Теневая экономика

Загрузка...

Теневая экономика одна из самых важных и сложных аспектов мировой экономики. Её нельзя не учитывать при планировании производства как в масштабах одного предприятия, так и в масштабах всего государства.

Теневая экономика играет довольно важную большую роль в жизни целого государства. Её масштабы в различные периоды различны, но методы практически не меняются на протяжении веков. В этом плане особенно отличается теневая экономика периода Нэп.

После революции и последовавших грабежей, советская власть взяла курс на восстановление экономики, ослабив тем самым свой контроль, а так же разрешив некоторую экономическую деятельность частному капиталисту. Это дало стимул к восстановлению и дальнейшему развитию теневого сектора экономики.

Но прежде чем продолжить разговор на эту тему, надо сказать, что такое теневая экономика и новая экономическая политика, а так же пояснить, почему для своей курсовой работы я выбрал именно эту тему. Новая экономическая политика или Нэп - экономическая политика, проводившаяся в СССР в 1920-годы.

Была принята 14 марта 1921 года Х съездом РКП(б), сменив политику «военного коммунизма». Главная цель этой политики – восстановление народного хозяйства и последующий переход к социализму.

Из определения видно, что Нэп – это всего лишь временная мера, призванная начать восстановление экономики страны после Первой мировой и последовавшей за ней гражданской войн, а так же грабежа в период «военного коммунизма». Фактически, в этот период происходит небольшое снижение контроля со стороны государства, отмена некоторых запретов, так же получает импульс к развитию частное предпринимательство и, само собой, и теневой сектор.

Теперь пора сказать, что же такое теневая экономика. Теневая экономика – это экономическая деятельность, скрываемая от общества и государства, находящаяся вне государственного контроля и учёта.

Как можно заметить из определения, объёмы теневой экономики определить очень сложно, так что в любых документах даются весьма приблизительные цифры, рассчитывающиеся исходя из количества выявленных случаев. Нэп, фактически, стал переходным периодом для нашего государства.

Государство было истощённое войнами (в 20 веке Российская империя участвовала не в одной войне) и революцией с гражданской войной, переживало серьёзный кризис. В новом государстве процветал бандитизм, экономика находилась в плачевном состоянии.

Пустовали заводы, многие поля были заброшены. Крепкое хозяйство были либо уничтожено, либо разграблено. Сельское население фактически грабили продразвёрсткой, отбирали почти всё зерно для того чтобы его складировать на станциях, где оно и гнило.

И для того, чтобы хоть как-то исправить эту ситуацию, было принято решение провести в жизнь новую экономическую политику. Краткая история теневой экономики в дореволюционной России.

Теневая экономика в дореволюционной России имеет весьма длинную историю и достигла своего расцвета в конце 19-начале 20 веков. Толчком к развитию послужил постепенный переход к капитализму и раскрепощение крестьян.

Вот лишь некоторые примеры теневой экономики дореволюционной России: Фальшивомонетчество.

В России фальшивомонетничество появилось в эпоху средневековья и к началу ХVII в. Фальшивомонетчество было распространено весьма серьёзно как на «бытовом» уровне, так и на уровне государства. Со ссылкой на сведения, опубликованные в "Журнале министерства юстиции" за 1864г.

А.Крылов приводит следующие данные. В течение ХVII в. в стране было казнено 7000 фальшивомонетчиков, 1500 человек за аналогичные деяния были подвергнуты отсечению рук.

Во время царствования Анны Иоанновны в ХVIII в. фальшивых денег в обращении было практически столько же, сколько и настоящих. «Следует заметить, что крестьянство выработало довольно снисходительный взгляд на профессию фальшивомонетчика.

Прекрасно осознавая, что эта деятельность противозаконна, крестьяне, тем не менее, не понимали, почему закон запрещает индивидуальное изготовление платежных средств. По логике крестьянства, если бы ему была предоставлена возможность самостоятельно изготавливать денежные знаки, то было бы обеспечено их высокое качество, а главное - исправное поступление налогов в государственную казну.»

Другое дело государства. Подделка гос. знаков другого государства, с последующим вбросом – был одним из основных способов для дестабилизации экономики. Например, так поступил Наполеон Бонапарт перед непосредственным вторжением в Россию.

Такая мера привела к падению Российской экономики. После войны эти лишние денежные знаки были извлечены из обращения. Всего было изъято 70 миллионов рублей, что по тем меркам было колоссальной суммой.

Нищенство. Нищенство существовало во все времена. Его можно оценивать как экономическое явление.

Вообще, экономическими причинами развития нищенства среди крестьянского населения было несколько: недостаточное обеспечение хозяйств землей и низкая ее производительность; высокая арендная плата; недостаточное развитие местных промыслов; крайняя невыгодность условий труда и его оплаты; несоответствие налогового бремени, лежащего на населении, размерам доходов. Так же сюда можно добавить и случайные явления, такие как неурожаи, наводнения, пожары и тому подобное.

Однако, важной причиной развития нищенствования можно считать полное отсутствие системы социальной защиты населения. Нищенство процветала в дореволюционной России, о чём свидетельствуют следующие данные: Только в Санкт-Петербурге в 1882г. в Комитет поступило 3062 нищих; в 1885г. - 5452; в 1896г. - 9791.

С 1887г. до конца ХIХ в. нищенство в России удвоилось и составило ориентировочно 300 тысяч человек. Особенно большой размах приняло нищенство в Курской, Иркутской и Тобольской губерниях, а также городах: Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Казани, Царицыне, Астрахани, Одессе, Орле, Николаеве.

Если выделить основные категории нищих, то можно заметить, что способы, которые использовались в ХIХ веке, будут достаточно близки к современным методам получения такого вида дохода. Богомолы - просящие милостыню возле церкви и на церковной паперти.

Могильщики - просящие милостыню на кладбище. Опора на вековые традиции гарантирует подаяние. Современные "могильщики" уже не уповают на традиции, они занимаются расхищением могил. Железнодорожники - просящие милостыню на вокзалах железных дорог.

Сегодня на вокзалах их практически нет, они курсируют непосредственно в поездах. Севастопольцы - изображающие отставных солдат, получивших ранения, участвуя в боевых действиях.

Современные "севастопольцы" представлены как реальными, так и мнимыми "афганцами" и "ветеранами" чеченской войны. Погорельцы - выдающие себя за пострадавших в результате пожара.

Этот вид промысла особенно был распространен в сельской местности в связи с большой вероятностью пожара. В 80-е гг. ХХ века "погорельцы" встречались в крупных и курортных городах юга России и на Украине.

Переселенцы - выдавали себя за возвращающихся на родину после неудачного переселения. Современные "переселенцы" предстают в виде "беженцев". Проституция

Несмотря на то, что проституция древняя профессия, упоминаний о ней в летописях нет. В России периоды нелегального её существования сменялись периодами легализации.

К середине ХVIII века процветала в основном одиночная проституция, с которой уже было невозможно не считаться. Поэтому применялись меры по борьбе с проституцией.

В царствование Екатерины, проституция была легализована, но с условием обязательного прохождения медицинских осмотров. Впоследствии, проституция была снова признана вне закона.

По статистическим данным за 1899г. в России насчитывалось 1216 публичных домов с "персоналом" 7840 человек, число проституток-одиночек составляло 9763 чел. К концу ХIХ века проституция всё больше начинает уходить в тень.

После отмены крепостного права и постепенного перехода к капитализму, Количество способов незаконного накопления капитала возрастает. Об этом можно судить взглянув на уголовный кодекс того времени.

Например, после появления института страхования, увеличилось количество умышленных поджогов. Горели преимущественно добровольно застрахованные дома.

Обязательное страхование возмещали лишь 22% от стоимости утраченного имущества, поэтому многие люди прибегали к добровольному страхованию, процент по которому был значительно выше. Возрождение теневой экономики в период НЭПа.

Как известно, Нэпу предшествовали мировая война, 2 революции и гражданская война. В эти периоды, активность теневого сектора сократилась из-за большой угрозы со стороны власти, но не исчезла полностью и сохранилась в виде системы перекупок, торговлей «из-под пола», контрабандой и некоторых других видов деятельности, основанной преимущественно на спекуляции дефицитными товарами, в особенности товарами первой необходимости.

Частный капитал в эти периоды был частично конфискован, частично вывезен заграницу и частично припрятан для лучших времён. Этим «лучшим временем» стал НЭП. Но что же позволило частному капиталу в его теневой составляющей развернуть свою деятельность?

Этому способствовало ряд причин как объективных, так и субъективных: Отсутствие опыта управления у госаппарата Содействие частному капиталу со стороны чиновников

Несовершенство законодательства Задачей государства была аккумулировать эти денежные средства, а так же использовать опыт капиталистов, для увеличения товарооборота и использования невостребованных предприятий.

Так же, государство стремилось аккумулировать частный капитал, продавая неликвидные фонды. Вообще, период Нэпа можно разделить на 3 части: Первый период – с 1921 по 1923 г. Создание частного капитала, преимущественно, нелегальным путём, а также вовлечение старых запасов.

Второй период – с 1924 по 1926 г. Это период так называемой «нормальной» работы капитала Третий период – с 1927 г. Планомерное изъятие частного капитала государством и переход к плановой экономике. Эти три периода характеризуют направление движение денежных потоков.

Например, в первый период деньги различными способами перекачивались из государственной казны в руки частников в основном, незаконными или «мало законными» методами. Следующий период подразумевает использование капитала вполне официальными способами с целью его увеличения.

Конечно, в 1924-1926 годы теневая экономика не исчезла, даже наоборот, наращивала свои обороты, но частный капитал стал использоваться для официальной работы. Однако никто не гнушался использовать пробелы в законодательстве, а так же ошибки государства непосредственно в экономической деятельности.

Проблемы были налицо: отсутствие высшего образования у чиновников, слабый государственный контроль над деятельностью органов власти, неопытность государственного аппарата, «старые болезни» - проблемы, которые были присущи ещё правительству дореволюционной России. Всё это способствовало именно незаконному накоплению частного капитала в СССР.

Виды теневой экономики в период Нэпа. В книге «Частный капитал в СССР» Ю. Ларин выделяет 10 основных видов экономической деятельности: Агенты и соучастники частного капитала в период Нэпа Лжегосударственная форма деятельности частного капитала

Злостная контрагентура Неликвидные фонды Хищническая аренда Система перекупок

Контрабанда Валютные операции Довольно внушительный список получается.

Данные виды деятельности можно условно разделить на чисто теневые, такие как контрабанда и валютные операции, и те, которые можно условно назвать «виды теневой деятельности с ведома государства» или, что будет вернее, «…с попустительства государства». Далее я чуть более подробно остановлюсь на каждом виде.

Агенты и соучастники частного капитала в период Нэпа. Этот способ ведения теневой экономики можно назвать самым простым. Вообще, по грубым подсчётам, количество соучастников частного капитала в государственном аппарате было порядка десяти тысяч человек.

Довольно внушительное число, особенно учитывая то, что каждый из них наносил определённый ущерб экономике государства. Схема была крайне проста: служащие государственных органов организовывали различные предприятия, которые записывали, на имя родственников или даже своё.

Затем они перекачивали находящиеся в их распоряжении средства. После этого эти лица, обычно, уходили из государственных органов и вели уже собственное хозяйство. Данное явление имело массовый характер, о чём говорят множество судебных процессов.

Вот очень яркий пример такой деятельности: «Служащие завода «Треугольник» организовали частную контору под названием «Контора Мартынова», у которой покупали кабель. Производилось это таким образом: с одной стороны, в одни ворота вывозился из завода на склады «Конторы Мартынова» краденый кабель, причём никакого платежа за это не производилось, так как всё это делалось в порядке злоупотреблений, а в другие ворота на завод ввозился кабель из «Конторы Мартынова», хорошо оплачивавшийся «Треугольником».

В итоге такой деятельности, государству был причинён серьёзный ущерб. Только по сумме 56 процессов, государство потеряло 54 млн. рублей, а уголовных дел было заведено несколько тысяч. А сколько ещё дел было не заведено, либо не доведено до логического завершения!

Итоговые потери государства только от данной незаконной экономической деятельности составили порядка 150-200 млн. рублей, и это только за один год. Однако, это только часть проблемы.

Факты говорят о том, что часть лиц, осуждённых за экономические преступления, была снова принята на государственную деятельность. Около 80% чиновников, осуждённых во второй период Нэпа, была осуждена ранее за ту же самую теневую деятельность.

Способ борьбы может быть только один – серьёзно и обстоятельно подходить к выбору кадров, а так же вести строгий контроль над доходами государственных служащих и их родственников, периодически проводить проверки как плановые, так и внеплановые (при появлении подозрений в нечестности чиновника). Так же в качестве профилактики не было бы лишним ужесточить наказания за подобные нарушения, а так же ни под каким предлогом не брать людей, ранее осужденных за какие-либо преступления.

Однако даже такие меры всё равно бы не помогли полностью избавиться от данной проблемы. Но всё же это могло бы уменьшить ущерб, нанесённый государству.

 

Лжегосударственная форма деятельности частного капитала

 

Под лжегосударственной формой деятельности подразумевается деятельность, производящаяся служащим якобы от лица государства, а на деле в качестве частного лица. Действуя от лица государства, предприниматель получал определённую выгоду: освобождение от уплаты налогов, льготы, доверие со стороны контрагентов.

Распространение данный вид деятельности получил в виде так называемых «уполномоченных по особым договорам» или «представителей». Данный вид деятельности относится уже не к теневому сектору, но всё рано не является легальным.

Фактически, это кража с попустительства государства, в связи с несовершенством законодательной базы. Способы противодействия могут быть разнообразными.

Введение отчётности с периодическими проверками, создание института представителей, как государственный орган или банально не использовать подобную практику. Однако не всё так просто как кажется на первый взгляд.

Этот способ накопления капитала вполне легален по своей сути, но при этом не является честным (если такое слово вообще употребимо по отношению к капиталу). Предприниматель действует с ведома государственных органов, а значит и с их позволения.

И прибыль достаётся ему полностью, хотя он числится как государственный деятель, либо человек, действующий только в интересах государства. Данный штамп упрощал ему проведение своих операция, ведь нет сомнения, что государству люди будут доверять больше, чем просто частному лицу.

Ларин предлагает свой метод борьбы с подобного рода предпринимателями. Он считал, что следовало запретить государственным и кооперативным служащим заключать договора с подобного рода лицами.

Однако тогда встаёт вопрос, что делать с продавцами-разносчиками и подобными работниками, которые получают небольшой процент с ведения хозяйства? Ларин говорит, что для подобной категории лиц нужно сделать исключение в законе, но это грозит простым переименованием «представителей» в «приказчиках в лавках» и тому подобное, да и просто очень сложно учесть все возможные виды деятельности, а значит под запрет может попасть вполне легальная работа.

Поэтому, я не считаю возможным использовать такой метод противодействия возникшей системе. Злостная контрагентура.

Злостные контрагенты уже не являлись государственными деятелями, они вели свою экономическую деятельность в качестве частных предпринимателей, но исключительно в порядке злоупотреблений. Способы были различны, но их можно сгруппировать в четыре различных класса:

Контрагент давал заказ государственным заводам и с помощью взятки обеспечивал высокое качество, быстроту и низкую стоимость выполнения заказа. Это давало возможность ему получать товары, качество которых было выше, чем качество таких же изделий, поставляемых в государственные учреждения.

Так же, контрагент имел возможность продавать эти изделия на рынке по более низкой цене, тем самым вытесняя государственный товар. Контрагент давал заказ под большую неустойку, причём заранее договорившись с коммерческими деятелями данного завода о срыве заказа, а полученные деньги делились на заранее обговоренных условиях.

Контрагент брал различные подряды от государства, поставки и заготовки, не давая, при этом, никаких залогов. Кроме того, что контрагент не выполнял данные ему подряды, он ещё получал от государства определённые ссуды, для выполнения заказа.

Эти деньги он либо воровал, не сделав ничего, либо он выполнял поручение, но используя только выделенные средства, не вложив ни копейки. Государство с недопустимым попустительством относилась к такому виду теневой экономики.

Контрагенты могли действовать в течение 6 лет без привлечения к ответу, нанося серьёзный ущерб государству. Серьёзным упущением с его стороны был тот момент, что залог, взимаемый с частного предпринимателя, не превышал 5-10 процентов от заказа, а ссуда выдавалась на все 25 процентов, что в любом случае гарантировала прибыль.

По данным Ю. Ларина, количество таких злостных контрагентов не превышает нескольких тысяч – весьма солидная цифра, особенно учитывая то, что они могут действовать на протяжении нескольких лет. Более того, даже будучи осужденными, эти люди не прекращают своей деятельности.

Например, С. Пляцкий 25 раз был осуждён, имел дело, а значит и обкрадывал, 30 государственных учреждений, имел оборот в 5 миллиона рублей. Но, даже не смотря на это, он имел возможность и дальше продолжать свою деятельность.

Выход Ларин видел в запрете таким людям жить в крупных городах и переселить их на Дальний Восток, где им предоставлялась возможность начать новую жизнь в качестве крестьян. Звучит это, конечно, хорошо, но как было на самом деле.

Ссыльных привозили в чистое поле, выгружали и оставляли. Очевидно, что выживали далеко не все в суровых условиях Дальнего Востока. Ведь для того, чтобы построить дом нужно время и средства, так что людям приходилось жить в землянках.

Конечно, невозможно было избавиться от подобного рода контрагентов одними только законами, но всё-таки следовало ужесточить законодательство по отношению к обеим сторонам, заключившим сделку. Ответственность лежит не только на стороне частного предпринимателя, но и на плечах государственного чиновника, который подписал данный договор.

Так же откровенной халатностью со стороны государства можно назвать выдача огромных ссуд частным фабрикам, без надлежащей проверки надёжности данного предприятия. Например: частная фирма «Московское текстильное общество» набрала у государства полмиллиона рублей авансами под свою будущую продукцию, а затем обанкротилось, или частное общество «Русстекстиль», имея своего капитала 200 тысяч рублей, системой авансов от государства довело свои обороты до 2630 тысяч рублей.

Таким образом, эти предприятия работали в основном за государственный счёт, а прибыль вся шла в руки капиталиста. Занятие крайне бессмысленное и затратное для государства. Имел смысл не полностью отменить систему займов, а ограничить их размер.

Так же при выдаче больших сумм, создавать комиссию для проверки состоятельности данного предприятия и вообще – его существования не просто на бумаге.

 

Неликвидные фонды

 

Частный капиталист скупал на льготных условиях, чуть ли не даром, неиспользуемые запасы вследствие неграмотности государственных чиновников. Награбленное за годы гражданской войны и военного коммунизма было преимущественно распределено между высшими государственными деятелями и населением, висело на государстве в качестве слабо учтённых фондов.

В первую очередь это касалось водного и автомобильного транспорта. По указу государственных органов, эти неликвидные фонды следовало реализовать в кратчайшие сроки, дабы увеличить оборотные средства предприятий.

По полученной Ю. Лариным справке от Центрального управления местного транспорта НКПС от 14 января 1927 года, в которой было сказано, что государственными органами на тот момент было продано частным лицам 1661 машина, из них 1218 легковых, 422 грузовых и 21 специального назначения, и это не считая четырёх тысяч мотоциклетов. При этом средняя цена проданных автомобилей составила от 400 до 500 рублей, что в 20 раз ниже стоимости исправной машины.

Безусловно, далеко не все автомобили были в надлежащем состоянии, но ремонт обходился владельцам в среднем от 500 до 700 рублей. Итого, при средней стоимости автомобиля в 10 тысяч рублей, её новый владелец платил всего лишь тысячу.

Значит, государство потеряло 10 миллионов только с продаж, а если учесть ещё то, что автомобиль приносил 2 тысячи рублей в год дохода своему владельцу, то затраты государства ещё более значительны. В конечном счёте, в частных руках сосредоточилось около восьми процентов всего автомобильного транспорта СССР.

Таким же варварским образом велась распродажа речного и морского транспорта. Транспортные суда продавались за бесценок, в попытки избавиться от неликвидных фондов. На этом наживались частные капиталисты.

Частный транспорт, в конце концов, стал конкурировать с государственным. По данным ЦСУ, частный водный транспорт в 1923 году оценивался около 3 млн. рублей, а в 1925 году – уже свыше 10 млн. рублей.

В 19365 году грузоперевозки составили 3,6% от общего оборота, а в следующем году возросли уже до 7%. Это всё приводило к тому, что часть государственного транспорта была вынуждена простаивать.

К 1925 году уже около 15,2% речного транспорта принадлежало частным лицам, а к 1926 году эта цифра удвоилась, хотя их общая грузоподъёмность не превысила и 5%, но цифра вполне весомая – 13468 судов. Итоговая прибыль частных капиталистов оценивается в 2 млн. рублей в год.

В морском транспорте цифры примерно такие же. Например, частный морской тоннаж в 1927 году составил уже 19% по отношению к тоннажу Совторгфлота. Но как стало возможно такое «разбазаривание» народного хозяйства? А всё очень просто.

В Советском союзе сложилась система, при которой бездумное выполнение приказа сверху было единственным верным способом сохранить своё место и жизнь. А указы были порой настолько абсурдные, что все понимали их несостоятельность.

Так же получилось и с неликвидными фондами. И такое происходило не только с транспортом. ГУМ в стремлении к сокращению мёртволежащего запаса, продал около 80% импортной галантереи, предназначенной для насыщения рынка, частным лицам по низкой цене.

Эти товары государство оплачивало золотом. И это вместо того, чтобы создать специальные склады для подобного роза фондов. Ведь очевидно, что в развивающейся экономике, а именно таковой была экономика СССР, спрос на транспортные средства будет расти.

Ну и конечно же продажа неликвидных фондов часто сопровождалась подделкой документов на товар. Например, сортовое железо продавали как лом, или инструментарная сталь – сталь высшего качества – по 4 рубля за пуд.

Это крайне низкая цена за такой ценный метал, особенно учитывая его дефицит. С данным видом деятельности частного капитала сложно было бороться, так как это уже не его деятельность, а бездумная и даже преступная халатность высших государственных деятелей.

Безусловно, для снижения конкуренции в морском транспорте следовало либо создать льготные условия для государственных кораблей, либо скупать у частных лиц суда.

 

Хищническая аренда

 

Очередным способом незаконного накопления капитала является хищническая аренда государственных промышленных заведений частными предпринимателями. Суть её в том, что предприятия сдавались с большими запасами капитала, который либо просто использовали, либо разворовывали новые хозяева.

Кроме того, условия контрактов были не выгодными для государства. В отчёте по арендному фонду МСНХ приведены следующие цифры: стоимость арендного фонда – 85 млн. рублей, за 1924-1925 годы получено арендной платы – 199200 рублей.

Это примерно 2,5%, что меньше любого нормального процента на капитал. И само собой не покрывает амортизацию. Кроме того, повсеместно не выполняются условия договора – не производится ремонт основного капитала на арендованных предприятиях.

Это всё не редко приводило к тому, что цена на товары таких заводов была ниже государственной, что сильно било по экономике страны. В последствие, было много судебных процессов по данным делам, однако, кто больше виноват: государства или частные капиталисты?

Как мне кажется, это яркий пример бездумного использования ресурсов со стороны государства, так что ответственность должны были понести чиновники и правительство, которое допустило такое «разбазаривание» народного имущества, а не люди, которые сумели этим воспользоваться. Вот пример подобного спорного процесса: «Охтенский цех Петрозавода был взят в аренду с запасами, которые не были учтены.

Взявшие его в аренду инженеры продали в свою пользу неучтённое, как бы подаренное им имущество: 89 тысяч пудов снарядных станков, ножовки, свёрла, напильники, медная стружка, двухтавровые балки и т.д. Всё это продавалось различным государственным органам и заводам».

Преступление данных предпринимателей состоит в том, что они, пользуясь головотяпством чиновников, продали неучтённый товар со складов, то есть, фактически, ничей. Однако следовало проверить и скорректировать условия уже заключённых договоров, а так же провести полную инвентаризацию на всех складах и предприятиях.

 

Система перекупок

 

Суть системы перекупок состояла в том, чтобы скупить оптом товар, чтобы впоследствии продать его дороже в других регионах страны.

 

Данный вид нелегального накопления капитала стал доступен в силу невозможности для государства контролировать и обеспечивать необходимый товарооборот между местами, где товар производился и местами, где в этом товаре нуждались. В то время существовали определённые ограничения на количество продаваемого товара в одни руки, но это не мешало использовать подставных лиц для скупки большего количества предметов потребления.

По данным наркомторга, за 1925-1926 год, населением было куплено 35% всех товаров, однако непосредственно частными лицами было приобретено у государства около 15% товаров. Это означает, что около 20% было куплено через подставных лиц.

Цифра, как вы можете заметить, превышает купленное непосредственно самими частниками. Значит, больше половины дохода они имели через перекупщиков. По грубым подсчётам, прибыль на эти 20% составила не менее 25 млн. рублей.

Особенно широкий размах получила торговля мануфактурой. Торговля подобного рода товарами происходила в Самаре, Тифлисе, Минске, Одессе и многих других городах. Схема была очень проста: предположим, что в Сибирь или Туркестан привезли мануфактуру для заготовки хлеба.

В тот же час там начиналась скупка данной мануфактуры частными капиталистами и перекупщиками. После этого, товар отправляли в другие города, где цена на мануфактуру была выше. Не редки были случаи продажи товаров государственными органами частным предпринимателям.

Товар сначала приобретался у государственного предприятия, а затем продавался частнику за наличный расчёт. Ю. Ларин выдвинул оригинальной способ по решению данной проблемы. Он предлагал организовать распределение продукции между рабочими завода.

Однако, как это может спасти от перекупщиков? Ответ – никак. Что им может помешать скупать товар у рабочих завода за деньги или товар?

Так же данная политика могла привести к бартерной экономике и уменьшению товарооборота, что негативно сказалось бы на экономике страны. По моему мнению, перекупщики выполняли значительную роль в государстве.

Они помогали распределять товары – роль, которую могло выполнить государство. Тем самым они стимулировали экономику. Контрабанда. Отдельным пунктом теневой экономике стоит контрабанда.

Размах её был поистине велик. По сведениям главного таможенного управления, ввезено контрабанды примерно на 60 млн. рублей.

Структура ввоза была примерно таковой: кожаная обувь -12%, галантерея – 11%, вязаные бумажные изделия – 13%, пряжа и остальные бумажные изделия – 12%, шерстяные ткани – 20%, прочая мануфактура – 5% и на всё остальное приходится 27%. Однако, заграничные фирмы действовали вполне легально.

По всей границе существовал ряд так называемых «транзиток», которые являлись базой и складами для контрабандистов. Там фирмы нанимали их для производства операций. Так же они служили пунктами приёма вывезенного товара.

Сумма капитала учувствовавшего в обороте оценивается в 20-25 млн. рублей, а частая годовая прибыль составляла 10 млн. Кроме того, существовала награда за выдачу контрабанды государству. Однако эта награда превышала стоимость ввезённого товара.

Так что было выгодно самому контрабандисту сдать свой товар. Схема была такова: сначала товар перевозили через границу, затем контрабандист прятал вещи и шёл рассказывать про тайник властям.

После этого, товар продавался на аукционе, а контрабандисту выплачивалось вознаграждение. Таким образом, в руках государства оказывалось около 10 процентов всей контрабанды, остальные 90% благополучно попадали в руки частного капиталиста, который затем продавал товар в других городах по всей стране.

Однако большая часть из этих 10% попадала снова в руки капиталиста. Конфискованный товар продавался на аукционах, на которые приходили в основном капиталисты. В среднем, 75% этих товаров попадало обратно.

В разных таможнях дела обстояли по-разному. Количество проданного обратного товара превышало 50%.

Так же, существовали организации, специализировавшиеся на скупке импортных товаров с целью дальнейшей перепродажи данных предметов частным предпринимателям, либо государственным органам. Контрабанда не могла сказаться на частной торговле.

Особенно заметный рост её наблюдался в приграничных городах, куда в первую очередь и поступал нелегальный товар. Так в 1925 году в Новороссийске общий оборот товаров увеличился на 60%. При этом, частный товарооборот возрос на 80%, а государственный лишь на 53%.

Кооперативный же оборот увеличился и того меньше – всего на 33%. Удельный вес частника увеличился и достиг 47%. Безусловно, контрабанда оплачивалась частным предпринимателем.

Экспорт составляли преимущественно те предметы, которые производились близ границы. Большую долю составлял нелегальный экспорт сырья. Так же вывозились и драгоценные камни, золото и валюта. Безусловно, контрабанда была серьёзной проблемой для страны.

Бороться с ней очень сложно. Кроме однозначного снижения вознаграждений за сданный товар, надо было отменить аукционы и распределять товар между государственными учреждениями.

Так же необходимо было увеличить количество пограничных застав и, соответственно, число пограничников. Однако, учитывая протяжённость границ, эти меры не сильно повлияли бы на ситуацию.

Кроме того, вполне возможна была организованная деятельность, направленная на подрыв возможностей «транзиток».

 

Валютные операции

 

Последним из рассматриваемых мною способов нелегального накопления частного капитала является валютные операции.

Их можно разделить на три типа: Спекуляция на рынке бумажных денег Торговля иностранной валютой Скупка золота Игра на рынке бумажных денег была возможна вследствие того, что реальный курс рубля в различных городах отличался.

Как ни странно, для перевода денег иногда использовался и Госбанк. Всё это сильно ударила по покупательной способности червонца. По всесоюзному розничному индексу частной торговли, она составляла 50,9% покупательной силы равного количества золота в дореволюционное время.

А в 1927 году упала до 44,2%. До этого, данный показатель менялся на такие же величины ежемесячно. Курс был крайне неустойчив, что давало возможность серьёзно обогащаться торговцам валютой. Кроме того, это сильно сказывалось так же и на простых жителях страны.

Однако сокращения этих колебаний привели к переносу основной массы валютных операций на иностранную валюту и золото. Иностранные деньги попадали в руки спекулянтов путём посылок из-за границы от родственников, в виде оплаты за контрабанду и из государственных запасов.

Сложно оценить истинные размеры теневого валютного рынка, но по данным, полученным от осведомителей, можно составить примерные расчёты. Главными объектами нелегального оборота являются: английские фунты, американские доллары, турецкие лиры и золотая десятка.

Так же в некоторых регионах активно участвует и персидские краны. Так же по имеющимся данным можно установить, что 30% сделок носят однократный характер, после чего деньги оседают у спекулянтов, около 50% - имеют двукратное обращение и 20% оборачиваются более двух раз.

Суточный оборот в крупных городах кавказа не превышал 25 тысяч рублей, что в сумме давало 100 тысяч рублей. И это только по одному кавказу. Зная эти данные можно посчитать минимально возможную прибыль спекулянтов.

Если взять процент выигрыша равный двум, что крайне мало, то сумма за день составит 500 рублей. Потом, если умножить это на количество дней, то мы получим цифру, превышающую 150 тысяч рублей.

Даже если предположить, что спекулянты «работают» не 300, а скажем 200 дней в году, то сумма получается около ста тысяч рублей. И это мы взяли низкий процент, а он был однозначно выше.

Особое место в ряду спекулянтов закавказья имели так называемые «бараты» - персидские купцы, ввозившие в свою страну золото и валюту, получая прибыль вследствие разницы курсов. В виду серьёзной выгоды от подобных операций, они стали сокращать расходы на коммерческие операции и сосредотачивались на комиссионной работе.

В то же время, данные операции серьёзно сказывались на курсе рубля по отношению к крану. Это серьёзно сказывалось на персидских рабочих, которые переводили свой заработок семьям.

Потери составляли примерно 25-30% от жалованья, что соответственно снижало привлекательность работы в СССР. Кроме того, в «баратских» конторах принимали деньги на хранение, что соответственно увеличивало их силу, а значит и колебание курсов.

По грубым подсчётам, на частнокапиталистическом рынке иностранной валюты обращается ежегодно 20 млн. рублей. Государство имело чёткую политику по отношению к такому роду деятельности.

Оно не желало уступать свои монопольные права на международную торговлю и на иностранную валюту. Однако, это могло не только увеличить товарооборот в стране, но и ослабить контрабанду.

Контрабандисты действовали в связи с тем, что в СССР зарубежный товар стоил на порядок дороже. Государство не могло в достаточной мере закупать иностранные товары, чтобы цена была достаточно низкой.

Кроме того легальную торговлю намного проще контролировать, чем нелегальную, а значит и получать с неё налоги. Кроме того, разрешение иностранной торговли частных лиц могло помочь насыщению внутреннего рынка различными товарами в связи с тем, что большее количество лиц будет участвовать в международной торговле.

Другая составляющая валютной деятельности частного капитала – операции с золотом. Основных источников получения золота частным предпринимателем было 3: Мобилизация запасов золотой монеты Нелегальная скупка нечеканного золота

Из запасов государства. Государственные органы усиленно распродавали золото и иностранную валюту с целью снизить их стоимость для укрепления рубля.

Однако, в силу безграмотности руководства, они не знали, что покупательная способность рубля зависит не только от количества средств в обращении, но от других факторов. Так что после «валютной интервенции», покупательная способность рубля не сильно выросла.

Так в 1924 году она составляла 44% по отношению к дореволюционному рублю, в 1925 – 43,1%, а в 1927 году – 44,2%. За весь период валютной интервенции, в руки частного предпринимателя попало золота на 26 млн. рублей и твёрдой иностранной валюты на сумму 21 млн. рублей.

Однако в следующий год было скуплено обратно порядка 5 млн. рублей, но это всего лишь 10% от утраченного ранее в силу неграмотности руководства. Как один из вариантов, можно было продолжить скупку золота и валюты, а так же добровольно-принудительную их сдачу.

И само собой, сменить проводимую политику на более эффективную. Кроме того, вполне возможно было организовать более строгий контроль над запасами нечеканного золота.

Загрузка...
Комментарии
Отправить