Проблемы лингвистической идентификации личности

Загрузка...

В конце прошлого века в отечественной лингвистике бурно начинает развиваться прагматическое направление, занимающееся проблемами распознавания личности по ею создаваемым ею звуковым или письменным текстам.

Взаимосвязь человека и языка была подмечена еще в глубокой древности. Так всем известен латинский афоризм «Каков человек, такова и его речь».

Человек, который пользуется языком и создает этот язык, есть языковая личность.

Под языковой личностью в нашей работе понимается «наивный носитель языка, способный реализовать в речевой деятельности некую совокупность языковых средств, характеризующих определенную часть языкового коллектива (социальную группу) в данный промежуток времени» [Наумов, с.12]. В отечественную лингвистику термин «языковая личность» был введен В.В. Виноградовым. Ученый различал понятия «коллективная языковая личность» и «индивидуальная языковая личность».

Как отмечал еще Э. Сепир, языковые или речевые привычки являются бессознательными маркерами личности или части языкового коллектива, объединенной общими (социальными, возрастными, половыми) признаками.

Б.де Куртене отмечал, что язык в развитии есть трансформация психических процессов в языковую материю [Наумов, с.13].

Речевое поведение как правило обусловлено психическими и мыслительными стереотипами, которые сложились в языковом коллективе. Набор данных стереотипов постоянно меняется. Кроме вербальных средств в речи участвуют невербальные формы общения, которые зачастую дают больше информации об индивиде, чем сама речь. Сочетание языковой и параязыковой знаковых систем определяет принадлежность человека к какому-либо языку и формирует образ языковой личности.

Благодаря языку человек становится членом языкового сообщества. Владение языком представляет собой деятельность, направленную на достижение результата. Различают два типа вербальной деятельности: звуковую и письменную. Одним из способов самовыражения языковой деятельности является письмо, где самоконтроль личности увеличивается по сравнению с устной спонтанной речью. Каждая языковая личность использует при письме свои «детали», благодаря которым в дальнейшем можно проводить определенную лингвистическую диагностику. Формирование языковой личности или языкового индивида напрямую связано с особенностями психики человека. Как указывает А.А. Залевская «Язык у пользующегося им человека представляет собой одну из психических функций, реализуемых только во взаимодействии с другими психическими функциями индивида (восприятие, память, мышление, внимание и т.д)». (Залевская,1999:12).

Проводимые экспериментальные исследования показали, что способ формирования мысли, а также ее формулирования характеризуется несколькими параметрами, отбор слов, связность, комплексированность, логичность. У испытуемых отмечается употребление в речи в разное время одних и тех же слов и частей речи (Калентьева,1989:22).

Одним из компонентов языковой личности является психоэмотивная составляющая, интересующая многих исследователей. Так, например, Э.Л. Носенко изучал специфику проявления психоэмоциональной напряженности в речи. Исследователь доказал, что эмоциональная напряженность приводит к активизации таких спонтанных речевых проявлений как возрастание количества привычных речений, слов паразитов, клише. Кроме того, автор отмечает увеличение числа некоммуникативных жестов, сопровождающих речь, колебание темпа речи и частоты основного тона. (Носенко,1979: 16).

В ходе сопоставления речи информантов в обычном состоянии и в состоянии эмоциональной напряженности было установлены отличия, относящиеся к лексической организации высказывания, грамматическому оформлению, кинетическому поведению говорящего; увеличивается линейная протяженность высказывания, количество пауз хезитации; снижается словарное разнообразие речи и т.д.

В исследовании Э.А. Нушикян проводится изучение просодической организации эмоциональной речи. Автор делает вывод, что просодическими маркерами эмоциональной речи являются ЧОТ(частота основного тона), спектр, длительность, интенсивность звука. Основную роль играет мелодика, коррелирующая с ЧОТ на уровне акустики.

В ходе аудитивного анализа эмоциональных фраз было установлено. Что лучше всего опознается восторг, а хуже всего – страх, часто принимаемый за гнев или беспокойство. Основной вывод исследования, который автор делает на материале английского, русского и украинского языков говорит о том, «в интонационном выражении эмоций больше проявляется их универсальность, нежели специфичность, хотя интонационный строй структуры конкретных языков накладывает на них свои особенности» (Нушикян,1987:29).

Итак, можно сделать вывод, что психиэмоциональное состояние человека выявляет языковую личность.

В работах Р. Фермана делается вывод, что «громкая, звучная речь, хорошая артикуляция, уравновешенный (четкий) ритм свидетельствуют о витальности человека. Громкая, высокотональная, напряженная речь приписывается волевым субъектам» (Наумов, С.40). В исследовании Е.А. Харьковской делается вывод, что в речи интровертов отмечается большее количество пауз. Таким образом, очевидно, что просодия сильно связана с индивидуальными особенностями человека. В работе В.А. Попова устанавливается влияние стрессовой ситуации на речь. Стресс приводит к модификации акустических характеристик речи, к изменению ее интенсивности и увеличению темпа.

Речь сочетает в себе как психологические, так и социальные свойства личности. Психические выражения в речи совпадают с речевой ситуацией и определяют состояние индивида в конкретный момент. Социальные же характеристики представляют устойчивые речевые маркеры конкретного человека и его социального статуса.

Н.С. Трубецкой писал, что «В социально-дифференцированных обществах особенно заметны различия в произношении, основывающиеся на сословном. Профессиональном или культурном членении общества. Такие различия наблюдаются не только в языках Индии, где они закреплены кастовым делением …, но и в других частях света….Расхождения в произношении горожан и крестьян, образованных и необразованных встречаются, пожалуй, в любом языке. Часто встречается особое «светское» произношение: характеризуясь небрежной артикуляцией, оно свойственно всякого рода щеголям и пшютам» (Трубецкой,2000: 28).

Н.А. Фомина предлагает устанавливать свойства языковой личности, принадлежащей к тому или иному социуму, на основе трех параметров:

1. уровневой структуры языка (фонетика, грамматика, лексика);

2. типов речевой деятельности (говорение, слушание, письмо, чтение);

3. степени владения языком (Фомина,2002).

Реализация социальных свойств личности в речи может иметь различные формы. Так, С.С. Дашкова, анализируя лексико –грамматический уровень речи, пишет, что «люди, употребляющие в речи более длинные предложения, воспринимаются как более «замкнутые», интеллектуально-озабоченные, принципиальные, властные, осмотрительные, напряженные» (Дашкова,1982:10).

Также автор отмечает, что использование большого количества существительных присуще человеку открытому, расслабленному, безалаберному. Употребление прилагательных и наречий свойственно человеку замкнутому, озабоченному, интеллектуально уравновешенному.

Для проблемы лингвистической идентификации личности важным является не только социальная природа порождения речи, но и восприятие речи. А.А. Леонтьев писал, что «наблюдая реакцию собеседника, коммуникатор корректирует свое речевое поведение» (Леонтьев,1975). Таким образом, возможно говорить о распознавании языковой личности с опорой на восприятие.

«Речевая деятельность индивида, как указывает В.В. Наумов, является производной социального поведения, его планом выражения. Речевое поведение выбирается языковой личностью в зависимости от ее принадлежности к определенной социальной группе; однако, в отличие от социального поведения, имеющего незначительную вариантность, речевые возможности индивида трудно ограничить какими-либо рамками» (Наумов, С.59).

В экспериментальном исследовании Г.Г. Матвеевой проведен анализ письменного текста через восприятие личностных свойств автора. Участникам эксперимента был предложен следующий текст: «В виду недомогания профессора Х, студенты благоволят явиться на экзамен после 20 марта». Нужно отметить, что данный текст является буквальным переводом французского объявления».

270 участников эксперимента различного возраста и уровня образования получили одинаковую анкету с вопросами на которые они должны ответить с целью определения личности автора текста. Как показал анализ анкет, русские реципиенты среднего и старшего возраста с высшим образованием, представили автора текста человеком старшим по возрасту, с высшим образованием, русским, занимающим должность доцента или профессора, заведующего кафедрой. Большинство русских реципиентов молодого возраста со средним или неполным высшим образованием представили автора как человека с таким же образованием и возрастом, нерусского и плохо владеющего русским языком.

Г.Г. Матвеева делает вывод, что в разных группах есть свои представления о законах речевого общения, поэтому нормы речевого этикета не совпадают у различных социальных групп (Матвеева.1999:32).

Большое значение для антропологической и социальной характеристик личности имеют гендерный и возрастной факторы. Н.С. Трубецкой констатировал отличия в произношении возрастных групп во многих языках. Конечно, не представляет большого труда определить возраст человека по голосу (его тембральным характеристикам), особенно, если это ребенок или старик. Хотя и здесь нужно быть осторожным, так как иногда встречаются пожилые люди, говорящие молодым и бодрым голосом. Следовательно, при определении возрастных характеристик личности, видеть которую нет возможности, необходимо обращать внимание на лексику, грамматику, фразеологию. Гораздо труднее определить возраст у представителей среднего возраста. Для этой возрастной группы характерна широкая тембральная вариативность.

Гендерный аспект языковой личности достаточно интенсивно начинает изучаться как у нас в стране, так и за рубежом в последние десятилетия прошлого столетия. Основной задачей этого направления исследований является составление перечня классификационных признаков мужской и женской речи.

А.В. Кирилина выделяет следующие особенности мужской и женской речевой деятельности:

1. Женщины легче переключаются и «меняют» роли в коммуникативном акте.

2. В качестве аргументов женщины чаще приводят примеры и случаи из личной жизни или из жизни своих близких и знакомых.

3. Мужской речи присуща терминологичность, точность номинации, сильное влияние фактора «профессия», использование экспрессивных и стилистически сниженных средств, намеренное огрубление речи.

4. К типичным чертам женской речи относится гиперболизованная экспрессивность и более частое использование междометий типа «Ой».

7. Женщины предпочитают усиливать положительные оценки, а мужчины используют отрицательные оценки с использованием стилистически сниженной и бранной лексики (Кирилина,1999:65).

Е.В. Ерофеева полагает, что гендерные особенности зависят от территориальных факторов. Автор указывает, что в городах расположенных на диалектных территориях речь женщин более нормативна, а также более консервативна (Ерофеева,2005:23-24).

Еще один исследователь гендера Т.Н. Салмина считает, что в большей степени различия в мужской и женской реализациях выявляются в неформальных ситуациях общения. Это связано с тем, что мужчины в речи сдерживают выражение положительных эмоций, а женщины – отрицательных (Салмина, 2003: 15). Такие различия затрагивают тональные характеристики речи, громкость и темп произнесения.

Необходимо отметить, что гендер не является главным в иерархии личностных ценностей в отличие от социолекта. Гендер является производным от социолекта. Различия в речи внутри социума зависят прежде всего от социального положения и национальности, особенно в полиэтническом регионе или государстве.

Особенности мышления, психики и национальной культуры проявляются как в национальном языке, так и в речевом поведении носителей языка.

Наиболее ярко национальная специфика речевого выражения выявляется в ходе сравнения на материале различных языков этикетных высказываний, идиоматических выражений, сравнений, метафор, метонимий.

Распознавание национальной принадлежности индивида по речевым параметрам может проходить посредством сравнительного анализа выборки речевых высказываний и эталонных речевых образцов по различным критериям.

Таким критерием для лингвистической идентификации личности говорящего может выступать фонетическая (лексическая, грамматическая) интерференция. Посредством аудитивного анализа можно установить принадлежность к национальному варианту французского языка жителя провинции Квебек, или региональному варианту жителя Юга Франции. Жители северных, центральных или южных регионов России имеют ряд отличительных особенностей как на сегментном, так и на просодическом уровнях речи, позволяющих диагностировать их территориальную принадлежность.

Значительное количество национально специфических особенностей касается набора паралингвистических средств: мимики и жестов и др. Невербальные средства различных языковых коллективов имеют общую основу, формируя при этом свой набор параязыковых средств. В работе «Паралингвистика» Г.В. Колшанский предлагает различать паралингвистику и параязык. Под паралингвистикой автор понимает не собственно языковые средства; под параязыком понимается совокупность средств, участвующих в языковой коммуникации (Колшанский,1974:9). Ученый считает, что коммуникативное поведение личности должно изучаться с учетом как вербальных, так и невербальных средств (Колшанский,1974:32).

К важным параязыковым средствам языка Г.В. Колшанский относит интонацию, понимаемую им как « наиболее сложное явление в ряду фонационных особенностей языка, связанных с речью и личностью говорящего…» (Колшанский,1974:392).

Как уже отмечалось ранее, большое значение в речевой коммуникации, а, следовательно, и в лингвистической идентификации личности играют кинесика, жесты, мимика. Степень использования параязыковых средств, по мнению В.В. Наумова, зависит от эмоционального фона коммуникативного акта, психотипа языковой личности и ее социального статуса. «Люди немолодые, уравновешенные, образованные, имеющие определенное социальное положение, характеризуются весьма умеренным использованием ПС. Социальные маргиналы с невысоким уровнем образования имеют склонность к весьма динамичной кинесике, выражающейся в интенсивной поддержке вербального языкового материала жестами и мимикой» (Наумов, 2007,109).

 

Загрузка...
Комментарии
Отправить