Происхождение морали

Загрузка...
Мораль не так давно стала одним из вопросов психологии. В течении множества столетий эта тема рассматривалась исключительно в рамках философии морали и этики. Поэтому первые мыслители, затронувшие эту тему, были вовсе не психологи, а философы.
 
Один из первых в истории, кто положил начало эволюционному подходу к морали, был Герберт Спенсер (1820-1903). Он развил идеи Конта о возможности применять в социальных науках данные наук о природе. Считал, что эволюция охватывает не только природу, но и общество, а нравственность есть высшая ступень развития и не отличается от отношений в мире животных. Два главенствующих принципа, на которых основывается мораль – принцип справедливости и принцип благотворительности. Так же мораль есть результат адаптивного поведения человека, направленное на сохранение своего вида. Один из главных его трудов на тему нравственности – «Научные основания этики».
 
Но не только философию волновал вопрос о происхождении нравственности. Эволюционный подход предполагает, что естественные науки не должны упускать из внимания тему морали и познавать эту область могут и биологи. Здесь нельзя не сказать о Дарвине и его теории о происхождении человека. В своей работе «Происхождение человека и половой отбор» он пишет: «Любое животное, наделенное хорошо выраженными социальными инстинктами, включая привязанность к детям и родителям, с неизбежностью приобретет моральное чувство, то есть совесть, как только умственные способности разовьются до уровня человеческого или близко к тому»(страница 98). Отсюда следует, что для чувства нравственности необходима некая инстинктивная база и достаточно развитый интеллект.
 
Мораль имеет происхождение из социальных отношений тех животных, которые образовывают стаи. Им для выживания и опять же, сохранения своего вида, необходимо проявлять альтруизм и взаимопомощь. Дарвин говорит, что разница между умом животного и человека скорее количественная, чем качественная. Природа нашего интеллекта неотличима, разница есть лишь только в степени развития умственных способностей. Поэтому предпосылкой для появления морали у человека являются социальные инстинкты животных. Одним из главных приверженцев теории Дарвина был Томас Гексли.
 
В настоящее время множество исследователей, как русских, так и зарубежных, рассматривают мораль в рамках эволюционного подхода. Из отечественных деятелей науки особо стоит выделить биолога Александра Маркова. Он издает много статей и научных работ в рамках эволюционной психологии. Относительно нравственности он говорит: «Все аспекты нашей психики, включая самые высшие, такие как мораль, имеют вполне материальную нейрофизиологическую основу» (Эволюция морали. Биолог Александр марков). Аргументирует он свою позицию несколькими фактами. Во первых – наука нейрофизиология имеет факты о локализации любой психической функции в конкретной зоне головного мозга. Во вторых – данные психогенетики и существующая связь между генотипом и поведением человека.
 
В третьих данные психоэндокринологии выявляющие влияние гормонов на наше поведение. Нельзя забывать, что грань между человеком и животным с каждым годом становится все слабее. И конечно сама эволюционная психология, как наука, имеет возможность получать большое количество данных, строить теории и проверять их опытным путем. Я считаю, что приведенные аргументы являются отличной базой для того, что бы принимать данные эволюционной психологии о происхождении морали как серьезные и достаточно достоверные факты. В истории науки есть много данных о том, как повреждение, какой либо зоны коры головного мозга приводило к явным изменениям в поведении человека. Так, например, у людей с повреждением вентромедиальной префронтальной коры наблюдается исчезновение способности к сопереживанию и чувству вины.
 
Большое внимание в своих выступлениях, лекциях и статьях Александр Марков уделяет эволюции альтруизма. Он приводит данные о том, что склонность к совершению добрых поступков обусловлена не только воспитанием, но и генами. Например, сочетание определенных генов, отвечающих за выработку гормонов вазопрессина и окситоцина, связаны со способностью людей бескорыстно совершать поступки на пользу другим людям. Автор говорит, что одна из теорий происхождения альтруизма основана на родственном отборе, а значит – помочь родственнику выгодно, потому что он распространяет те же гены что и ты сам. Я предполагаю, что, исходя из этой теории, само понятие альтруизма становится условным. Потому что внешняя взаимопомощь обусловлена некой выгодой для своего рода. И помощь эта оказывается только своим близким родственникам. Мы не можем ограничивать понятие альтруизма и применять его только по отношению к определенной социальной группе. Но здесь стоит указать то, что у людей существует особый – парохиальный альтруизм, и сущность этого понятия заключается как раз в готовности оказать помощь «своим» и проявить агрессию к «чужим». Члены группы, которая придерживалась такого принципа, могли наиболее эффективно выживать и оставлять потомство. Здесь мы опять же видим, что происхождение определенного вида поведения основано на образе жизни первобытного человека.
 
Автор статей так же связывает проявление любви, привязанности и моногамии/полигамии с уровнем секреции определенных гормонов и чувствительности к ним. Религию же Александр Марков рассматривает с точек зрения двух взаимодополняющих подходов – «религия как побочное следствие эволюции каких-то других психических функций и религия как полезная адаптация». Оба подхода, очевидно, имеют биологизаторскую основу и исходят из данных о становлении первобытно - общинного строя.
А. Константинов в статье «Зверское сострадание» приводит примеры альтруистического, нравственного поведения из животного мира. Он начинает свою статью со слов: «Мы приписываем животному началу лишь свои худшие побуждения, но этологи накапливают данные о том, что сострадание, щедрость и взаимопомощь — обычное дело у приматов». Я согласна с автором в этом высказывании, действительно, существует стереотип, и все безнравственные эгоистичные поступки мы называем - «животным проявлением». Но достаточно фактов из зоопсихологии и этологии о том, как высшие приматы проявляют жертвенность, сострадание, чувствуют несправедливость и помогают своим сородичам. Эти факты и являются прямым доказательством того, что мораль имеет инстинктивную природу.
 
Среди русскоязычных авторов очень трудно найти тех, кто проводит изучение морали в рамках эволюционного похода. Большая часть авторов придерживается той точке зрения, что мораль всё же социальна, и обусловлена воспитанием и обществом. Чего нельзя сказать о зарубежных исследователях. Но о них позже, а сейчас рассмотрим точки зрения оставшихся российских авторов.
 
Многие из статей, касающихся нашей темы, имеют обозревательный характер. Исключительно описательной является статья Заикина В.А. «Современные тенденции развития психологии морали: социально психологический взгляд». Несмотря на то что взгляд «социально-психологический», среди всех подходов указан и бихевиоризм. Первенство автор отдает когнитивной психологии. Статья Молчанова С. В. «Мораль справедливости и мораль заботы: зарубежные и отечественные подходы к моральному развитию» опять же анализирует все имеющиеся подходы. И в конце автор приводит данные своих исследований, проведенных в разные годы, о том, что существует две моральные культуры – забота и справедливость (о них речь еще пойдет ниже), которые влияют на решение моральных дилемм, а так же ориентацию личности в ценностной сфере и моральное мышлении. Еще обозревательной частично является статья Чиргиновой И.А. «Принятие неопределенности и макиавеллизм в регуляции морального выбора». Её статья представляет собой две части – теоретическую и эмпирическую.
 
Первая – обзор и оценка всех теорий и взглядов касающихся указанной темы. А во второй части автор проводит исследование, ставит перед собой несколько гипотез, проверяет их и приходит к следующим выводам: «Личностная регуляция морального выбора должна быть понята как многоуровневая, поскольку охватывает разные уровни самосознания, ценностное отношение к другому и активность в принятии и непринятии неопределенности»; «Макиавеллизм можно рассматривать в качестве атрибута низких уровней личностного самосознания». Макиавеллизм автор относит к «доличностным» факторам влияния на решение в моральной дилемме и от степени его выраженности испытуемый делает выбор – при высокой –отстаивание собственных позиций и целей, при средней – избегание негативных последствий, при низкой – испытуемые отличаются скромностью и честностью.
 
Здесь можно отметить то, что при принятии решения человек не всегда руководствуется «холодными» рассуждениями, а во многом играют роль особенности характера, то есть они и задают «ход мыслей». Человек со склонностью к неопределенности будет легко принимать эту же неопределенность в выборе решения, и наоборот. Отсюда следует, что мы не можем утверждать, то, что все люди принимают решение по какой-то одинаковой схеме. То, что мы выберем, во многом зависит от личностных особенностей. А личностные особенности, в какой-то степени, обусловлены генетически и физиологически. И вот мы опять в рамках эволюционного подхода.
 
Более подробно об инстинктивной природе нравственности пишет Эфроимсон. В статье «Родословная альтруизма» он объясняет этику с позиций эволюционной генетики человека. Он противопоставляет теории естественного эгоизма факты массового героизма, говорит, что «идея справедливости обладает необычайной способностью к регенерации». Те инстинкты, которые направлены на сохранение своего потомства способствуют и сохранению своего вида. «В условиях доисторических и даже исторических индивиды, у которых отсутствовали эти инстинкты, и общины, у которых они были редки, непрерывно устранялись естественным отбором за счет малой численности выживавших детенышей». Автор говорит, что совершение человеком добрых, благородных поступков объясняется не личной выгодой. «Оно порождено его естественной эволюцией, направлявшейся по руслу развития умственных способностей, удлинению срока беспомощности детей и сопряженной с этим чрезвычайной интенсификацией отбора на альтруистические эмоции».
 
Получается самоотверженное поведение необходимо человечеству для выживания. Автор объясняет, как генетически может передаваться ген индивидуально не выгодный, но способствующий сохранению своего вида – если индивид своим самопожертвованием спасет членов своего вида, то этот ген будет распространяться более интенсивно. Так же в статье приведено объяснение моногамии человека, и почему людям противен факт полового влечения между близкими родственниками. «Может быть, обидно, жестоко, что эмоции и идеалы супружеской верности, преданности, вечной любви к своим детям и их матерям выкованы десятками тысячелетий отбора, то есть гибелью миллионов, десятков миллионов, сотен миллионов тех детей, родители которых не обладали этими этическими эмоциями.
 
Еще обиднее и оскорбительнее согласиться с тем, что наши высшие поэтические идеалы вечной любви имеют своим отдаленным источником столь низменных причины, как бесплодие и отбор, вызванный венерическими заболеваниями.» Удивительно, что многие виды нравственного поведения, возникли путем таких великих жертв. Прежде чем люди смогли «вынести урок» и создать для себя правила и нормы морали потребовались большие временные и человеческие затраты. Здесь уместны строчки из Фауста: «Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.» Основной закон эволюции – естественный отбор – самый безжалостный и истребляющих всех слабых и больных – произвел высшие, нравственные эмоции и формы поведения, существующие на благо человечеству.
 
В заключении автор говорит, что человечеству большой ценой досталась способность мыслить и различать добро и зло. «Он должен всегда и во всем быть судьей своим собственным делам, сознавать, что за свои поступки всегда отвечает он сам». Это самый правильный вывод, который можно сделать, исходя из того, что в человеке генетически обусловлены нравственные нормы. Ведь нельзя забывать и об умственных способностях человека, и не зависимо от того, что в нас заложено, эти способности нам даны для того, что бы мы могли подумать, прежде чем совершать действие.
 
Марк Хаузер излагает свои взгляды на вопрос о происхождение морали в книге «мораль и разум». Главная идея книги заключается в том, что «человек обладает моральным инстинктом», а он образуется на базе инстинкта способности к языку. Он говорит, что у всех людей от рождения существует «универсальная моральная грамматика» (как в одной из теорий возникновения речи по Хомскому, но там каждый ребенок рождается с имеющейся у него «универсальной грамматикой» - способностью к усвоению языков). Благодаря «универсальной моральной грамматике» человек может судить о допустимости тех или иных действий.
 
Хаузер говорит, что «представление о том, что нравственное решение – результат рассудочного выбора, ведет к ошибочным решениям в сфере политики, права и образования, а причина этого – незнание природы моральных инстинктов.» Этот вопрос на самом деле тесно связан с перечисленными сферами общественной жизни и имеет для них большую ценность. Автор, так же как и Эфроимсон рассматривает психологические основы морали как инстинкт, т.е. «как сложившуюся в эволюции способность человеческой психики неосознанно и автоматически порождать суждения о добре и зле». Вообще их взгляды во многом сходятся, и Хаузер принимает ту же точку зрения на вопрос о происхождении нравственного поведения. В начале книги он объясняет, почему люди, например, редко откликаются на мольбы о помощи голодающим или больным детям через интернет, телевидение, почту и т.д.
 
Он говорит – дело все в том, что «в эволюционном прошлом человеку предоставлялась возможность помогать только тем, кто находился рядом: раненому охотнику, голодающему родственнику, стареющему человеку, женщине с осложненной беременностью. Возможности для альтруизма на расстоянии не существовало. Психология альтруизма формировалась в контактах с ближайшим окружением, на расстоянии вытянутой руки». И сейчас мы можем наглядно узреть, как пережиток эволюции влияет на наши поступки и суждения в подобных ситуациях. Получается то, что не было сформировано эволюционно, не функционирует и сейчас, у человека просто нет заложенной программы поведения при таких обстоятельствах.
 
Но, однако, Хаузер говорит, что не стоит делать вывод о том, что интуитивный выбор всегда оказывается лучшим в вопросах морали. К подобному выводу приходит и Джонатан Хайдт в своей статье где приведены результаты исследования – как влияет эмоция отвращения на наши моральные суждения. Автор провел 4 различных эксперимента, но все они дают один и тот же вывод – когда человек испытывает отвращение он склонен давать более резкие и строгие ответы на вопросы о моральном выборе. Да, отвращение является той эмоцией, которая говорит нам о границах наших действий.
 
Но эта эмоция может возникнуть и под влиянием неприятного запаха, а значит человек, из-за внешних факторов, которые никак не связаны со сложившейся ситуацией морального выбора, может принять не правильное решение – просто потому что в помещении дурно пахнет. Это наглядно иллюстрирует то, что человек не всегда может полагаться на свою интуицию, т.к. решения принятые таким образом могут быть ложными по причине внешних обстоятельств или плохого самочувствия.
 
О том, как нас может подводить в выборе наше внутреннее чувство, рассказывает Пол Блум в видео-лекции «Происхождение удовольствия». По его словам «мы придаем большое значение происхождению, т.к. мы зациклены на статусе. Наша реакция на вещи обусловлена нашими побуждениями. Мы не воспринимаем вещи так как слышим их или видим. Даже то, какова будет еда на вкус – во многом зависит от наших мыслей». Это можно связать и с эмоцией отвращения, которая может возникнуть на неприятный вид или запах пищи. Если нам противен запах или вид какой-то еды, мы вряд ли будем это есть, несмотря на то, что нам скажут о пользе продукта.
 
Пол Блум говорит: «если вы хотите заставить ребёнка пить молоко или есть морковь, и что бы при этом он испытывал удовольствие, просто скажите ему, что эти продукты из Макдоналдса». Ребенок знает – все, что там продается, очень вкусно. Так же и на выбор взрослых людей влияет множество стереотипов. На основе этих стереотипов и может возникнуть ложное решение моральной проблемы. Для того что бы уйти от предрассудков и посмотреть на ситуацию «со стороны» обычно требуются умственные усилия. И если бы люди всегда следовали такой модели поведения, наверное – мир был бы добрее. Подобную ситуацию описывает Джонатан Хайдт в видео-лекции «либералы и консерваторы».
 
«Либералы – открыты новому опыту, страждут нововведений, разнообразия, новых идей, путешествий. А консерваторы – наоборот предпочитают все знакомое, надежное и проверенное.» Отсюда и берутся разногласия – либералы следуют своим стереотипам поведения, а консерваторы – своим. Их взгляды естественно будут различаться и на такие вопросы «что хорошо, а что плохо». Хайдт предлагает способ решения этих вечных споров, и все восточные религии уже давно познали этот способ, он говорит – мы не должны быть «за» или «против», мы должны следовать истине. И в вопросах морали мы не должны следовать сложившимся стереотипам и отстаивать точку зрения, которая может оказаться ложной. Мы не должны следовать нашим убеждениям, мы должны искать истину. Это то, о чем говорили Марков, Эфроимсон в своих статьях, то, почему Хаузер советует не полагаться лишь на интуицию. Мозг человека обладает невероятными возможностями и для того что бы «познать истину» мы должны их использовать.
 
Джонатан Хайдт в статье «Психология морали и неправильное понимание религии» снова упоминает либералов и консерваторов. Он рассказывает о том, как менялись взгляды на психологию морали со временем. Обычно исследователи выделяют два основополагающих принципа нравственности – вред/забота и справедливость/взаимность. Но Хайдт, вместе со своими коллегами, определил еще три дополнительных принципа – лояльность к своим, уважение к власти и чистота/святость. Первый есть результат межгрупповой борьбы, второй - развился из отношений приматов, и третий появился позже, имея в основе человеческую эмоцию отвращения, которая, разделяет поступки человека на благородные и низменные. И если сравнить взгляды либералов и консерваторов на эти принципы, то мы можем увидеть большую разницу. Консерваторы придерживаются всем пяти принципам, а либералы только двум основополагающим. Поэтому консерваторы склонны считать либералов безнравственными и аморальными. А либералы, в свою очередь, считают, что принципы уважения к власти, лояльности к своим и чистоты являются основой фашизма и могут быть опасны.
 
Эмоция отвращения проявляется не только к биологическим объектам. Спектр проявления этой эмоции расширился за счет её социальной ориентированности.
Мы не хотим прикасаться к вещам тех людей, которые совершали аморальные поступки (например – кто будет носить свитер Адольфа Гитлера, даже если его постирать или перевязать). Люди мотивируют свою неприязнь к гомосексуалистам именно эмоцией отвращения. Они стараются исключить их из учебных заведений, районов, городов и порой методы, к которым они прибегают, оказываются совершенно безнравственными. Хотя, они считают себя морально мотивированными. Кстати, такое поведение присуще именно консерваторам, т.к. гомосексуализм нарушает те моральные принципы, которым они придерживаются (чистота/святость; лояльность к своим).
 
Джошуа Грин, Сильвия Морелли, Келли Ловенберг и другие исследователи пишут в статье под названием «Когнитивная нагрузка выборочно мешает утилитарным моральным суждениям» синтезированное мнение о том, что автоматическая эмоциональная реакция (по Хайдту) и решение, контролируемое когнитивными процессами (по Колбергу), могут конкурировать при моральном выборе. Они как бы объединяют две точки зрения и дают каждой право на существование. Результаты проведенного авторами исследования показывают, что люди склонные принимать решение согласно утилитарному принципу (полезность поступка определяет его нравственность) склонны делать выбор с помощью контролируемых рассуждений, а те, кто не придерживается такого принципа, полагаются на эмоции и возникающее автоматически решение. Авторы пишут, что работы Джонатана Хайдта вдохновили их на проведение этого исследования.
 
Можно заметить, что преимущественно зарубежные исследователи изучают мораль в рамках эволюционного подхода. Большинство исследований тоже проводятся за границей. Взгляды на некоторые моменты сходятся как у отечественных, так и у зарубежных исследователей – например, многие определяют как два основополагающих принципа морали – справедливость и забота. Но, так же существует и много разногласий, касающихся деталей и тонкостей этой проблемы. Возникают споры, сомнения, это приводит к новым исследованиям и новым открытиям. А это значит, что наука в этой области не стоит на месте и исследование морали в рамках эволюционного подхода становится все актуальней в наше время
Загрузка...
Комментарии
Отправить