачи обеспечения частными благами. Отметим, что в рамках указанного воздействия государство и частный бизнес заключают множество контрактов, как обычных, так и принудительных;

государство, являясь крупнейшим собственником активов, создает различного рода коммерческие организации, обеспечивая, тем самым, формирование государственного сектора в экономике и собственное участие в предпринимательской деятельности;

владея активами, государство вынуждено инвестировать средства в развитие бизнеса;

в кризисной ситуации государство вынуждено расширять свое участие в экономике, выкупая активы тех организаций, существование которых жизненно важно для общества, увеличивая государственные закупки, инвестируя средства в формирование инфраструктуры для поддержания деловой активности.

Добавим к этому расширение состава общественных благ, находящихся под опекой государства. С учетом многообразия общественных благ и функций современного государства в экономике правомерна постановка вопроса о концептуальном представлении института государственной власти как пучка отношений. Но если есть некоторый постоянно усложняющийся пучок отношений, то возможны и сценарии его расщепления на элементарные отношения, с последующим закреплением их за отдельными субъектами.

Государственное предпринимательство вовсе не ограничивается инвестициями в государственный сектор, инвестиции могут быть совместными с частным бизнесом, что формирует смешанный сектор и вызывает к жизни государственно-частное партнерство. Оценим соответствующие последствия на мезоуровне. Развитие партнерских отношений на основе переплетения государственных и частных инвестиций способствует формированию необходимых институционально-хозяйственных условий для формирования механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства, поскольку в составе такой экономики возрастает доля смешанного сектора. Дополнительным аргументом в пользу указанного механизма становится расширение взаимодействия государственного и частного секторов в производстве общественных благ.

1.2. Механизм управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства

Необходимо уточнить, что задача создания механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства относится к разряду перспективных задач, решение которых только начинается на современном этапе и охватывает значительный промежуток времени.

Отказ от главенства воспроизводственного подхода при формировании территориально-хозяйственных структурных единиц централизованной экономики обусловил принципиальную недостаточную самодостаточность, ущербность абсолютного большинства региональных экономик России после 1991 г. Ситуация изменилась только в том, что ущербные региональные экономики, в отличие от территориально-хозяйственных структурных единиц централизованной экономики, вынуждены участвовать в пространственной конкуренции за человеческий фактор, инвестиции, новшества, к которой оказались практически не готовы, что и было продемонстрировано в ходе глобальной рецессии 2008-2009 гг.

Рецессия привела к снижению притока столь необходимых региональным экономикам иностранных инвестиций, что было компенсировано за счет расширения федеральной финансовой поддержки. Вместе с тем, отметим, что рецессия высветила необходимость формирования на мезоуровне собственных финансовых резервов, отсутствие которых сказалось на глубине спада и длительности выхода из него.

кризисная ситуация усиливает потребность в формировании механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства. В 2008-2009 гг. такое формирование в какой-то мере обозначилось, но с выходом из глобальной рецессии указанный процесс приостановился. Представляется, что замедление экономического роста в современной России явится дополнительным стимулом к ускорению такого процесса. Поскольку речь идет о только становящемся явлении, определим его в первом приближении, исходя из уже известных фактов и опираясь на возможности обычной систематизации их (табл. 1.).

Таблица 1.

Механизм управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства в первом приближении

Задачи механизма управления региональной экономикой на основе ГЧП Функции механизма управления региональной экономикой на основе ГЧП Органы, востребованные для данных функций механизма управления региональной экономикой на основе ГЧП Поддержание конкурентной среды взаимодействия в региональной экономике Нормативная функция Территориальное подразделение ФАС, Совет директоров региона Обеспечение устойчивости развития региональной экономики Стабилизирующая функция Совет по кризисному регулированию Обеспечение эффективного согласования интересов субъектов региональной экономики Функция коардилизации Совет директоров региона, Общественная палата региона Стратегическая ориентация развития региональной экономики Функция стратегического планирования Стратегический совет при главе администрации региона Эффективное позиционирование региональной экономики на национальном и глобальном рынках Маркетинговая функция Территориальная служба маркетинга, Совет директоров региона

Анализируя функции и органы механизма управления региональной экономикой, востребованные в условиях перехода на основу государственно-частного партнерства, выделим среди них ряд новых, которые не были представлены в прежней советской системе территориального управления:

функция коардилизации и совет директоров региона, объединяющий представителей исполнительных органов крупнейших корпораций, а также субъектов среднего и малого бизнеса;

стабилизирующая функция и совет по кризисному регулированию, включающий представителей регионального бизнеса и общественных организаций, пользующихся влиянием на данной территории;

- маркетинговая функция и территориальная служба маркетинга, нацеленная на задачи продвижения региональной экономики, ее брендов и продуктов на национальный и глобальный рынки.

Оценивая результаты анализа механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства, проведенного в первом приближении, используем весьма продуктивное положение, сформулированное Р. Поповым: в современной системе управления региональной экономикой необходимо последовательно разделить государственное администрирование, осуществляемое в политических целях, и территориальный менеджмент, осуществляемый в целях развития территориального воспроизводства [43]. Отметим, что Р. Попов в данном положении развивает принцип, сформулированный пионером отечественных региональных экономических исследований Н. Некрасовым, определявшим региональную экономику, как территориальное развитие производственных сил и производственных отношений, анализ которых позволяет рассматривать территориальное образование с позиций его экономической и социальной природы [39].

Отношение государственно-частного партнерства, которое становится основой механизма управления региональной экономикой, обладает некоторой встроенной асимметрией, которая сказывается и на исследуемом нами механизме управления. Истоки указанной асимметрии в том, что институт государственной власти обладает несравненно большим потенциалом, чем институт частной собственности. История России свидетельствует о том, что власть упорядочивает огромное хозяйственное пространство страны, берет на себя преобладающую долю ответственности за результаты функционирования и развития различных воспроизводственных процессов, позиционированных на Дальнем Востоке и Юге, в преуспевающих и депрессивных регионах. Стремление либеральных реформаторов за несколько лет переложить ношу ответственности с института государственной власти на институт частной собственности оказалась несостоятельной. Институт частной собственности в России не обладает той мерой созидательного потенциала, чтобы решать задачи упорядочивания хозяйственных связей в пространстве национальной экономики и нести ответственность за результаты территориальных воспроизводственных процессов наравне с институтом государственной власти.

Каково отношение исследуемого нами механизма к различным вариантам районирования хозяйственного пространства России, или к разным подразделениям мезоуровня ее национальной экономики? Помимо классического региона-субъекта, в теории и практике регионального хозяйствования выделяют:

во-первых, крупные экономические районы; так, А. Гранберг выделял 11 крупных экономических районов, сформированных по принципу общности природно-ресурсного потенциала, специализации хозяйства и экономических связей (Центральный, Центральный Черноземный, Южный, Северный и др.); отметим, что такие крупные районы не имеют органов управления, не принимаются в расчет при формировании государственных программ развития, бюджета, региональной экономической политики, поэтому правомерно квалифицировать их, как некоторые сугубо умозрительные конструкции [19];

во-вторых, федеральные округа, внутри которых постепенно складываются экономические системы макро- регионов. Однако в настоящее время такие системы слабо функционально и структурно выражены и принимаются во внимание только в политическом аспекте - характерно, что они не обладают развернутыми системами управления, все ограничивается службами Представителей Президента РФ в федеральных округах, не способными эффективно управлять взаимодействием множества региональных экономик. О. Иншаков справедливо определил существующую экономику макро- регионов, как конгломеративную, рыхлую, не обладающую системным качеством связей [26];

- в-третьих, субрегиональные хозяйственные локализации, представленные кластерами, особыми экономическими зонами, территориальными хозяйственными комплексами, новыми промышленными районами и др. Такие локализации зачастую претендуют на определенный особый статус внутри региональной экономики и формирование собственных механизмов территориального управления, обособленных от региональных механизмов.

Во всех трех случаях механизм управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства востребован, поскольку на каждом из указанных структурных подразделений (ступеней) мезоуровня формируются специфические проблемы, которые невозможно решить без привлечения ресурсов государственно-частного партнерства.

Специально остановимся на механизме управления экономикой федерального округа (макрорегиональной экономикой). С одной стороны, объединение ряда региональных экономик в составе одного округа создает определенные возможности для кооперации, комбинирования и интеграционного взаимодействия данных экономик. С другой стороны, для управления такими сложными процессами отсутствуют элементарные условия, поскольку существующие федеральные округа:

не легитимированы, то есть, даже не упоминаются в Конституции РФ, что выводит их за пределы действующего правового поля;

единственной и весьма слабой правовой основой, позволяющей данным округам вписываться в параметры институциональной среды мезоуровня, выступает лишь Указ Президента РФ от 2000 г., что явно недостаточно для решения задач управления огромными хозяйственными комплексами, относящимися к различным регионам, принадлежащим разным собственникам и нуждающихся в серьезной институциональной платформе - например, в нормах Территориального кодекса, который так и не разработан в современной России, несмотря на значение для страны территориального управления;

в рамках действующего вот уже десятилетие временного механизма координации хозяйственных связей между региональными экономиками, входящими в один федеральный округ, в едином пространстве такого округа складываются лишь временные, неустойчивые хозяйственные связи, для разрушения которых достаточно принятия соответствующего Указа Президента РФ. В таких условиях не складывается система управления территориальным воспроизводством в пределах федерального округа; само такое воспроизводство представляется сугубо умозрительной конструкцией, не имеющей серьезных корней в реальной хозяйственной жизни;

административные меры служб Представителя Президента в федеральном округе могут сформировать лишь надстройку из временных связей региональных экономик, но такая надстройка представляется территориальным властям избыточной, мешающей постоянным связям региональных экономик. Временные связи не обеспечены необходимым общественным признанием, зачастую они препятствуют реализации собственных интересов субъектов региональных экономик, что оборачивается потерей ресурсов и разрастанием издержек. Если бы взаимодействие региональных экономик в пространстве федерального округа опиралось на собственные интересы территорий, то мы получили бы прочное основание для межрегиональной интеграции и формирования соответствующего механизма управления ей [28].

Во многом, данная ситуация отражает неорганичный характер существующих территориально-хозяйственных образований. Отмеченное выше несовпадение границ региональных экономик, очерченное соответствующими воспроизводственными процессами, и границ территориальных административных образований, очерченных политически, выступает как одна из наиболее острых проблем территориального деления страны, вызывающих дополнительные затраты ресурсов. Вместе с тем, данная проблема не имеет легких решений, поскольку она формировалась на протяжении веков, и имеет значительную историю [33]. Отметим, что Краснодарский край в своих административных границах существенно расходится с прежней Кубанской областью, охватывает часть бывшей Черноморской губернии, что не позволяет обеспечить историческую преемственность в развитии территориального воспроизводства. Вряд ли возможно в современных условиях восстановить территориально-хозяйственные локализации, существовавшие до 1917 г.

Сама постановка вопроса об утверждении качественно новой основы механизма управления региональной экономикой предполагает, что перед нами - кардинально преобразованный механизм управления, исследование которого не может вестись в русле уже известных, апробированных подходов к анализу действующих механизмов территориального управления.

Конкретизируя приведенные выше положения, отметим, что, поскольку становление отношения государственно-частного партнерства основой механизма управления региональной экономикой создает качественно новые возможности в сфере территориального управления, то исследование таких функциональных возможностей предполагает разработку специального методологического подхода. Приведем необходимые пояснения и аргументы.

Приложение системного подхода к региональной экономике и механизмам ее управления должно учитывать специфическую особенность данного объекта - его неполную развернутость как экономической системы, отсутствие многих функций и структурных компонентов, необходимых для системного функционирования и развития. Пространственные системы в данном отношении слабее, чем системы предприятий, домохозяйств. Сказывается и то, что многие пространственные системы сложились в результате интеграционного взаимодействия и подвержены рискам дезинтеграции, когда в едином хозяйственном пространстве возникают обособленные локализации, стремящиеся к разрыву прежних связей и организации новых связей.

Такой механизм обеспечивает потребности функционирования и развития региональной экономики, а также обладает способностью к адаптации. Результаты системного анализа интересующего нас механизма управления в рамках компонентной редакции системного подхода представлены в табл. 2.

Обобщение результатов анализа, представленных в табл. 2., позволяет сформулировать следующие выводы:

компонентная редакция системного подхода позволяет раскрыть содержание, функциональное назначение исследуемого механизма и оценить характер воздействия на них отношений государственно-частного партнерства; отметим, что такое воздействие затрагивает все структурные компоненты исследуемого системного механизма управления;

подведение основы государственно-частного партнерства под механизм управления региональной экономикой обусловливает снижение барьеров между элементами ее имущественного комплекса, расширение возможностей согласования интересов, обеспечение целостности территориального воспроизводства и единства среды регионального развития.

С учетом возрастающей значимости стабилизации эволюционного процесса на мезоуровне в условиях развития пространственной конкуренции, формирование концептуального представления механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства предполагает определение основного инструмента управления устойчивым развитием в рамках данного механизма. Обобщение результатов исследований, содержащихся в современной научной литературе, позволяет определить в качестве такого инструмента стратегический контракт между органами власти региона и крупными инвесторами, участвующими в развитии региональной экономики [30; 46; 23].

Стратегический контракт обладает двояким воздействием на региональную экономику:

во-первых, он позволяет органично подключить стратегических инвесторов к процессу развития региональной экономики, предоставляя возможность сформировать режим устойчивого согласования экономических интересов участников указанного развития в инвестиционном процессе и в других процессах, инициированных вложениями капитала;

во-вторых, стратегический контракт интегрирует крупного инвестора в региональную экономику, связывая инвестиции в технологии с инвестициями в инфраструктуру, человеческий фактор, организационные механизмы и др.

Далее нам предстоит установить специфические характеристики механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства.

1.3. Специфические характеристики механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства

Выше было установлено, что в управлении региональной экономикой имеет место противоречивое переплетение разнородных начал - с одной стороны, командного администрирования в духе прежней централизованной экономики, когда федеральный центр практически игнорирует субъектный статус регионов, с другой стороны, рыночного торга, когда регионы пытаются вступить в те или иные сделки с федеральным центром по поводу расширения финансовой помощи, предоставления дополнительных полномочий, реализации инвестиционных программ и т.п. Команды смешиваются с трансакциями, что характеризует переходный характер механизма территориального управления.

Вместе с тем, в ряде случаев в указанном механизме используются возможности государственно-частного партнерства, прежде всего, для решения особо острых проблем. Так, потенциал государственно-частного партнерства был активно использован для реализации глобального олимпийского проекта Сочи - 2014, причем партнерские отношения были реализованы, как на макроуровне, так и на мезоуровне.

Ряд исследователей призывают использовать возможности государственно-частного партнерства для снижения чрезмерно высокого уровня региональной поляризации хозяйственного пространства России. Известно, что рост регионального экономического неравенства является общей мировой тенденцией, но каждая страна изыскивает свои пути компенсации данной проблемы. Опираясь на потенциал государственно-частного партнерства, целесообразно внести коррективы в существующее административно-территориальное деление современной России. Участие бизнеса в данном процессе позволит четко определить воспроизводственные контуры рациональной территориальной структуризации хозяйственного пространства и снизить асимметрию между распределением ресурсов и формированием территориальных доходов.

Опираясь на установленные на основе государственно-частного партнерства воспроизводственные контуры территорий, можно снизить региональную поляризацию и способствовать системному территориальному развитию, используя для этих целей возможности кооперации, региональной специализации, комбинирования ресурсов и элементов инфраструктуры отдельных региональных экономик. Следует согласиться с тем, что такая реструктуризация хозяйственного пространства поможет преодолеть недостатки инерционного административно-территориального деления страны и в перспективе будет способствовать межрегиональной интеграции и формированию эффективных макро- регионов, которые займут место современных федеральных округов [9].

Элементы государственно-частного партнерства нашли применение в механизме управления региональной экономикой также в условиях глобальной депрессии, когда государство и бизнес были вынуждены взаимодействовать в поисках путей снижения кризисных потерь и смягчения спада региональной экономики. Характерно, что наиболее выпукло применение элементов государственно-частного партнерства в механизме управления региональной экономикой было представлено в так называемых

отраслевых регионах, где глубина спада вынудила крупные регионообразующие корпорации и территориальные власти искать качественно новые варианты регионального кризис менеджмента [55]. Вместе с тем, выход из кризисной рецессии обозначил прекращение партнерского взаимодействия между территориальными властями и крупными корпорациями, что свидетельствует о неустойчивости соответствующих связей.

Отметим, что возможности реализации потенциала государственно-частного партнерства в территориальном управлении поляризованы, что находит свое отражение в экономической политике федерального центра, которая, в основном, ориентирована на более сильные региональные экономики. Обладая масштабным экономическим потенциалом и создавая на его основе значительные конкурентные преимущества, такие экономики формируют в своем и чужом региональном пространстве центры роста, используя при этом ориентацию экономической политики в отношении регионов. В итоге имеет место расширенное воспроизводство конкурентных преимуществ сильных региональных экономик и дополнительное укрепление их позиций. Потенциал государственно-частного партнерства здесь востребован, как потенциал активизации развития; соответственно, частный бизнес охотно идет на партнерские отношения, рассчитывая извлечь прибыль из энергии роста.

Иначе обстоит дело с развитием слабых региональных экономик, которые вынуждены ориентироваться на совершенно иные инструменты развития - для них приоритетными становятся инструменты финансовой поддержки, преференции депрессивным регионам, которые сосредоточены в аграрном, налоговом и инфраструктурном компонентах региональной экономической политики [34]. Потенциал государственно-частного партнерства здесь востребован, как потенциал помощи, что сдерживает партнерство территорий депрессивного типа и частного бизнеса, который не ориентирован на помощь и избегает высокой концентрации рисков на таких территориях.

Неадекватность институциональной среды сыграла определяющую роль и в том, что оказался малопродуктивным опыт налаживания партнерского взаимодействия государства и частного бизнеса в развитии особых экономических зон (ОЭЗ) в регионах России.

Как известно, механизм ОЭЗ предполагает своеобразную структуру отношений государственно-частного партнерства - государство предоставляет частным инвесторам преференции по трем ключевым для них направлениям: значительные налоговые и таможенные льготы, инвестирование территориальной инфраструктуры, снижение административных барьеров и бюрократических издержек за счет упрощения учета, лицензирования, контроля.

Важным уроком в данном отношении является неадекватная оценка государством привлекательности проектов ОЭЗ для частных инвесторов, то есть, разрыв в позициях между государственным партнером и частным партнером. В данном отношении интересен опыт реализации одной из ОЭЗ в Краснодарском крае - Новая Анапа, туристско-рекреационного типа. Проект ОЭЗ Новая Анапа в Краснодарском крае был утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2007 года № 70 сроком на 20 лет, однако уже к 2012 г. выяснилась бесперспективность данного проекта.

Целью ОЭЗ было развитие туристско-рекреационных всесезонных комплексов с инженерной и туристической инфраструктурой высокого мирового уровня, что сразу ориентировало ее на мировой рынок. Однако инвесторы так и не приняли участие в реализации проекта, посчитав его недостаточно реалистичным. Их оценка исходила из позиций России на мировом рынке туристско-рекреационных услуг.

В то же время, для внутреннего рынка проект был слишком дорогим. Приведем некоторые его характеристики. В соответствии с концепцией ОЭЗ, разработанной в 2007 году компанией Roland Berger, стержнем Новой Анапы должен был стать развлекательный комплекс, состоящий из аквапарка, океанариума и дельфинария. Выделим в структуре проекта причал на 250 яхт, совокупность 4* и 5* гостиниц для семейного отдыха, клубные отели со всевозможными видами развлечений.

Но дело не только в некорректной оценке перспектив проекта, но и в неэффективном механизме управления проектом, в котором были проигнорированы возможности государственно-частного партнерства. Если бы формальному утверждению проекта этой ОЭЗ предшествовал стратегический контракт с крупнейшими частными инвесторами, то в дальнейшем к проекту присоединились бы субъекты территориального малого и среднего бизнеса. Однако этого не произошло. В итоге ОЭЗ Новая Анапа была закрыта по причине отсутствия стартовых частных инвестиций.

Обобщение приведенных выше положений позволяет сформулировать вывод о том, что отношение государственно-частного партнерства спонтанно реализуется в механизме управления региональной экономикой на протяжении последнего десятилетия, что позволяет установить некоторые характеристики такого механизма. Конкретизируем анализ, исследовав данные о механизме управления региональной экономикой на Юге России (табл. 3.).

Результаты анализа, представленные в табл. 3, свидетельствуют о том, что возможности государственно-частного партнерства слабо реализуются в механизме управления региональной экономикой ЮФО, о чем свидетельствует низкая доля проектов на основе ГЧП в общей стоимости инвестиционных проектов регионального развития. Для эволюционного процесса в региональной экономике Юга России характерны нестабильность темпов роста, инерционный характер, накопление физического износа территориальной инфраструктуры, наличие большого внелегального сектора.

Обобщение приведенных выше положений и частных выводов, с учетом научных результатов, полученных другими исследователями, позволяет установить специфические характеристики:

- незавершенность процесса становления данного механизма, его недостаточное влияние на результаты региональной экономики;

- дефицит собственных ресурсов развития региональной экономики, что делает многие функции исследуемого механизма мало востребованными;

- асимметрия государственно-частного партнерства, выражающаяся в господствующей роли государственного партнера и сервисной роли частного партнера, что существенно снижает результативность данного механизма;

слабая структуризация данного механизма, выражающаяся в отсутствии или неустойчивом функционировании многих его компонентов (здесь необходимо выделить отсутствие стратегических контрактов между органами власти большинства регионов Юга России и крупными инвесторами, участвующими в развитии региональной экономики);

доминирование заимствованных инструментов управления и институтов регионального развития над инструментами управления и институтами развития, сформированными во внутренней среде региональной экономики.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКОЙ НА ОСНОВЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА В КРАСНОДАРСКОМ КРАЕ

2.1. Возможности эффективного использования государственно-частного партнерства в экономике Кубани

Оценивая возможности экономики Краснодарского края в использовании государственно-частного партнерства, выделим два аспекта. Первый из них заключается в том, что региональная экономика, находясь в неблагоприятных условиях введения внешних ограничений и замедления экономики России, обладает значительным внутренним инвестиционным потенциалом. Так, сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) частных организаций Краснодарского края в действующих ценах вырос за первое полугодие 2014 г. на 38% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Однако данный потенциал не удается мобилизовать на приоритетные цели развития региональной экономики в силу недоверия частного бизнеса к государству.

Второй аспект наращивания ресурсов развития экономики Краснодарского края состоит в избыточности долгового бремени территории. Так, за период с 2011 по 2014 гг. территориальный долг региона увеличился в 3 раза при росте ВРП на 12% [50]. Указанное обстоятельство ограничивает дальнейшие заимствования и приток в регион частного капитала, что дополнительно актуализирует третий вариант решения задачи ресурсного обеспечения развития региональной экономики - интенсификацию территориального воспроизводства.

Региональная поляризация привела к доминированию региональных экономик депрессивного типа в хозяйственном пространстве современной России. Характерно, что на Юге России, обладающем уникальными природными ресурсами и благоприятными условиями жизни населения, после глобальной рецессии 2008-2009 гг. элементы депрессивного типа проявились в развитии даже таких регионов, как Краснодарский край. Так, статистические данные позволяют сформулировать следующие выводы:

в доходах консолидированного бюджета края растет (вплоть до 2014 г.) доля безвозмездных перечислений, то есть, федеральной финансовой поддержки - с 19% в 2005 г. она выросла до 31% в 2011 г., что свидетельствует о дефиците собственных средств даже у одного из регионов-лидеров России;

в расходах консолидированного бюджета края, вплоть до 2014 г., снижалась доля расходов на образование и культуру, что не соответствует императивам становления экономики знаний.

Оценим эффективность территориального воспроизводства в Краснодарском крае, используя для этого данные о соотношении прибыльных и убыточных организаций в различных отраслях и сферах деятельности (табл. 4).

Данные, приведенные в табл. 6, свидетельствуют о том, что доля убыточных организаций в экономике Краснодарского края весьма велика, причем зонами концентрации таких организаций выступают важнейшие для региона сферы (добывающие производства, ЖКХ, транспорт и связь, здравоохранение и др.), что свидетельствует о неустойчивости региональной экономики.

Данные свидетельствуют о том, что к разряду приоритетов первого уровня в экономике Краснодарского края отнесены кластеры в пищевой промышленности и сельском хозяйстве, сфере туризма, а также в сфере транспорта. При этом указанные кластеры обладают необходимыми условиями для развития и достаточной привлекательностью. Однако ни один из таких кластеров не относится к постиндустриальным локализациям, столь необходимым региональной экономике для формирования ее перспективных конкурентных преимуществ. Правомерен вывод о том, что политика в области кластеризации в Краснодарском крае носит инерционный характер; усилия государства и частного бизнеса здесь не обеспечивают синергетического эффекта, то есть, столь необходимых для региона прорывов.

За два десятилетия рыночных преобразований в региональных экономиках России существенно усилилась доходная поляризация. При общем росте доходов постоянного населения распределение получаемых средств разделяет людей на слои, взаимодействие которых затруднено. Так, величина среднедушевых денежных доходов населения Краснодарского края в 2014 году, по предварительной оценке, составила 25777 рублей в месяц, что в 3,3 раза превышает величину прожиточного минимума. Однако дифференциация доходов населения остается достаточно высокой. Так, в 2014 году на долю 20% наиболее обеспеченного населения приходилось 47,9% общего объема денежных доходов (в 2013 году - 47,7%), а на долю 20% наименее обеспеченного населения в 2014 году - только 5,1% в (2013 году - 5,2), что свидетельствует об углублении разрыва между указанными доходными группами. Данные о дифференциации доходов населения Краснодарского края приведены в табл. 5.

Данные, приведенные в табл. 5, свидетельствуют о довольно быстром для условий замедления экономического роста усилении доходной дифференциации. Сокращение возможностей роста доходов приводит к развитию социального неравенства и росту потенциальной базы конфликтов.

Характер распределения доходов по сферам экономической деятельности в экономике Краснодарского края свидетельствует о том, что доходы в сферах, определяющих лицо новой экономики, находятся на уровне ниже среднего по региону, что не стимулирует приток в эти сферы высококвалифицированного человеческого фактора.

Статистические данные свидетельствуют о том, что в таких сферах, как образование, здравоохранение и предоставление социальных услуг, обрабатывающая промышленность, заработная плата существенно (в 1,5-1,7 раза) ниже, чем средняя заработная плата по региону; указанное обстоятельство характеризует инерционную стратегическую ориентацию региональной экономики и обусловливает ее низкую инвестиционную привлекательность в дальнейшем, при ускорении постиндустриальных преобразований [50].

Во многих региональных экономиках, в том числе и в экономике Краснодарского края, укрепление и развитие вертикали государственной власти обусловило рост административного давления на бизнес, что ведет к разрастанию издержек и развитию особой превращенной формы государственно-частного партнерства - чиновничьего патронажа над частным бизнесом, когда режим покровительства бизнесу устанавливается тем или иным должностным лицом в обмен на участие в прибыли или периодические платежи из оборота.

Данные о развитии чиновничьего патронажа над частным бизнесом не отражаются в статистическом учете, поэтому приходится использовать результаты локальных социологических исследований (табл. 6).

Данные, приведенные в табл. 6, свидетельствуют о том, что большинство опрошенных предпринимателей суммарно оценивают долю совокупных бюрократических издержек в 30-50% собственного дохода, что позволяет сформировать представление о стоимости регулярного и системного патронажа над малым частным бизнесом.

Отметим, что указанные механизмы компенсации доверия не обеспечивают решения проблемы восстановления доверия в поле развития хозяйственных связей. Доверие уходит вглубь, в структуру семейных связей, которые особенно сильны на Юге России. Особые условия формирования территориальных сообществ Юга России и, в частности, Краснодарского края обусловили сильную семейственность хозяйственных связей, а большие семьи (с включением в них множества родственников) создали условия для формирования особых фамильных зон доверия в хозяйственном пространстве. В республиках Северного Кавказа указанная семейственность переросла в иную структурную характеристику хозяйственных связей - клановый характер их организации в региональных экономиках.

Существенный дефицит доверия в данном поле усиливается в условиях замедления экономического роста на мезо- уровне, когда полученные экономическими субъектами доходы оказываются ниже ожидаемых. Результаты оценки важнейшего аспекта проблемы доверия на мезоуровне - доверия субъектов малого и среднего бизнеса к органам территориальной власти и управления, полученные автором в ходе исследования, представлены в табл. 7.

Обобщая результаты анализа, представленные в табл. 7, выделим кризисную зону исследуемого доверия - результаты деятельности правоохранительных и контролирующих органов региона, где уровень доверия наиболее низкий, а оценки поляризованы. Опираясь на представленные выше положения и выводы, сформулируем третью основную задачу управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства - задачу укрепления и развития доверия между субъектами, представляющими институт государственной власти на мезо- уровне и субъектами, представляющими институт частной собственности на данном уровне.

Таким образом, для решения управленческой задачи востребован потенциал государственно-частного партнерства в деле укрепления и развития доверия между органами территориальной государственной власти, крупными корпорациями и субъектами малого и среднего бизнеса, заинтересованными в развитии Краснодарского края.

2.2. Проблемы и пути совершенствования управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства

Для определения основных проблем управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства дают результаты анализа конкурентоспособности экономики Краснодарского края (табл. 8).

Общим ориентиром при выделении четырех приоритетных проблемных узлов по критерию критической, жизненной важности для исследуемого механизма управления могут быть результаты факторного анализа конкурентоспособности, проведенного специалистами ЦЭМИ РАН [36]: наиболее проблемными позициями среди факторов конкурентоспособности на мезоуровне обладают фактор неустойчивости регионального развития, фактор слабости прав собственности и риска их перераспределения при участии государственных органов, а также фактор неустойчивости контрактов, что свидетельствует о локализации доверия в очень узких зонах региона.

Обобщение указанных выше результатов проведенного исследования позволяет следующим образом определить искомые основные проблемные узлы механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства:

А. Продуктивность деятельности партнерства и характер распределения полученных эффектов между его участниками. Оценивая данный проблемный узел, приведем данные о реализации проекта формирования совокупности ОЭЗ с участием государства и частного бизнеса (характеристика данного проекта была дана в предшествующих разделах работы).

Прежде всего, отметим, что выгоды государственного партнера от ОЭЗ на мезоуровне распределены неравномерно во времени и не всегда очевидны. Прежде всего, налоговые преференции, как правило, предоставляются за счет региона и муниципальных образований. На них же падает и основная инвестиционная нагрузка по созданию новой территориальной инфраструктуры в зоне. Указанные обстоятельства обусловливают отложенный эффект отдачи вложений государственного партнера на мезо- уровне - следует ожидать, что в течение первых 3-5 лет никакого существенного эффекта (возвращение бюджетных средств вследствие роста поступлений налогов и сборов) от формирования ОЭЗ для территориальных властей не будет получено.

В первые годы после начала реализации проекта ОЭЗ на мезоуровне формируются, преимущественно, косвенные позитивные эффекты: растет инвестиционный рейтинг региона, создаются дополнительные рабочие места, корректируется в лучшую сторону представление о регионе. Приток новых резидентов с соседних территорий, где льготный режим для инвесторов отсутствует, обусловливает некоторое оживление региональной экономики.

В условиях введение внешних ограничений и замедления экономического роста в современной России из всех предусмотренных типов ОЭЗ лишь технологические (производственные) зоны демонстрируют существенный эффект в деле привлечения частных инвестиций на свои территории. Остальные типы ОЭЗ не сумели обеспечить привлечение средств частных инвесторов и были свернуты.

Низкая продуктивность ОЭЗ не компенсируется справедливым, соразмерным распределением, а усугубляется отсутствием такого распределения - приток частных инвестиций в абсолютном большинстве проектов оказался меньше, чем уже произведенные затраты бюджетных средств (как правило, средств федерального центра). В том случае, когда частные инвестиции были достаточными для обеспечения деловой активности ОЭЗ, инвесторы сталкивались с тем, что государственный партнер изменял правила игры. В данном отношении характерен пример ОЭЗ развлекательно-игрового типа, спроектированной на границе Краснодарского края и Ростовской области. Когда значительная часть объектов данной зоны, созданных на средства частных инвесторов, была готова, Министерство экономического развития и территориальные власти обоих регионов изменили позицию зоны.

Б. Бюрократизация процесса управления региональной экономикой. Характеризуя данный проблемный узел, выделим его основные компоненты:

проецирование бюрократических отношений, характерных для государственного администрирования (макро- и мезо- уровни), на управление региональной экономикой, для которой характерно присутствие множества частных субъектов и, соответственно, смешанный тип хозяйствования;

разрастание специфических издержек при столкновении интересов территориального звена государственной власти и вертикали экономической власти крупных корпораций, стремящихся к доминированию в регионе; в итоге хозяйственное пространство территории становится зоной властного конфликта, а региональная экономика теряет свою конкурентоспособность и сталкивается с оттоком капитала и квалифицированных кадров;

- формирование уродливых, превращенных форм государственно-частного партнерства, как основы механизма управления региональной экономикой, что отражается и на самом механизме управления;

- разрастание внелегального сектора региональной экономики до размеров ее ведущего компонента и теневое преобразование всей системы хозяйственных отношений в рамках территории и др.

В. Устойчивость функционирования объекта управления - региональной экономической системы. Данный проблемный узел обусловлен асимметрией в организации региональной экономики, недостаточным развитием ее финансового сектора, отсутствием достаточной доходной базы развития реального сектора, отсутствием механизмов формирования долгосрочных сбережений и механизмов трансформации указанных сбережений в инвестиции. Аналитические данные о рентабельности реального сектора экономики Краснодарского края приведены на рис. 1.

Рисунок 1. Рентабельность сфер, представляющих реальный сектор экономики Краснодарского края, 2014 г. [48]

Судя по рис. 1, средняя рентабельность в реальном секторе экономики Краснодарского края едва превышает 4%, что явно недостаточно для обеспечения потребностей инвестиционного процесса предприятий, многие из которых остро нуждаются в технологической и организационной модернизации, а также в обновлении компетенций своего человеческого фактора. Даже в наиболее рентабельных секторах (сельское хозяйство, аренда и операции с недвижимостью) уровень доходов не обеспечивает потребности расширенного воспроизводства; отметим также, что относительно высокая рентабельность сельского хозяйства обманчива - риски в данном секторе настолько велики, что рентабельность в 16% не адекватна им.

Что касается финансового сектора, то по уровню своего развития он не соответствует современным задачам. Поскольку финансовый сектор региональной экономики всецело зависит от макро- уровня бюджетной системы России, а также от мега- и макро- уровней финансового рынка, проведем некоторые сопоставления, характеризующие возможности финансового сектора на ме-зо- уровне. Рыночная капитализация всего отечественного фондового рынка в относительно успешном для него 2012 г. составляла 1,2 трлн. долларов США, что составляет лишь 1,5% фондового рынка США, около 18% соответствующего показателя фондового рынка КНР, менее 47% капитализации фондового рынка Великобритании, 64% капитализации фондового рынка Бразилии. С учетом ВВП России и политических амбиций страны ее фондовый рынок явно недостаточен даже для региональной развивающейся страны.

Г. Уровень доверия между органами государственной власти и субъектами бизнеса на мезоуровне. Данный проблемный узел создается весьма быстро, посредством отказа одной из сторон от своих обязательств, но преодолевается за долгие годы, что обусловлено спецификой доверия. Для указанного преодоления востребован уже упоминавшийся в данном исследовании инструмент стратегического контракта.

Введение формы стратегического контракта между субъектами частного бизнеса и органами территориального управления может привести к следующим результатам:

- росту определенности и прозрачности взаимодействия крупных инвесторов с региональной экономической системой;

- коррекции первоначально установленных целей и задач механизма управления региональной экономикой;

- четкому разграничению роли и функций, прав и обязанностей участников региональной экономики.

Перед стратегическим контрактом между государственным и частным партнерами, в первую очередь, стоит задача определения меры инвестиционного участия сторон в развитии региональной экономики, а также меры участия данных сторон в распределении полученного финансового результата и иных выгод от партнерства. Поэтому важно корректно определить ожидаемые затраты и результаты государственно-частного партнерства.

С учетом системного характера исследуемого механизма и наличия в нем четырех проблемных узлов, востребована специальная инструментальная модель системной диагностики механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства, ориентированная на задачи экспресс - диагностики.

Таким образом, обобщение отечественного опыта функционирования различных форм и моделей партнерских отношений государства и бизнеса и проведение эмпирического анализа (на базе анкетирования резидентов) позволяет нам наметить основные направления совершенствования государственно-частного партнерства в Краснодарском крае.

1. Привлечение частных инвестиций в инфраструктурные проекты ГЧП. В своей предвыборной статье "О наших экономических задачах" В. Путин подчеркивал, что "главный источник создания новых производств, новых рабочих мест - частные инвестиции", "наращивать инвестиции за бюджетный счет нельзя, это может ослабить макроэкономическую устойчивость". С целью привлечения частных инвестиций Администрация края должна привлекать различных институты развития, создавая налоговые преференции, таможенные льготы, обеспечивая строительство инфраструктуры и учитывая при этом, что существует взаимосвязь между выделяемыми бюджетными и привлекаемыми частными инвестициями. Среди институтов развития выделим особые экономические зоны, по которым принят Федеральный закон и имеется возможность оценить имеющийся опыт их функционирования и выявить существующие проблемы.

2. Налоговое стимулирование привлечения инвестиций. Важным условием для привлечения частного капитала в развитие инфраструктуры и разработки современных технологий выступает система налоговых преференций. В общем, учитывая складывающееся положение с инвестициями в крае, а также низкий стимулирующий эффект от налоговых льгот, целесообразно на период полного завершения строительства инвестиционных объектов освободить от уплаты налогов (кроме страховых взносов) всех резидентов не менее чем на 5 лет, а по окончании этого срока все налоги в течение последующих 10 лет уплачивать по ставкам, уменьшенным на 40-50 %. Это касается и иностранных резидентов. Одновременно оплата труда, полученная физическими лицами, работающими в инвестиционных зоназ, должна облагаться подоходным налогом со скидкой до 50 %.

3. Управление процессом совершенствования ГЧП. Система управления развитием ГЧП в Краснодарском крае должна строиться по схеме, предполагающей переход от традиционной иерархической системы управления в направлении стимулирования горизонтальных отношений партнерства, обеспечивающих приток инвестиций и охватывающих систему приращения цепочек стоимостей при формировании кластеров. В этой связи управление процессом взаимодействия краевых органов власти и бизнеса в формате ГЧП должно базироваться на принципах, ориентированных на повышение эффективности управления на всех уровнях партнерского взаимодействия.

4. Правовая обеспеченность ГЧП. Отсутствие в Краснодарском крае закона о государственно-частном партнерстве как части государственной региональной политики говорит о недооценке краевыми органами власти роли ГЧП, сдерживающей его развитие. Назрела острая необходимость в законодательном закреплении института ГЧП, учитывая также внимание, которое было уделено партнерству в Стратегии развития до 2020 г. Однако сохраняющаяся правовая неопределенность сужает потенциальные возможности практического использования ГЧП. Институт партнерства, который может обеспечить выход краевой экономики из кризиса, нуждается в развернутом законодательством регулировании, включая и многие процедурные стороны этой формы хозяйственных отношений.

Прежде всего, необходимо четко определить публично-правовые функции органов власти во всех сферах. В настоящее время сложилась такая конструкция регионального права, которая позволяет реализовать публично-правовые функции либо административно (прямое государственное регулирование, регламентирование и пр.), либо через гражданско-правовые функции (например, государственные закупки). Четкой правовой платформы для реализации публично-правовых функций государства путем согласительных процедур не существует. Тем не менее, за региональными органами власти при ГЧП остаются основные рычаги регулирования и контроля, такие как бюджетная политика, налоговая и кредитная сферы, тарифная. В настоящее время деятельность в рамках ГЧП регулируется Гражданским кодексом, Бюджетным кодексом, Жилищным кодексом и прочими специальными законами ("О концессионных соглашениях", "О свободных экономических зонах" и пр.), а также отраслевыми законами и нормативно-правовыми актами. Все кодексы, законы и отраслевые положения между собой слабо взаимоувязаны и не обеспечивают успешного функционирования ГЧП.

Таким образом, необходимость массового развития государственно-частного партнерства (ГЧП) как формы реализации модели смешанной экономики не вызывает ни у кого вопросов, поэтому при решении проблем, связанных с использованием в экономике Краснодарского края государственно-частного партнерства улучшить положение края и, как следствие, материальную составляющую всего населения Кубани.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В теории и практике отечественной региональной экономики последовательно утверждается отношение государственно-частного партнерства, что позволяет адаптировать хозяйственное развитие на мезо- уровне к институциональным условиям организации экономического пространства России. Становление указанного отношений основой механизма управления региональной экономикой создает новые возможности в сфере территориального управления, исследование которых предполагает разработку специального подхода.

Поскольку региональная экономика относится к разряду системных объектов, то исследование ее механизма управления, складывающегося на основе государственно-частного партнерства, должно происходить в русле системного подхода. Компонентная редакция данного подхода ориентирована на выделение универсальных для развивающегося системного объекта структурных компонентов, взаимодействие которых задает его конфигурацию и функции, что позволяет раскрыть содержание, функциональное назначение исследуемого механизма и оценить характер воздействия на них отношений государственно-частного партнерства. Подведение основы государственно-частного партнерства под механизм управления региональной экономикой обусловливает снижение барьеров между элементами ее имущественного комплекса, расширение возможностей согласования интересов, обеспечение целостности территориального воспроизводства и единства среды регионального развития.

Реализация предложенного подхода позволяет раскрыть принципы управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства:

обеспечение системного характера процессов функционирования и развития региональной экономики;

динамическое согласование интересов государства и частного бизнеса в условиях высокой волатильности региональной экономики;

формирование партнерами региональных финансовых резервов, обеспечивающих наиболее значимые риски развития на мезо- уровне;

распределение полномочий между партнерами адекватно их функциональным возможностям в управлении региональной экономикой;

защита прав собственности в целях повышения инвестиционной привлекательности экономики и формирования новых конкурентных преимуществ;

соразмерность выдвигаемых политических целей экономическому потенциалу территориального воспроизводства.

С учетом возрастающей значимости стабилизации эволюционного процесса на мезо- уровне в условиях развития пространственной конкуренции, формирование концептуального представления механизма управления региональной экономикой на основе государственно-частного партнерства предполагает определение основного инструмента управления устойчивым развитием в рамках данного механизма. Таким инструментом является стратегический контракт между органами власти региона и крупными инвесторами, участвующими в развитии региональной экономики.

Возможности государственно-частного партнерства пока слабо реализуются в механизме управления региональной экономикой Краснодарского края, о чем свидетельствует низкая доля проектов на основе ГЧП в общей стоимости инвестиционных проектов Кубани. Для эволюционного процесса в региональной экономике Краснодарского края характерны нестабильность темпов роста, инерционный характер, накопление физического износа территориальной инфраструктуры, наличие большого внелегального сектора.

Дополнительные возможности стратегической коррекции региональной экономики обусловлены использованием механизма управления на основе государственно-частного партнерства:

динамическое согласование интересов партнеров при изменении траектории движения региональной экономики;

партнерское перераспределение территориальных инвестиционных ресурсов в соответствии с новым курсом развития региональной экономики;

выявление и мобилизация скрытых резервов развития региональной экономики из внутренней и внешней среды данного процесса;

обеспечение системного характера преобразований на мезо- уровне и единой стратегической траектории движения региональной экономики.

Указанные возможности дают возможность определить одну из функций механизма управления региональной экономикой, возникающих на основе государственно-частного партнерства - функцию стратегической коррекции региональной экономики. Такая коррекция представляет собой системный компонент процесса модернизации механизмов территориального управления и региональной экономической политики, дополнительно актуализированный стагнацией развития на мезо- уровне.

В работе определены основные проблемы управления экономикой Краснодарского края на основе государственно-частного партнерства:

продуктивность деятельности партнерства и характер распределения полученных эффектов между его участниками;

бюрократизация процесса управления региональной экономикой;

устойчивость функционирования объекта управления - региональной экономической системы;

уровень доверия между органами государственной власти и субъектами бизнеса на мезо- уровне.

С учетом системного характера исследуемого механизма и наличия в нем четырех проблемных узлов, разработаны основные направления совершенствования государственно-частного партнерства в Краснодарском крае:

1. Привлечение частных инвестиций в инфраструктурные проекты ГЧП и создание налоговых преференции, таможенных льготы, обеспечивая строительство инфраструктуры и учитывая при этом, что существует взаимосвязь между выделяемыми бюджетными и привлекаемыми частными инвестициями.

2. Налоговое стимулирование привлечения инвестиций. Важным условием для привлечения частного капитала в развитие инфраструктуры и разработки современных технологий выступает система налоговых преференций. В общем, учитывая складывающееся положение с инвестициями в крае, а также низкий стимулирующий эффект от налоговых льгот, целесообразно на период полного

завершения строительства инвестиционных объектов освободить от уплаты налогов (кроме страховых взносов) всех резидентов не менее чем на 5 лет, а по окончании этого срока все налоги в течение последующих 10 лет уплачивать по ставкам, уменьшенным на 40-50 %. Это касается и иностранных резидентов. Одновременно оплата труда, полученная физическими лицами, работающими в инвестиционных зоназ, должна облагаться подоходным налогом со скидкой до 50 %.

3. Управление процессом совершенствования ГЧП. Система управления развитием ГЧП в Краснодарском крае должна строиться по схеме, предполагающей переход от традиционной иерархической системы управления в направлении стимулирования горизонтальных отношений партнерства, обеспечивающих приток инвестиций и охватывающих систему приращения цепочек стоимостей при формировании кластеров. В этой связи управление процессом взаимодействия краевых органов власти и бизнеса в формате ГЧП должно базироваться на принципах, ориентированных на повышение эффективности управления на всех уровнях партнерского взаимодействия.

4. Правовая обеспеченность ГЧП. Необходимо четко определить публично-правовые функции органов власти во всех сферах.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации, 12 декабря 1993 г. - М.: Юридическая литература, 1996.

2. Бюджетный кодекс Российской Федерации. - М.: Стоглавъ, 2014.

Налоговый кодекс Российской Федерации. - М.: Юридическая литература, 2012.

ФЗ № 116 от 22 июля 2005 года Об особых экономических зонах в Российской Федерации.

ФЗ - № 217 от 02.08.09 О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности.

Проект постановления Законодательного Собрания Краснодарского края Об индикативном плане (прогнозе) социально-экономического развития Краснодарского края на 2011 год и плановый 2012-1012 годов. № 01-804/10-04 от 15.10.2010.

Постановление главы администрации (губернатор) Краснодарского края от 28 октября 2010 г. N 961 Об утверждении Долгосрочной краевой целевой программы Развитие образования в Краснодарском крае на 2011 - 2015 годы (в ред. Постановлений главы администрации (губернатора) Краснодарского края от 24.03.2011 №277,От 19.07.2011 №775, от 28.09.2011 №1045, от 09.12.2011 №1461, от 30.01.2012 №58).

Стратегия социально-экономического развития Краснодарского края до 2020 г. Краснодар, 2009.

Абалкин, Л.И. Экономическая стратегия для России: проблемы выбора / Л.И.Абалкин. - М.: ИЭ РАН, 1997 - 317 с..

Аношкина, Е.Л. Регионосозидание: институционально-экономические основы / Е.Л.Регионосозидание. - М.: Академический проект, 2014. - 219 с.

Антоненко, И.В. Отраслевая специфика процессов активизации инновационной деятельности регионов южного федерального округа / И.В.Антоненео // Региональная экономика: теория и практика. - 2010.- № 28 (163). - С.10-23.

Артоболевский, С.Е. Проблемы формирования современной региональной политики России / С.Е.Артоболевский. - М.: СОПС и ЭС, 2013. - 329 с.

Белоусова, А.В. Активизация развития продовольственной подсистемы Краснодарского края / А.В.Белоусова // Бизнес в законе. - 2011. - № 6. - 129 с.

Брагина, Е. Малое предпринимательство в переходной экономике Юга / Е.Брагина // Мировая экономика и международные отношения. - 2011. - №11. - С.28-31.

Варнавский, В.Г. Партнерство государства и частного сектора / В.Г.Варнавский. - М: Наука, 2015. - 295 с.

Ворус, А.М. Экономика отраслевых регионов / А.М.Ворус. - М.: МГУ, ТЕИС, 2010. - 351 с.

Гаджиев, Ю.А. Зарубежные теории регионального экономического роста / Ю.А.Гаджиев // Экономика региона. - 2009. - № 2. - С.26-36.

Глазьев, С. Ю. Развитие российской экономики в условиях глобальных технологических сдвигов / С.Ю.Глазьев /http://spkurdyumov.narod.ru/GlazyevSUr.htm

Гранберг, А.Г. Экономическое пространство России: проблемы целостности и эффективного функционирования / А.Г.Гранберг. - М.: ГУУ, 2015. - 237 с

Доклад Всемирного банка // http/www.worldbank.org.ru.

Ермоленко А.А. О способе существования экономической системы современной России А.А.Ермоленко // Научная мысль Кавказа. - 2012. - №4. - С.23-37.

Ермишина, А.В. Конкурентоспособность региона / А.В.Ермишина // www.cfin.ru/management/strategy/competitiveness.shtml.

Зелинская, М.В. Интегрированные информативные инструменты развития региональной экономической системы / М.В.Зелинская. - Краснодар: ЮИМ, 2011. - 278 с.

Ивантер, В.В. Об экономических проблемах Юга России / В.В.Иншаков // Стратегии и проблемы региональной экономики. Ростов - на - Дону: Терра, 2013. - 218 с.

Иншаков, О. О стратегии развития Южного макрорегиона России / О.О.Иншаков. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2013. - 316 с.

Иншаков, О.В. Развитие эволюционного подхода в стратегии модернизации региона и макрорегиона / О.О.Иншаков. - Волгоград: ВолГУ, 2009. - 210 с.

Калюжнова, Н.Я. Конкурентоспособность российских регионов в условиях глобализации / Н.Я.Калюжная.- М.: ТЕИС, 2014. - 391 с.

Керашев, А.А. Функциональное содержание и принципы управления макрорегиональным хозяйственным комплексом как интеграционным образованием / А.А.Курашев. - Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 2015. - 290 с.

Клейнер, Г.Б. Системная организация экономики и системный менеджмент / Г.Б.Клейнер. URL: http://клейнер.рф/arpab/sosm.html

Климов, В.В. Региональные системы и региональное развитие в России. Изд. 2-е, стереотипное / Г.Б.Клейнер. - М.: Едиториал УРСС, 2014. - 284 с.

Конкурентоспособность регионов: теоретико-прикладные аспекты / Под ред. Н.Я. Калюжновой. - М.: ТЕИС, 2013. - 218 с.

Кром, Е. Что такое глобализация / Е.Кром 2.0. URL: http://www.rbcdaily.ru/2010/12/23/market.

Курнышев, В.В. Региональная экономика. Основы теории и методы исследования / В.В.Курнышев. - М.: КНОРУС, 2010. - 329 с.

Ломовцева, О. А. Этноэкономические особенности развития и интеграции хозяйства южного макрорегиона / О.А.Ломцева // Грани интеграции: Сборник научных статей / Сост. Е.Г. Русскова. - Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2015. - С.19-34.

Львов, Д.С. Экономика развития / Д.С.Львов.- М.: Экзамен, 2012. - 428 с.

Мезоэкономика развития / Под ред. чл.-корр. РАН Г.Б. Клейнера. ЦЭМИ РАН. - М.: Наука, 2011. - 439 с.

Мильнер, Б.З. Управление знаниями в современной экономике / Б.З.Мильнер // http://www.creativeconomy.ru

Мясников, А.А. Синергетические эффекты в современной экономике: Введение в проблематику / А.А.мясников. - М.: Финансы и статистика, 2011. - 285 с.

Некрасов, Н.Н. Региональная экономика. Теория, проблемы, методы / Н.Н.Некрасов. - М.: Экономика, 2008. - 329 с.

Новиков, В.С. Государственно-частное партнерство как механизм трансформации сферы образовательных услуг / В.С.Новиков. - Краснодар: Изд-во ЮИМ, 2010. - 295 с.

Овчинников, В.Н., Колесников, Ю.С. Силуэты региональной экономической политики на Юге России / В.Н. Овчинников, Ю.С.Колесников / . Ростов - на - Дону: ЮФУ, 2014. - 239 с.

Панкратов, А.А. Государственно-частное партнерство в современной практике. Основные теоретические и практические проблемы / А.А.панкратов. - М.: Анкил, 2010. - 521 с.

Попов, Р.А. Системология регионального хозяйства /Р.А.Попов. - М.: Высшая школа, 2010. - 219 с.

Портер, М. Конкуренция / М.Портер. - М.: Дело, 2013. - 421 с.

Прохорова, В.В. Субрегиональные ресурсы и инструменты интенсивного развития территориальных экономических систем современной России / В.В.Порохова. - М.: МГУ, 2014. - 221 с.

Пчелинцев, О.С. Региональная экономика в системе устойчивого развития / О.С.Пчелинцев //Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. - М.: Наука, 2014. - 283 с.

Пушкин, А.В., Алпатов, А.А. Государственно-частное партнерство. Механизмы реализации / А.Пушкин, А.А. Алпатов. - М.: Библиотека Tenzor Consulting Group, 2012. - 319 с.

Регионы России. - М.: Росстат, 2014. - 369с.

Рисин И.Е. Государственное регулирование экономики / И.Е.Рисин. - М.: МГСЧ Союз, 2012. - 328 с.

Социально-экономическое развитие Краснодарского края в первой половине 2014 г. - Краснодар: ТУ ФСГС, 2014. - 251 с.

Стратегии развития регионов России // http // www.minregion.ru/work/tems/Dos1d-138.

Стратегии социально-экономического развития федеральных округов РФ/ Министерство регионального развития РФ. - М., 2012. - 421 с.

Стратегия социально-экономического развития Краснодарского края до 2020 года. - Краснодар, 2008. - 286 с.

Тупиха, Н.А. Административные барьеры как источник трансакци-онных издержек / Н.А.Тупиха // Экономический вестник Ростовского государственного университета. - 2013. - Т. 5. - № 2. - Ч. 3. - С. 10-42.

Фиберт, С.В. Взаимодействие региональной экономической системы и регионообразующей корпорации в кризисных условиях / С.В.Фиберт // Бизнес в законе. - 2010. - № 1. - С.45-67.

Швейн А. Модели и стратегии управления в новой экономике.// http://www.executive.ru/community/articles/687511/#рис3#рис3

Шевлоков, В.З. Формирование институциональных основ финансового контроля государства / В.З.Шевлоков / Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук. Санкт - Петербург, 2013. - 32 с.

Юрьева Т.В. Некоммерческие организации: экономика и управление / Т.В.Юрьева. - М.: ИНФРА-М, 2012. - 120 с.

 

Загрузка...
Комментарии
Отправить