Теории игры

Загрузка...
Термин «игра» в нашем языке употребляется в совершенно различных значениях: игра как противоположность трудовой деятельности; как забава, занятие, приносящее удовольствие; как синоним несерьезности, неважности; игра как некое притворство; игра на сцене, т.е. актерская игра; игра на музыкальном инструменте; игра как пренебрежительное отношение к кому-либо, некое манипулирование. Если посмотреть на научные определения игры, выдвигаемые разными исследователями, то здесь тоже обнаружится большое разнообразие определений, часто противоречащих друг другу. Проблемой детской игры занимались многие исследователи в рамках различных научных дисциплин: биологи, этнографы, философы, психологи. Нас больше всего интересуют психологические теории детской игры. Среди психологов детской игрой интересовались многие ученые, принадлежащие к различным научным школам, ими было выдвинуто множество теорий игры, различающихся определением самого понятия игры, ее специфических критериев, объяснением ее значения в жизни ребенка. Наибольшее распространение получили два подхода к проблеме игры: психоаналитический взгляд на игру (в частности, применение игры как диагностики и использование игровой терапии) и теория игры отечественных психологов, представленная в работах Л.С. Выготского, Д.Б. Эльконина, А.Н. Леонтьева и др.. Однако, еще до возникновения этих теорий было предложено множество взглядов на игру.

Первые теории игры- К. Гроос и Бойтендайк

К. Гроос первый делает игру предметом специального психологического исследования. Он придает игре огромное значение в жизни ребенка, говорит об ее исключительной роли в развитии. Гроос называет свою теорию теорией упражнения или самовоспитания. Он считает, что период детства необходим для выработки приспособлений, необходимых для жизни и не дающихся от рождения. Он сопоставляет игровые действия детенышей (например, игру котенка с клубком) с деятельностью взрослых особей (охота) и говорит, что игра служит предупражнением деятельности взрослой особи. Гроос считал, что мы играем не потому, что бываем детьми, но детство именно для того и нужно, чтобы играть. В игре важна не цель, а сам процесс, в результате возникает потребность его задержать. Теория игры Грооса дополнялась многими учеными, в то же время многие подвергали ее критике. Основное направление критики со стороны отечественных психологов- биологизаторское понимание игры, прямой перенос смысла игры с животных на человека.
 
Следующим, кто создал общую теорию игры, был Бойтендайк. Он высказал ряд возражений против теории Грооса, главное из которых состояло в том, что инстинктивные действия, по мнению Бойтендайка, возникают независимо от упражнения. Также он различает упражнение и игру и говорит, что упражнения существуют, но когда они имеют место, это уже не игра. Принципы, которые Бойтендайк положил в основу своей теории, противоположны тем, из которых исходил Гроос. По мнению Бойтендайка, детство объясняет игру: существо играет потому, что оно молодо. Для Бойтендайка игра — проявление общих влечений: влечения к освобождению, к слиянию, к повторению. Он также считал, что «игра есть всегда игра с чем-либо», игра возникает при столкновении первоначальных явлений с частично знакомыми вещами (совсем незнакомые и хорошо знакомые предметы для игры не подходят). Благодаря соотношению между знакомостью и незнакомостью предмета возникает его образ, и появляется игра. Образность предмета- необходимое условие игры. Играют в основном детеныши хищных животных и обезьян, детенышам же травоядных игра, как правило, не свойственна. Это связано с тем, что первые в процессе жизнедеятельности больше сближаются с вещами, чем вторые.

Детская игра с точки зрения психоанализа

Зигмунд Фрейд

Рассмотрим взгляд на игру представителей психоаналитической школы. На понимание природы детской игры многими исследователями оказала большое влияние психоаналитическая теория З.Фрейда. Сам Фрейд не выдвигает общей теории игры, но он касается этого вопроса в связи с изложением представления о «принципе удовольствия». Он описывает игру полуторагодовалого ребенка (отбрасывание катушки с ниткой) и говорит о тенденции к навязчивому воспроизведению травмирующей ситуации в игре. В данном случае он интерпретирует отбрасывание катушки как символической изображение травмирующей ситуации ухода матери. Суть игровой символизации состоит в том, что символизируются травмирующие ситуации, вытесненные желания или влечения ребенка. Фрейд понимает игру как форму обхода барьеров, которые существуют в обществе для изначальных влечений.

Анна Фрейд

Анна Фрейд также касалась вопроса об игре в своих работах по психоанализу. В технике взрослого психоанализа используется 4 основных средства: сознательные воспоминания пациента, толкование сновидений, метод свободных ассоциаций, толкование реакций перенесения. Детский психоанализ имеет ряд особенностей, в нем эти средства имеют свою специфику применения. Наибольший интерес для нас представляют свободные ассоциации. Во взрослом анализе этот метод дает огромный материал для анализа, в детском анализе использование этого метода сталкивается с рядом трудностей. Как правило, дети отказываются давать свободные ассоциации, а если дают их, то только на короткое время и то в угоду аналитику. Мелания Кляйн заменяет технику свободных ассоциаций, применяемую в психоанализе взрослых пациентов, техникой игры у детей. Она исходит из положения, что действие более свойственно ребенку, чем речь. Подобно тому, как толкуются другими психоаналитиками свободные ассоциации взрослых пациентов, М.Кляйн предлагает толковать игровые действия таким же образом. Анна Фрейд в целом принимает возможность такой замены, однако, она считает, что замена свободных ассоциаций игрой имеет ряд недостатков. Во-первых, использование в игре игрового материала (игрушек) порождает сомнения. Во-вторых, при использовании свободных ассоциаций полная свобода слов может быть предоставлена. При использовании игровой техники полная свобода действий не приемлема. Если в процессе игры ребенок будет причинять значительный материальный ущерб, или будет пытаться причинить иной вред себе или другим, психоаналитик обязан будет вмешаться. Игровая техника не располагает полной свободой, в отличие от метода свободных ассоциаций. Еще одно значительное отличие использование игры вместо свободных ассоциаций Анна Фрейд видит в том, что свободные ассоциации выявляют в основном сексуальные фантазии пациента, в то время как игровые действия- агрессивные. Таким образом, Анна Фрейд считает, что применение игровой техники в детском психоанализе не совсем тождественно применению свободных ассоциаций во взрослом.

Эрик Эриксон

Вопрос детской игры представлен также в работах еще одного представителя психоаналитической школы Эрика Эриксона. В своей книге «Детство и общество» он представляет игру во-первых, как диагностический метод, во-вторых, показывает использование игры как терапевтического метода. Эриксон описывает эксперимент, который проводился с детьми, вышедшими из возраста игр (десяти- двенадцати лет). Они по очереди приглашались в комнату, где стоял стол с множеством игрушек. Испытуемым давалась инструкция «построить сцену из захватывающего кинофильма» (т.к. инструкция «поиграть» скорее подошла бы для детей более младшего возраста). Сцены, которые выстраивали дети, в большинстве случаев, не напоминали сцены из каких-либо известных им книг или фильмов, и на первый взгляд казались произвольными. Однако, при ближайшем рассмотрении они оказываются тесно связанными с историей жизни конкретного человека. Дети выражали в пространственных конфигурациях то, что не осмеливались сказать. Эриксон обнаружил специфические особенности построенных сцен у мальчиков и у девочек. Мальчики более склонны были строить башни, дороги, уличные сцены, что можно интерпретировать как осознание необходимости быть сильным, подвижным и независимым. Девочки же в большинстве случаев строили различные интерьеры, что, по мнению, Эриксона говорит о предвкушении будущей заботы о домашнем очаге. Также в построенных сценах обнаруживались и индивидуальные детали и особенности, которые давали огромный материал для понимания условий жизни и внутреннего состояния ребенка. Построение различных конфигураций применялось Эриксоном как диагностическая методика.
Также Эриксон говорит о применении игры как одного из терапевтических методов. Когда ребенок утрачивает спокойствие и чувство безопасности, игра помогает ему. В игре в его распоряжении имеются игрушки и понимающий взрослый, которыми он может распоряжаться так, как ему хочется, его никто не ограничивает. «Возможность выиграться- это наиболее естественная мера самоисцеления, предоставляемая детством». Взрослый снимает свое напряжение «выговариваясь», рассказывая травмирующую ситуацию по несколько раз, ребенку же более естественно не проговаривать, а проигрывать неприятные обстоятельства. В процессе игры может произойти насыщение, т.е. ребенок действительно «выиграется» и выйдет после игры восстановив душевный покой, самоисцелившись. В противоположность насыщению часто наблюдается распад игры- это полная неспособность играть, вызываемая душевным возбуждением, эмоциями, которые помимо воли играющего выливаются в игру или в отношения с наблюдающим за игрой, и разрушают ее. В настоящее время игра продолжает довольно широко применяться в качестве диагностического и терапевтического метода.

Представления об игре Жана Пиаже

Психоаналитическая теория З.Фрейда оказала большое влияние на понимание игры Ж.Пиаже. Его представления об игре вплетаются в его теорию развития интеллекта. В его исследованиях проблема игры рассматривалась в связи с проблемой эгоцентризма. Игра в представлении Пиаже- одно из наиболее ярких проявлений этой особенности детской мысли. Основное положение, из которого исходил Пиаже, состоит в том, что внутренний мир ребенка построен совершенно по иным законам, чем внутренний мир взрослого. Из трех выделенных форм игры: игры-упражнения, символические игры и игры с правилами, Пиаже уделяет наибольшее внимание так называемой символической игре, которая знаменует высшую точку развития детской игры. Все три типа игры схожи в том, что во всех них процессы ассимиляции преобладают над процессами аккомодации. Отличаются же они друг от друга тем, что действительность ассимилируется разными схемами. Упражнение, символ и правило- три последовательных этапа игр с точки зрения их умственных структур. Игра- это ассимиляций действительности в соответствии со структурой мысли, это значит, что на каждом этапе развития ребенка структура мысли совпадает с его игрой. Именно символическая игра есть эгоцентрическая мысль в чистом виде. Символ- основное средство эгоцентрической ассимиляции. «Символическая игра является не только ассимиляцией реальности «я» как игра вообще, но ассимиляцией, усиленной символическим языком, сконструированным самим ребенком и преобразуемым по прихоти его потребностей». Основная функция игры- защитить «я» ребенка от вынужденных аккомодаций к реальности. Понимание игры Пиаже во многом близко с психоаналитическим: он считал, что игра является выражением бессознательных конфликтов, а его символизм игры близок с символизмом сновидений. По мнению Пиаже, игра- прежде всего ассимиляция (включение нового объекта в уже имеющуюся схему действия), функциональная или воспроизводящая. Пиаже исключает из понятия «игра» все так называемые функциональные игры с собственным телом. Одним из основных критериев игры Пиаже считает освобождение от конфликтов, которые возникают при столкновении индивидуальной свободы и необходимости подчинения реальной жизни. Эти конфликты могут быть разрешены путем подчинения, бунта или сотрудничества. В игре благодаря ассимиляции, «я» подчиняет себе весь мир, берет реванш либо ликвидацией проблемы, либо тем, что решение становится приемлемым. Именно таким образом происходит освобождение от конфликтов. Предложенная Ж.Пиаже теория детской игры является одной из наиболее законченных, хотя она и ограничена рамками интеллектуального развития. Д.Б. Эльконин считает, что «несомненная заслуга Пиаже состоит в том, что он поставил проблему игры в связь с переходом от сенсомоторного интеллекта к мышлению в представлениях, а правильная постановка вопроса в науке иногда бывает важнее решения».

Детская игра в отечественной психологии

Для всех перечисленных выше теорий игры характерен такой подход, при котором ребенок рассматривается изолированно от общества, частью которого он, несомненно, является. Такой подход совершенно неприемлем, если мы рассматриваем игру с позиций культурно-исторической теории, выдвинутой советским психологом Л.С. Выготским, и развитой его коллегами и последователями: Д.Б. Элькониным, А.Н. Леонтьевым, А.В. Запорожцем и другими. В свете этого обратимся к теории игры, выдвинутой отечественными психологами.

Понятие игры

Существует множество классификаций игр. Разные авторы выделяют разные их виды. Несмотря на все существующее многообразие игр, отечественная психология занимается рассмотрением сюжетно-ролевой игры как ведущей деятельности в дошкольном возрасте. По мнению Д.Б. Эльконина, это высшая, наиболее развернутая форма игры. В своей монографии «Психология игры» он дает следующее определение: «Человеческая игра- такая деятельность, в которой воссоздаются социальные отношения между людьми вне условий непосредственно утилитарной деятельности». Детская игра наиболее чувствительна к сфере человеческой деятельности и человеческих взаимоотношений. Очень показателен пример, где дети дошкольного возраста посетили зоопарк с экскурсией, где их познакомили с повадками различных животных. После этого им были предложены игрушки, изображающие животных, которых дети видели во время экскурсии, однако, сюжетно-ролевая игра не развивалась. Тогда детей сводили на повторную экскурсию, где им рассказали о деятельности работников зоопарка (кассир, контролер, уборщики вольеров). И после этой экскурсии сюжетно-ролевая игра появилась, дети с удовольствием принимали на себя роли персонала зоопарка. В игре ребенок осваивает систему человеческой деятельности и человеческих отношений. Именно поэтому нельзя рассматривать ребенка в отрыве от общества, в котором он живет. Игра- историческое образование. Она возникает на том этапе развития общества, когда ребенок не может принимать участие в системе общественного труда вследствие усложнения орудий. В более примитивных обществах ребенок с довольно раннего возраста может принимать участие в труде наравне со взрослыми (например, заниматься собирательством, иногда охотой). Ребенку нет необходимости моделировать деятельность и отношения взрослых, т.к. он является их непосредственным участником.
 
Еще одной особенностью игры является то, что она является символико-моделирующим типом деятельности, ее операционально-техническая сторона минимальна, для нее характерна сокращенность операций и условность предметов. Рассмотрим подробно возникновение и развитие игры в онтогенезе.

Возникновение и развитие игры в онтогенезе

Игровая деятельность возникает в период дошкольного детства, т.е. примерно в возрасте трех лет. Все предшествующее развитие ребенка подготавливает возникновение игровой деятельности. В младенческом возрасте ведущей деятельностью является непосредственно-эмоциональное общение с матерью и предметно-манипулятивные действия. В этот период развиваются все сенсорные системы ребенка. Ребенок учится действовать с предметами, сопоставлять сигналы, поступающие от разных анализаторов со своими движениями. В этот период появляется ряд несколько важнейших новообразований, имеющих значение не только для сюжетно- ролевой игры, но и для всей последующей жизни ребенка: это первый шаг и первое слово. В возрасте 1 года происходит кризис, о время которого происходит физическое отделение от матери, ребенок теперь сам может исследовать мир. Наступает период раннего возраста, который длится с года до трех лет. В раннем возрасте ведущей является орудийно-предметная деятельность. Овладение специфически человеческими способами действования с предметами также имеет большое значение для последующего возникновения и развития сюжетно-ролевой игры.
 
Исторически сложившиеся, общественно закрепленные способы действия с предметами становятся доступными ребенку благодаря совместной деятельности со взрослым, т.к. именно взрослый является носителем этих способов. В результате наблюдений за детьми было установлено, что сначала ребенок улавливает смысл действия с предметом, и лишь затем усваивает операционально-техническую сторону действия. Уже в раннем возрасте возникают зачатки игровой ситуации. Ребенок начинает использовать перенос действий с одного предмета на другой, однако, этот перенос несколько отличается от того, который имеет место в сюжетно-ролевой игре. Ребенок уже выполняет действия, которые выполняет взрослый, но он не называет себя именем взрослого. Здесь еще не возникли главные моменты игры, а именно, игровая роль и мнимая ситуация.
 
Л.С. Выготский связывал возникновение игры с возникновением большого количества новых желаний и тенденцией к их немедленной реализации, которая не может быть осуществлена. В результате этого противоречия возникает необходимость возникновения сюжетно- ролевой игры.

Структура игры

В отечественной психологии есть 2 взгляда на основной структурный компонент игры: Л.С. Выготский, считает, что это- мнимая ситуация, а Д.Б. Эльконин выделяет как основную единицу игры роль. Все остальные компоненты игры зависят от нее и как бы «подчиняются» ей. Игровые действия представляют собой действия со смыслами, они лишены операционально- технической стороны и носят изобразительный, схематичный характер. В игре происходит перенос значений с одного предмета на другой, т.е. игра имеет свою символику. Однако, существующее мнение, что в игре все может стать всем, ошибочно. Замещающий предмет должен давать возможность воспроизвести хотя бы общий рисунок действия, например, палочка или стул могут изображать лошадь, т.к. дают возможность изобразить верховую езду, в то время как открытка для такой цели не подходит. Также для игры нужен товарищ. Смысл человеческих действий возникает из отношения к другому человеку. Величайшее гуманистическое значение игры, по мнению Д.Б.Эльконина, в том, что в игре в процессе взаимодействия между играющими происходит рождение смыслов человеческих действий. Еще один важный компонент в структуре игры- правила. Подчиняясь правилам, ребенок ограничивает свою свободу, отказывается от того, что ему хочется. Но с другой стороны, подчинение правилами есть путь к максимальному удовольствию. В игре ребенок плачет, как пациент и радуется, как играющий. Таким образом, правило, ставшее аффектом,- существенный признак игры.
Д.Б. Эльконин выделял в игре два основных структурных компонента: сюжет и содержание игры.
 
Смирнова и Рябкова в статье «Игра как феномен сознания» предлагают более развернутую структуру ролевой игры. Они включают туда несколько компонентов, каждый из которых представлен в двух планах: реальном и идеальном: предметный план (игрушки и предметы- заместители), пространство и время игры, взаимодействие с партнерами, позиция ребенка в игре. В своей статье они выделют три вида сюжетных игр: ролевая, режиссерская и реальная. В ролевой игре ребенок принимает на себя роль и действует от ее имени. Ребенок при этом одновременно находится в двух позициях- реальной и изображаемой. В режиссерской игре ребенок сам не принимает на себя роли, а действует от имени игрушек и выстраивает между ними отношения. В событийной игре ребенок участвует с позиции «реального Я». Общим для всех видов игры является наличие мнимой ситуации.

Значение игры

В процессе исторического развития общества с тех пор, как возникла сюжетно-ролевая игра, она использовалась как одно из важнейших средств воспитания. Д.Б. Эльконин предлагает не рассматривать дидактическое значение игры, т.е. влияние игры на получение новых знаний или навыков. Если игра проводится с такой целью, как правило, теряется ее специфика, воспроизведение отношений между людьми отходит на второй план. Игра не является упражнением, в ней ребенок не научается пользоваться реальными орудиями труда взрослых. Значение игры рассматривается с точки зрения влияния на развитие психики ребенка. Во-первых, происходят изменения в мотивационно- потребностной сфере ребенка. Если в раннем возрасте центром его мира был предмет, то теперь акцент смещается на взрослого, его действия с этими предметами, смыслы этих действий, взаимоотношения с другими людьми. Возникает новый мотив- действовать, как взрослый, стать взрослым. Также в игре происходит преодоление познавательного эгоцентризма, который заключается в невозможности встать на точку зрения другого. В игре происходит смена позиции ребенком вследствие взятия на себя какой-то роли, также игра требует особого отношения к партнеру, также взявшему на себя роль и к предмету в соответствии с тем значением, которое придается ему в игре. Именно благодаря этому и происходит процесс децентрации. Еще одно важное значение игры- ее роль в развитии умственных действий. В советской психологии считается, что мышление в своем развитии проходит три этапа: практически-действенное, наглядно-образное, словесно-логическое. В игре происходит отрыв действия от пердмета, операции носят сокращенный и обобщенный характер, благодаря этому возникают предпосылки для перехода умственных операций на более высокий уровень, а именно, уровень умственных действий с опорой на речь. Благодаря наличию в игре мнимой ситуации и игровых правил, игра имеет огромное значение для формирования произвольного поведения.
 
Игра является ведущей деятельностью в дошкольном возрасте. Это означает, что в ее рамках дифференцируются все остальные виды деятельности и в рамках которой возникают основные новообразования возраста.
 
Игра является ведущей деятельностью в дошкольном возрасте, именно в ней возникают и развиваются основные новообразования данного периода детского развития. В игре ребенок познает мир и самого себя, однако, это не является функциями, специфическими именно для игровой деятельности. Д.Б. Эльконин выделяет несколько особенностей, присущих именно игре. Во-первых, сюжетно-ролевая игра особенно восприимчива к с сфере человеческих отношений и сфере деятельности людей. Играя, ребенок сопоставляет свою деятельность с деятельностью взрослых, сравнивает себя с ними и чувствует, что он все еще ребенок. Именно так возникает новый мотив- пойти в школу и стать взрослым, реально участвовать в деятельности взрослых. Также Эльконин говорит о значении игры для преодоления познавательного эгоцентризма, формирования умственных действий и произвольного поведения. Все эти новообразования делают возможным дельнейшее школьное обучение и подготавливают ребенка к нему.

Представление об игре как феномене сознания Берлянд

Берлянд говорит, что Эльконин в своем понимании игры рассматривает макроструктуру игры. Сам же Берлянд предлагает рассмотреть микроструктуру игры и взять для этого в качестве единицы анализа игровое действие, понятое как изображение. При таком подходе специфику игры можно заметить уже в действиях детей раннего возраста, в отличие от подхода Эльконина, который считает, что в подлинном смысле игрой является только сюжетно-ролевая игра дошкольников, и игровые действия детей младшего возраста служат лишь предпосылкой возникновения собственно игры. Берлянд берет другую единицу анализа, и благодаря этому специфика игры обнаруживается уже в поведении детей раннего возраста. Отличия игровых действий от неигровых следующие: во-первых, нерезультативность, которая связана не с неумением выполнения действий, она входит в изначальный замысел действия. Также эти действия отличаются от неигровых внешне: они могут быть заторможены или выполнены схематично. Внешние отличия игровых действий обусловлены тем, что они являются изображающими, они создают образ действия. Предметная игра отличается от предметного серьезного действия тем, что в игре предмет- само действие, оно- предмет изображения. В действиях детей раннего возраста можно заметить некое «кривляние», например, ребенок, уже научившийся ходить, ходит по-особому. Это и есть, по мнению Берлянда, первая игра. В ней предмет действия сдвигается с самого предмета на действие. «В игре есть возможность владеть своим действием, быть субъектом по отношению к нему. Нарочитость игровых действий по сравнению с серьезными- это проявление активности, субъектности, свободы по отношению к этим действиям». Игровые действия отличаются ощутимостью их построения. Игровые действия не могут автоматизироваться, в отличие от навыков, так как цель игровых действий не в какой-то конечной цели, а в самом процессе действия.
 
Выводы
Проблема детской игры поднималась и поднимается многими исследователями области различных наук, в числе которых и психология. Каждый исследователь высказывал свой взгляд на детскую игру, свои критерии игровой деятельности. Однако, все они сходились в том, что игра имеет очень большое значение в жизни ребенка. Мы рассмотрели несколько основных, наиболее значимых теорий игры.
 
Первая собственно психологическая теория игры принадлежала К. Гроосу. Это была теория упражнения и самовоспитания. В противоположность ей была выдвинута теория игры Бойтендайка. Принципы, которые он положил в основу своей теории противоположны тем, из которых исходил Гроос. Помимо Грооса и Бойтендайка, рассмотрением игры занимались многие исследователи.
 
В рамках психоаналитической теории мы рассмотрели взгляд на игру нескольких представителей этой школы: З.Фрейда, А.Фрейд, Э.Эриксона. З.Фрейд рассматривал игру как форму обхода барьеров, существующих в обществе для изначальных явлений. А.Фрейд в основном говорила о практическом применении игры в качестве замены, хоть и неравноценной, методу свободных ассоциаций во взрослом анализе. Э.Эриксон говорил об игре как диагностическом и терапевтическом средстве, имеющим огромное значение в работе психоаналитика.
 
Представления об игре психоаналитиков, в особенности З.Фрейда оказали большое влияние на теорию игры Ж.Пиаже. Это одна из наиболее полных и законченных теорий игры. Пиаже высказывает свои представления об игре в рамках общей концепции развития интеллекта. Особое внимание он уделяет символизму игры. Значение игры в развитии ребенка Пиаже видит в том, что в игре происходит преодоление познавательного эгоцентризма.
 
В рамках отечественной психологии проблемами игры занимались Д.Б. Эльконин, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев и их сотрудники. Они рассматривают сюжетно- ролевую игру дошкольников как основную, наиболее развернутую форму игры. Основные характеристики игры в отечественной психологии- игровая роль и мнимая ситуация. Сюжетно- ролевая игра является ведущей деятельностью в дошкольном возрасте, именно в ней возникают все основные образования этого возраста.
Еще одна теория игры принадлежит И.Е. Берлянд. Она во многом соглашается со взглядом на игру Д.Б. Эльконина, однако, по некоторым пунктам их мнения расходятся. В частности, она берет другую единицу игры, а именно, игровое действие.
 
Заключение
Тема детской игры очень обширна. Она включает множество аспектов: возникновение игры, как в процессе исторического, так и в процессе индивидуального развития, понятие игры, структура игры, значение игры. Каждый исследователь, обращавшийся в своих работах к проблеме игры, выдвигал свой взгляд на игру. Поэтому, к настоящему времени существует очень много различных подходов к детской игре. Единого и общепринятого представления о детской игре не существует.
В рамках практической психологии игра широко применяется как диагностический и терапевтический метод. Существует множество направлений игровой терапии, которые с каждым годом набирают все большую популярность.
 
Список литературы
 
Эльконин Д.Б. Психология игры
Берлянд И.Е. Игра как феномен сознания
Фрейд. А. Детский психоанализ
Фрейд А. Лекции по детскому психоанализу
Эриксон Э. Детство и общество
Обухова Л.Ф. Возрастная психолония
Выготский Л.С. Игра и ее роль в психическом развитии ребенка
Смирнова Е.О. Рябкова И.А. Структура и варианты сюжетной игры дошкольника
Загрузка...
Комментарии
Отправить