Тактические приемы установления психологического контакта при допросе (опросе) граждан КНР, РК и КНДР

Загрузка...
Установление психологического контакта при производстве отдельных следственных действий – один из факторов, способных существенно повысить эффективность, информативность и качество процесса раскрытия и расследования преступлений.. Естественно, что уголовно-процессуальная сфера – не самая благоприятная обстановки встречи и общения людей, однако зачастую, осознавая необходимость предстоящего общения, участники уголовного процесса имеют субъективные симпатии или антипатии к лицу, производящему следственное действие, что может существенно сказаться на результате работы.
 
Целесообразность установления психологического контакта выделяется многими авторами. Так, Н.И. Порубов рассматривает психологический контакт как «систему взаимодействия людей между собой в процессе их общения, основанного на доверии: информационный процесс, при котором люди могут и желают принимать информацию, исходящую друг от друга. Психологический контакт – это, наконец, процесс взаимного понимания». Естественно, что стойкого желания общаться со следователем не возникает ни у кого, поскольку ситуация попадания в сферу уголовного судопроизводства сама по себе не является эмоционально положительной для любого участника процесса. Однако бесспорно, что лицо, осознав необходимость действовать и находится в определенный период времени именно в этих условиях, предпочитает общаться с конкретным должностным лицом, а не с иными его коллегами, поскольку в данном общении нет личной неприязни, вызванной негативным отношением, реализацией каких-либо психологических комплексов, явных проявлений профессиональной деформации.
 
Помимо всего прочего, обязательным условием психологического контакта должно быть доверие к следователю, как к профессионалу, который в своей деятельности будет руководствоваться исключительно требованиями закона, а не личной заинтересованностью, выгодой либо симпатиями. Ю.В. Чуфаровский отмечает, что «если люди проникаются интересом и доверием друг к другу, можно говорить, что между ними установился психологический контакт».
 
Еще одним необходимым компонентом успешного установления психологического контакта является проявление взаимного уважения (хотя бы внешняя его демонстрация), поскольку, не смотря различие в процессуальных статусах, лицу необходимо быть уверенным в своей значимости. Так, А.М. Столяренко определяет психологический контакт как «проявление работником правоохраны и гражданином взаимопонимания и уважения целей, интересов, доводов, предложений, приводящее к взаимному доверию и содействию друг другу».
 
Авторы М. Погосян и Е. Иванова определяют психологический контакт как «тактическую операцию, объединяющую совокупность тактических приемов, направленных на решение серии задач при производстве допроса». Данное положение представляется спорным, поскольку тактическая операция – это комплекс следственных действий, иных мероприятий и тактических приемов, преследующее цель решить конкретную задачу расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуаций. Установление психологического контакта – не конкретная задача расследования, а фактор, возможно повышающий степень информативности следственных действий. Ни в коей степени не умаляя значения психологического контакта и необходимость его установления, думается, что психологический контакт – не обязательное, а желательное условие производства предварительного расследования и судебного следствия.
 
Таким образом, можно констатировать, что психологический контакт – это некая благоприятная обстановка, которая достигается вследствие целенаправленных действий следователя (субъекта расследования), в результате которых у допрашиваемого не возникает личной неприязни к субъекту расследования, и, при осознании необходимости действовать в данной ситуации, возникает желание общаться именно с этим следователем.
 
Не смотря на убеждения некоторых практиков - работников правоохранительных структур в нецелесообразности установления психологического контакта, ставящих в противовес психологическому контакту меры психического воздействия на допрашиваемого (в том числе с использованием различной компрометирующей информации и приведением негативных последствий для самого допрашиваемого и его близких), именно установление психологического контакта может стать условием получения криминалистически значимой информации от допрашиваемого о расследуемом событии или других обстоятельствах противоправной деятельности.
 
Ярким примером такой ситуации является процесс получения информации от лиц – граждан Китайской Народной Республики, Республики Корея и Корейской Народной Демократической Республики. Как известно, в последнее время наблюдается широкий общественный резонанс по поводу преступной деятельности иностранных граждан. В большей степени это, конечно, касается, преступности среди граждан СНГ (Узбекистан, Таджикистан, Киргизия) и государств Северного Кавказа, но Дальневосточный и Восточно-Сибирский регионы России имеют свою специфику. Прежде всего, это связано с большим числом пребывания на территории данных регионов граждан Китая, которые занимаются нелегальной деятельности, совершая преступления в сфере экономики, среди которых можно назвать незаконное предпринимательство, незаконную банковскую деятельность, уклонение от уплаты таможенных платежей и т.д., а также экологические преступления – незаконная рубка лесных насаждений, уничтожение лесных насаждений, незаконная добыча и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации.
 
Осуществляя опросы и допросы в процессе выявления, расследования и раскрытия данного вида преступлений, следователи, дознаватели и оперативные работники очень редко пытаются установить психологический контакт, либо, устанавливая таковой, исходят из общих рекомендаций. Однако в силу многочисленных различий в воспитании, культуре поведения и национальном менталитете, установление психологического контакта с гражданами КНР, РК и КНДР имеет свою специфику.
 
Осуществляя самопрезентацию личности и демонстрируя справедливо-благожелательное отношение к гражданину, необходимо помнить, что обращение на «ты», которое используют большинство сотрудников, пытаясь таким образом повысить степень понимания иностранцем русского языка, изначально ошибочно. Не смотря на плохое знание особенностей русского языка, китайцы и корейцы очень щепетильны в отношении использования степеней вежливости. Если в русском языке их всего две, в отличие от восточных языков, то нужно использовать хотя бы вторую, более высокую. Кроме того, обращаясь к китайцу или корейцу, сотрудник обычно называет только фамилию, поскольку имя бывает сложно для запоминания и воспроизведения. Для китайцев и корейцев это крайне невежливо, фамильярно и унизительно. В этом случае на анкетной стадии можно вежливо поинтересоваться, как называть собеседника, либо добавлять перед фамилией слова «господин», «мистер» либо название должности (директор, председатель). Аналогично обращение к женщинам. Заметим, что неизвестно откуда взято распространенное обращение к китайской женщине «куня» воспринимается крайне негативно.
 
Большое значение имеет способ самопредставления при первом коммуникативном контакте. Так, сочетание русского имени, отчества и фамилии очень сложно для восприятия на слух и часто вызывает путаницу, что является именем, а что отчеством. Поэтому рекомендуется, если это возможно в зависимости от сложившейся ситуации, опустить отчество, сделав акцент на должность или звание и имя. Если в ситуации предпочтительно официальное обращение, то рекомендуется либо написать обращение на бумаге, либо предоставить визитную карточку. Если собеседник тоже предоставил визитную карточку, то рекомендуется принять ее двумя руками (эта традиция не используется в России, но автоматически поднимает степень уважения в глазах китайцев и корейцев).
 
При использовании такого приема психологического контакта, как беседа на отвлеченную тему, представляющую взаимный интерес, можно использовать выраженную национальную гордость собеседника и поговорить о достижениях страны (КНР, РК КНДР) в области экономики, политики, спорта (особенно достижения национальной сборной на Олимпиаде). При заполнении в анкете графы «место рождения», можно поговорить о красивых городах, о высоком уровне обслуживания и функционирования общественных учреждений (аэропорты, моллы, салоны и т.д.). Фиксируя дату рождения, можно вскользь поинтересоваться семьей (у китайцев и корейцев семейственность играет огромное значение) – есть ли дети, сколько и какого возраста, живы ли родители, имеются ли братья и сестры. В рамках данного тактического приема рекомендуется попросить рассказать собеседника об отдельных сторонах общественной жизни – о языке, культуре, кухне, т.е. проявить интерес к национальным особенностям допрашиваемого (опрашиваемого). Завершая беседу на отвлеченную тему, можно высказать свое положительное мнение о перспективах развития соседней страны и ее международных отношениях с Россией в области товарообмена, автомобильной индустрии, производства товаров и оказания услуг.
 
Тактический прием «Психологическое поглаживание», заключающийся в выражении пониманий страхов, затруднений с одной стороны и похвале за достойное поведение в сложной ситуации, с другой стороны также имеет свои особенности. Необходимо выяснить, какие трудности испытывает допрашиваемый (опрашиваемый) в связи с адаптацией в России. Это могут быть проблемы правового статуса, высокое эмоциональное напряжение, вызванное различиями в мировоззрении, кухне, нормах общественного поведения, а также криминальные проблемы, так как иностранцы часто сами становятся объектами преступных посягательств имущественного характера. Подчеркнув свой официальный статус и положение, можно дать несколько советов и рекомендаций для разрешения неблагоприятных ситуаций, в которые попал собеседник.
Что касается второй стороны данного тактического приема, то рекомендуется похвалить выдержку, самообладание, стойкость, а также хорошее знание русского языка (независимо от реального уровня владения языком и собственной оценки этого уровня). Естественно, что это нужно делать, не вызывая подозрений в своей неискренности. Кроме этого, рекомендуется проявлять терпимость к несовершенству владения русским языком собеседника – ровно реагировать на допущенные ошибки, не смеяться и не копировать произношение отдельных слов и звуков, какими бы смешными для русского уха они не казались.
 
Обращаясь к положительным качествам личности, следует отметить такие качества, как трудолюбие, порядочность, воспитанность, вежливость, благородство, ответственность и профессионализм. Именно эти качества считаются в Китае и Корее наиболее ценными и желанными.
 
Вопреки большинству проксемических исследований в тактике допроса, в соответствие с которыми уменьшение дистанции при общении усиливает эффект доверия (оптимальная дистанция «глаза в глаза» - 30 см), при общении с китайцами и корейцами не рекомендуется сокращать дистанцию меньше, чем 1,5-2 м. Кроме этого, не стоит касаться собеседника руками даже в качестве касаний, похлопываний и т.д. (особенно это шокирует женщин).
 
Используя язык жестов, не стоит упускать из внимания, что некоторые привычные российские жесты имеют неприличную или вызывающую окраску для граждан Китая и Кореи. Так, например, недопустимо показывать на человека пальцем (используется открытая ладонь внутренней стороной вверх), неприлично подзывать кого-то, маня пальцем – для этого используется движение пальцами при положении ладони «внутренняя сторона ладони вниз».
 
Используя тактические приемы установления психологического контакта при допросе (опросе) граждан КНР, РК и КНДР, можно не только увеличить информативность данного следственного действия и (или) оперативно-розыскного мероприятия в процессе выявления и раскрытия конкретного преступного деяния, но и получить массу ориентирующей информации о преступной деятельности представителей диаспоры, так как такая информация носит закрытый характер становится известной только ограниченному кругу лиц.
 
 
Использованная литература
 
 
Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. , Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: учебник. – М.: Норма-М, 2010. – 944 с.
Погосян М., Иванова Е. Тактические особенности установления психологического контакта// Общественно-политический журнал// http://www.znat.ru/80-pogosjan-м.-ivanova-e.-takticheskie-osobennosti.html
Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. – М.: БЕК, 1998 – 208 с.
Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста. – М.: Юрайт, 2000. – 288 с.
Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности. – М., 2001. – 208 с.
Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. – М.: БЕК, 1998 – с 47.
Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности. – М., 2001. – С.38.
Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста. – М.: Юрайт, 2000. – С.170.
Погосян М., Иванова Е. Тактические особенности установления психологического контакта// Общественно-политический журнал// http://www.znat.ru/80-pogosjan-м.-ivanova-e.-takticheskie-osobennosti.html
Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. , Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: учебник. – М.: Норма-М, 2010. – с.492.
Столяренко А.М. Психологические приемы в работе юриста. – М.: Юрайт, 2000. – С.179.
Загрузка...
Комментарии
Отправить