Проблема совладающего поведения в психологии

Загрузка...

Каждый человек в своей жизни неизменно оказывается в ситуациях стресса, сталкивается с трудностями, которые необходимо преодолеть. И чтобы совершить это «преодоление», ему необходимо иметь знания о способах выхода из трудной жизненной ситуации, ну или как минимум, цитируя Р. Лазаруса: «человек должен верить, что они у него есть» [51].

В психологической науке совокупность сознательных, мыслительных, поведенческих, волевых и эмоциональных усилий, которые нацелены на преодоление сложной жизненной ситуации, либо на привыкание к ней, называют совладающим поведением.

Учение о совладающем поведении зародилось в рамках когнитивной психологии. Сам термин «копинг» впервые употребил Л. Мерфи в 1962 г. в процессе изучения детей, преодолении ими кризисов развития [24]. Л. Мерфи под совладающим поведением понимал активные усилия личности, направленные на овладение сложной ситуацией.

Проблема совладания со стрессовыми ситуациями активно разрабатывалась и разрабатывается зарубежными психологами. Среди них такие известные специалисты как Р.С. Лазарус, С. Фолкман, Н.С. Эндлер, Дж.Д.А. Паркер и др.

В отечественной психологии изучение совладающего поведения или, как его называют, копинга, началось в середине 90-х гг. ХХ века. Понятие «coping» произошло от английского слова «to cope», которое дословно переводится как «преодолевать». И здесь интересно отметить, что в западной литературе для обозначения двух различных типов совладающего поведения используются разные термины: психологическая защита – это «defence», а конструктивная активность - «coping» [39]. Первое понятие (defensive behavior) зародилось еще в психоаналитической школе и означало реакцию человека на жизненные трудности, проявление этой реакции в разных формах борьбы «Я» с трудными мыслями и неприятными переживаниями.

В отечественной литературе эти два термина: совладание и копинг - используются как синонимы.

Копинг – важнейшее понятие в психологии стресса и адаптации, ведь копинг помогает нам понять сущность адаптивности или дезадаптивности человеческого поведения. Хорошо известно, что не столько сам стресс влияет на продуктивность человека, сколько способы, с помощью которых человек этот стресс преодолевает. Фактически главная задача копинга – обеспечение и поддержание благополучия человека, физического и психического здоровья.[22, с. 20]

В современной отечественной психологии совладающее поведение рассматривается с позиции личностного развития, благополучия, адаптации к сложным стрессовым жизненным ситуациям с помощью конкретных осознанных действий, которые адекватны как личностным особенностям индивида, так и ситуации. В идеале применение приёмов копинга дает возможность личности приспособиться, конструктивно преобразовать стрессовую ситуацию, сохранить эмоциональное равновесие, вернуть чувство уверенности в собственных силах. Критерии совладания как поведения субъекта - это осознанность, целенаправленность, контролируемость, своевременность, значимость последствий выбора данного поведения для психологического благополучия субъекта, социально-психологическая обусловленность совладания, возможность обучения данному виду поведения [19, с. 90].

Подводя итог, можно сказать, что совладающее поведение – это вид социального поведения человека, который позволяет справиться со стрессом путем конкретных осознанных действий: либо приспосабливаясь к ситуации, либо изменяя ее.

Говоря об эффективном и неэффективном копинге, нельзя обойти стороной понятие копинг-стратегий. Копинг-стратегии – это те приемы и способы, с помощью которых и происходит процесс совладания. Эти стратегии всегда сознательны, их набор устойчив и индивидуален для каждого человека.

Если опираться на европейскую традицию, что можно выделить три базовых подхода к совладанию: диспозиционный, ситуативный и интегративный.

Диспозиционный подход ставит во главу угла вопрос, есть ли особые личностные качества, которые могут помочь лучше совладать с трудностями и способны определить стили преодоления стресса. К данному подходу, как пишет исследователь Т.Л. Крюкова, относятся эго-аналитическая модель З. Фрейда, выделение стилей копинг-поведения как устойчивых личностных образований [18, с. 22], измерение черт личности. В.И. Голованевская, к примеру, считает, что для ответа на вопрос о причинах предпочтения тех или иных стратегий совладающего поведения требуется включить в анализ категорию Я-концепции. Она основывается на положении, что стрессовые ситуации не типичны, а значит для их разрешения требуется задействовать весь свой внутренний потенциал, применить все свои способности и умения, т.е. ведущее влияние оказывают здесь такие компоненты Я-концепции, как «возможное Я» и «идеальное Я» [9, с. 36].

Классификацию E. Frydenberg можно назвать когнитивно-функциональным подходом. Данный исследователь, также как и иные представители этого подхода, группирует стратегии в копинговые стили: функциональные и дисфункциональные направления копинга. Функциональные стили – это прямые попытки справиться со стресс-ситуацией, дисфункциональные ориентированы на использование избегающих копингов. Frydenberg Е. Группирует 18 стратегий в три категории: обращение к другим, непродуктивный копинг (стратегии избегания) и продуктивный копинг (работа над проблемой). Социальная активность выделена здесь в отдельное направление, так как невозможно однозначно определить ее эффективность [49, с. 728].

Операционно-регуляторный подход предполагает рассмотрение копинг-стратегий как специфических конкретизационных процессов произвольного контроля над действием, то есть как планируемые поведенческие стратегии, нацеленные на поддержание или восстановление контроля в ситуациях.

Изучая отечественных авторов, нельзя обойти стороной классификацию Л.И. Анцыферовой. Она выделяет:

Преобразующие стратегии совладания (индивид принимает решение о возможности благополучного изменения сложной ситуации, формулирует проблему, определяет цели и способы выхода из сложной ситуации).

Приемы приспособления (индивид изменяет собственные характеристики, придает ситуации позитивный или нейтральный смысл).

Вспомогательные приемы самосохранения в ситуации несчастья (психологический уход или бегство) [2].

Итак, совладающее поведение ориентировано на улучшение адаптации человека к сложной ситуации и может определяться через совокупность копинг-стратегий – конкретных действий по совладанию. Наряду с копинг-стратегиями некоторые исследователи выделяют копинг-ресурсы личности. Их можно подразделить на[44, с. 113]:

- Физические (физическая выносливость);

- Социальные (социальные поддерживающие системы);

- Психологические (убеждение, общительность устойчивая высокая самооценка, интеллект, юмор, мораль);

- Материальные (деньги, оборудование).

Феномен совладания и копинг-стратегии изучаются в рамках поиска методических рекомендаций по выходу из ситуации стресса различного характера. Если изначально считалось, что совладание требуется в качестве поддержки людям, оказавшимся в экстремальной ситуации, то сегодня спектр действия копинг-стратегий, а соответственно, и исследований в этой области, гораздо шире. Изучаются стрессовые ситуации, связанные с профессиональной деятельностью в различных областях (включая эмоциональное выгорание), стрессовые ситуации, связанные с болезнями, стрессовые ситуации гендерного плана и многое другое. В рамках этого важным представляется всегда точно и конкретно формулировать цели, которые необходимо достичь при реализации копинг-стратегий.

Как считает С.К. Нартова-Бочавер, определение целей индивидуального копинга требуется для оценки и поиска типов психологического преодоления, максимально эффективных для каждой конкретной личности. Путем исследования интериндивидуальных отличий в психологическом преодолении психолог находит и формулирует личностные характеристики человека, оказавшегося в трудной жизненной ситуации, которые способны ослабить чувствительность к стрессам – оптимизм, душевное здоровье, веру в себя, способность упрощать жизненные трудности, чувство собственной ценности [22, с. 25- 30].

Исследователи Коэн и Р. Лазарус выделили 5 задач копинга:

- сокращение до минимума негативных воздействий обстоятельств и увеличение возможностей восстановления активности;

- терпение, приспособление или изменение жизненной ситуации;

- поддержание положительного образа собственного Я;

- поддержание внутреннего эмоционального равновесия;

- сохранение прочных взаимосвязей с другими людьми.

Успешность совладания напрямую зависит от решения этих задач.

Шелли Тейлор выделяет 4 критерия успешности совладания:

- снижение физиологического и психологического напряжения;

- возможность восстановить дострессовый уровень активности;

- защита от дистресса.

- длительность позитивных последствий совладания.

Для достижения адаптации взаимодействия индивида со стрессовой ситуацией, необходимо решить следующие задачи:

- Установить смысл ситуации и определение ее смысла для человека.

- Сделать первичную попытку противостоять ситуации (реакция на возникшие трудности).

- Попытаться поддерживать отношения с семьей и друзьями на «докризисном» уровне.

- Сохранять рациональный эмоциональный баланс.

- Сохранять и поддерживать образ своего «Я».

Стратегии совладания можно оценить в зависимости от удовлетворения ими общих адаптивных задач [21, с. 25] .

Согласно данным анализа литературы С.К. Нартовой-Бочавер самыми неэффективными являются любые избегания и самообвинение, занижение собственных возможностей. Довольно действенным является перетолкование ситуации или ее преобразование. По-разному оцениваются эмоционально-экспрессивные формы совладания: с одной стороны, открытое выражение чувств достаточно эффективно помогает пережить проблему, с другой – открытое проявление агрессии является асоциальным. При это очевидно, что сдерживание гнева тоже крайне вредно для психологического здоровья человека [22, с. 25]. В случае, если разрешение ситуации происходит в момент, когда ситуация утратила свою остроту для индивида, можно использовать как активные, так и пассивные копинг-стратегии. Причем рационально и их совмещение.

Если раньше большинство исследователей считали, что копинг может иметь место только в экстремальных жизненных условиях, то на сегодняшний день стало очевидно, что совладание - неотъемлемая часть поведения человека в достаточно обычных обстоятельствах действительности, связанных со стрессом. Предполагается, что «закладывание» устойчивого стиля совладающего поведения происходит у человека в период младшего школьного возраста, что и определяет вектор развития личности. Условиями, помогающие избрать ту или иную стратегию поведения, могут являться: стимулирование детей к самостоятельному или зависимому разрешению трудной проблемы; соответственно, поощрение или наказание проявлений самостоятельности, развитие воображения, когнитивных способностей; наличие конкретных моделей для идентификации в лице родителей и иных взрослых в окружении – осуществляющих контроль над своей жизнью или же возлагающих всю ответственность за происходящие на волю судьбы.

Психологи и психотерапевты Perrez M., Matathia R., Reichets M., и др. убедительно доказывают, что более эффективно преодолевают стресс те люди, которые основываются на правилах адаптивного поведения.

Современные отечественные исследователи останавливаются на самых разных аспектах действительности, где необходимо применять копинг-стратегии. Так областью исследований стали совладающее поведение людей разного возраста (М.С. Замышляева, Е.А. Петрова, О.А. Екимчик, М.А. Сизова), пола (О.Б. Подобина), совладающее поведение в семье и передача опыта преодоления трудностей от поколения к поколению (М.С. Голубева, М.В. Сапоровская, Е.В. Куфтяк, Т.В. Гущина, Н.О. Белорукова, Е.Л. Калугина), совладающее поведение в подростковом периоде (С.А. Хазова, З.Б. Кучина), а также копинг-ресурсы человека, разновидности копинга, такие как прокрастинация и шопинг [46].

Большая часть работ по преодолению стресса посвящена копингу в стрессовых ситуациях, вызванных профессиональной деятельностью человека. В каких-то работах акцент сделан на феномене выгорания. Сам термин «burnout» был введен американским психиатром Х. Дж. Фрейденбергером в 1974 году, в отечественной психологии его переводят как синдром выгорания. Вслед за исследователем К. Маслач, выделим основные компоненты выгорания [6, с. 38]:

- Наблюдается эмоциональное истощение – чувство опустошенности, притупленность эмоций.

- Результат деперсонализации - появление негативного отношения к реципиентам, приводящее в итоге к вспышкам раздражения и конфликтам.

- Редуцирование персональных достижений - снижение чувства компетентности в работе, негативное самовосприятие в профессиональном плане.

W.B. Schaufeli и D. Enzmann отмечают, что у лиц с высоким уровнем выгорания есть склонность к пассивному способу совладания, а лица с низким уровнем выгорания чаще используют активный и конфронтационный копинг. A. Pinesи K. Etsion также отмечают, что активные копинг-усилия (конфронтация) связаны с низким уровнем выгорания, а пассивные (избегание) – с высоким [33, с. 84].

В исследовании стратегий совладания с профессиональным стрессом у страховых агентов Старченковой Е.С. и Сачук В.С. получены следующие данные. Стратегия оправдания себя и стратегия возложение вины на других выступают как средство психологической защиты. В то же время ряд конструктивных стратегий, таких как поиск социальной поддержки, контроль над ситуацией - способствовали увеличению уровня эмоционального истощения и в поведении проявились как дезадаптивные: агрессивностью, демонстрацией беспомощности, приемом лекарств. Исследователи отмечают, что это демонстрирует несовершенное владение личностными ресурсами и трудностями в оценке собственных возможностей [33, с. 82].

Отдельное внимание уделяется медицинской сфере: как медицинским работникам (Л.Н. Васильева), так и пациентам (Е.А. Иванова, Е.В. Тюнеева [37]). В проведенном исследовании среди медицинских работников Исаевой Е.Р. и Гуреевой И.Л. с использованием «Копинг-теста»R. Lazarusa была установлена положительная взаимосвязь между эмоциональным истощением и такими копинг-стратегиями как принятие ответственности, бегство и конфронтация. Деперсонализация положительно коррелировала со стратегиями дистанцирование и бегство [12, с. 28]. То есть независимо от выбора стратегий совладания – активных или пассивных – нельзя не учитывать фактор личностных возможностей индивида.

Итак, в данном параграфе мы раскрыли такие понятия, как феномен совладающего поведения, копинг-стратегии и копинг-ресурсы. Подводя итог, можно сказать, что совладание – активно изучаемая область знаний. Особое внимание сегодня уделяется не столько совладанию в экстремальных ситуациях, сколько копинг-стратегиям выхода из ситуаций повседневных стрессов. Анализ научных исследований позволяет нам сделать вывод, что при выборе копинг-стратегий необходимо ориентироваться на личностные качества индивида, а также принимать во внимание все особенности ситуации. Актуальной проблемой последующей разработки указанного феномена могут стать программы усовершенствования копинг-стратегий в рамках малоизученной конкретной профессиональной области для предотвращения причин дезорганизации поведения личности в ситуации преодоления профессиональных трудностей.

Ситуация потери работы как трудная жизненная ситуация

По мнению Н. Г. Осуховой, трудная жизненная ситуация — это ситуация в которой в результате внешних воздействий или внутренних изменений нарушается адаптация человека к жизни и он не может в результате этого удовлетворить свои основные жизненные потребности, посредством моделей и способов поведения, которые выработались у него в предыдущие периоды жизни. В таком случае происходит не просто нарушение привычных отношений человека с миром, но становиться невозможно приспособиться к случившимся изменениям без серьёзных изменений во внешнем или во внутреннем мире. Важно выделить, что для всех трудных жизненных ситуаций характерным является нарушение устойчивости привычного образа жизни и появление необходимости изменений [28].

Некоторые исследователи классифицируют трудные жизненные ситуации по степени участия человека, они выделяют: трудные жизненные ситуации; трудные ситуации, которые связанны с выполнением той или иной задачи; трудные ситуации, которые связанны с социальным воздействием.[23, с. 192]

Основатели нейролингвистического программирования Р. Бэндлер и Дж. Гриндер вводят категорию «уровень сложности проживаемой человеком ситуации». По их мнению уровень сложности ситуации оказывает влияние на степень гибкости поведения человека, а так же на его метапрограммы (базовые фильтры восприятия человека).

Р. Бэндлер и Дж. Гриндер выделяют пять уровней сложности ситуации:

ситуация первого уровня (человек не испытывает проблем и демонстрирует хорошую степень гибкости поведения);

ситуация второго уровня (человек испытывает некоторые затруднения и у него появляется меньше выбора);

ситуация третьего уровня (привычные способы действия и поведения человека не дают положительного результата, сюда относятся стрессы и трудные проблемы);

ситуация четвёртого уровня (человеку становиться более труднее изменить присущие ему поведенческие реакции и поэтому он чаще повторяет неконструктивные паттерны поведения);

ситуация пятого уровня (здесь человек переживает глубокий стресс,человек предпринимает действия для того,чтобы пережить травмирующую ситуацию, его поведение приобретает разрушительный характер, ему кажется , что у него нет никакого выбора, это ситуация выжи

вания, по мнению исследователей именно на этом уровне поведение человека начинает регулировать «твёрдое ядро личности» , которое включает небольшое число метапрограмм [4].

Для любой трудной жизненной ситуации всегда характерно несоответствие между тем, что человек хочет и тем, что он может сделать оказавшись в тяжёлых обстоятельствах, логично, что это приводит к различным негативным эмоциям.

Рассматривая представления о трудных жизненных ситуациях в концепции психологии переживаний, важно на наш взгляд выделить определение, которое Ф. Василюк даёт таким ситуациям.

Важно отметить, что чем больше отличий создаёт трудная ситуация от привычного образа жизни человека, тем больше она оказывает влияние на его поведение и тем она труднее для него. Одной из таких трудных жизненных ситуаций является ситуация безработицы. Потеря работы меняет привычный образ жизни человека. Возможно поэтому много исследований в психологии посвящено именно этой трудной ситуации.

Ситуация потери работы занимает одно из наиболее значимых мест в перечне неблагоприятных событий, которые могут возникнуть на жизненном пути человека [54].

Актуально в наше время исследовать интересующую нас проблему совладания в период ситуации потери работы, так как эта проблема безусловно требует конструктивного преодоления. По статистике эта проблема является распространённой, причем с каждым годом эта проблема становится все более и более распространенной. А актуальность таких исследований обусловлена рядом негативных тенденций, связанных с проблемой безработицы в современном обществе. Известны случаи, когда потеря работы приводила к самоубийствам, алкоголизации, наркомании, разводам и многим другим нежелательным для нашего общества последствиям. Эти последствия и многое другое говорит о том, что для большинства людей потеря работы - это большой стресс. Когда человек теряет работу, он оказывается оторванным от реальности. Появляется ощущение, что ты никому не нужен, что весь потенциал и энергию, накопленную в тебе, некуда направить. Поэтому страх оказаться в не трудовых отношениях, в каком-то смысле, - страх потерять жизнь. Работа — фактор стабильности, уверенности в завтрашнем дне, профессиональной и личностной самореализации.

Личность которая переживает ситуацию потери работы как правило называют безработной или невостребованной. Синонимом слова невостребованность является — ненужность. Если мы будем рассматривать синонимы слова ненужность, то мы увидим такие слова как бесполезность, ненадобность, напрасность, зряшность. Если мы обратим внимание на слово невостребованный, то столкнёмся с определением — это тот чьи возможности не востребованы, не реализованы. Синонимом в данном случае будут слова — ненужный, нетребуемый, оставшийся не взятым [36].

Мы видим, что определение «безработный» указывает на факт отсутствия работы, а такое определение как «невостребованный» подразумевает ненужность профессиональных возможностей человека, их нереализованность. Делая предметом исследования личность, которая оказалась в ситуации где её профессиональные качества и способности остались незамеченными, вдруг оказались ненужными и у такой личности нет возможности для реализации своих возможностей, возможно даже по независящим от неё причинам, мы можем ещё раз подчеркнуть, что эта личность попала в трудную жизненную ситуацию.

Если проблеме безработицы посвящено достаточно исследований в психологии, то конкретно феномену востребованности/невостребованности достаточно мало. Е.В. Харитонова в своём исследовании посвящённом структуре и динамике социально-профессиональной востребованности личности, отмечает отсутствие в психологии подходов и целостной разработки проблемы, концепций, а так же определения такого понятия как «востребованность личности» [42].

Авторы занимающиеся исследованием феномена профессиональной востребованности отмечают, что для современного общества достаточно характерным является невостребованность образованной и высококвалифицированной части общества. Так некоторые исследователи подчёркивают, что невостребованные кадры, которые не работают на протяжении долгого времени, теряют свою квалификацию, становятся неспособными к труду и деградируют как личности. Они так же отмечают основную характеристику рынка труда, которая заключается в недоиспользовании трудового потенциала личности [11].

Можно сделать вывод, что если человек при отсутствии работы по тем или иным причинам относиться к себе как к компетентному профессионалу, то он может не относить себя к числу невостребованных. Но всё равно он переживает тяжёлую жизненную ситуацию потери работы.

Что касается субъективного отношения к ситуации потери работы, как и к другим трудным ситуациям, то известно,что восприятие трудной ситуации, а так же её уровня сложности может зависеть от возрастных особенностей, от половой принадлежности, от принадлежности той или иной социальной группе и от психофизиологического состояния человека (чем хуже состояние, тем острее воспринимается трудная ситуация).

В зарубежной психологии, в рамках теории стресса проводятся исследования посвящённые кризисам в ситуации потери работы. Для того, чтобы описать индивидуальные реакции человека в ситуации потери работы как правило используют стадийные модели.[30, с. 126-130].

Л. Пельцман в результате обследования лиц,которые потеряли работу и тех кто находиться под угрозой её потери выделила определённые фазы развития стрессовых состояний:

Фаза характеризуется состоянием неопределённости и шока. Страх и эмоции являются факторами риска при которых человек подвержен таким неприятностям как болезни, несчастные случаи. Патогенным фактором выступает не только потеря работы, но и предчувствие того,что это может произойти.

Фаза характеризуется конструктивным приспособлением к ситуации, эта фаза, как правило, длится 3-4 месяца после того, как человек потерял работу. Первые недели люди могут испытывать радость из-за появившегося свободного времени. Начинаются поиски новой работы. Но иногда стрессовые состояния оказываются стойкими, в таком случае человек может преувеличивать опасность характерную для своего положения и тогда не воспринимает его как возможность отдохнуть.

Фаза характеризуется тем, что состояние человека становиться более тяжёлым, оно наступает, как правило, после 6 месяцев отсутствия работы. Возможны деструктивные изменения, касающиеся здоровья, психики, финансового и социального положения человека. Здесь мы можем наблюдать дефицит активности, целей, интересов. Снижаются силы противостояния ситуации. Наиболее подвержены деструктивным изменениям те люди, которые не имеют даже небольшого заработка на временной работе. Негативное влияние на человека оказывают колебания связанные с надеждой найти работу и потерей такой надежды, это может привести к прекращению поисков работы.

Фаза характеризуется состоянием беспомощности и примирением с этой трудной ситуацией. Такое тяжёлое психологическое состояние может наблюдаться и при отсутствии материальных проблем. Апатия усиливается с каждым месяцем. Человек начинает привыкать к бездеятельности и прекращает попытки по разрешению трудной ситуации. На этой фазе люди иногда бояться найти работу.[30, с.126-130].

Анализируя различные стратегии человека в ситуации потери работы важно выделить то, как В. Франкл описал неадаптивный вариант переживания потери работы, он назвал его «невроз безработицы», он характеризуется тем, что люди, которые попали в такую ситуацию, извлекают из неё психологическую выгоду, все свои неудачи они начинают приписывать безработице. Но автор отмечает, что не все безработные подд

аются этому неврозу. Существуют безработные люди, которые в отличие от невротизированных безработных, оптимистичны, не испытывают апатии, находят различные занятия и благодаря этому наполняют своё время смыслом. Но самое главное отличие этого типа безработных от предыдущего типа это то, что они не ставят знак равенства между жизнью и работой, а так же они понимают, что смысл жизни не только в работе [39].

Ситуация потери работы оказывает неблагоприятное влияние на различные сферы. Мы можем выделить негативное влияние, которое безработица оказывает на психическое здоровье. Люди которые потеряли работу становятся более беспокойными, они чувствуют себя несчастными, неудовлетворёнными. Так же известно, что у безработных пониженная самооценка, повышенная вспыльчивость, пессимистичные установки по отношению к будущему и склонность к фатализму. Исследователями было установлено, что у людей потерявших работу, чаще, чем у работающих, можно встретить симптомы психического дистресса и психическое состояние ухудшается после увольнения [25, с. 92- 104].

Известно, что безработица оказывает негативное влияние на семейные отношения, этому посвящены исследования К. Леаны и Д. Фельдмана. Они отмечают, что в семьях, где мужья и жёны столкнулись с проблемой потери работы, наблюдаются достаточно частые конфликты, у них снижается сплочённость и поддержка. Авторы подчёркивают, что другие исследователи установили, что люди потерявшие работу отдаляются от семьи, уходят из неё и разводятся со своими супругами в 3-4 раза чаще, чем те люди которые работают [47, с. 277- 281].

На наш взгляд, необходимо отметить зафиксированную связь между ситуацией потери работы и суицидом. Существуют данные о том, что спады в мировой экономике в 1908,1923,1929,1933,1937 годах сочетаются с пиками суицидов. А так же во времена «великой депрессии» в США уровень самоубийств вырос в два раза [48].

Представители актёрской профессии как объект изучения в психологии

Мы можем заметить, что на данный момент в психологической науке ощущается нехватка исследований посвящённых такой профессиональной категории как актёры. При этом можно сказать, что эта профессия связанна с психологией. Главным в психологии является душевное состояние человека, а для актёров главным инструментом является душа. Актёры примеряют на себя различные психологические типы личностей. Каждый актёр осуществляет свой подход к роли, во многом это зависит от его актёрской школы, но будь то проживание или перевоплощение, можно сказать, что актёр всегда в какой-то степени рискует своим психическим здоровьем. Эта работа достаточно напряжённая и качественная игра всегда требует от актёра повышенной эмоциональной возбудимости, быстрой смены эмоциональных реакций. Логично, что такое профессиональное требование расшатывает психику человека, занимающегося этой профессией. Известны случаи, когда вживание в достаточно сложную роль приводило к эффекту катарсиса и актёр после игры чувствовал облегчение, но существуют случаи когда сильное вживание приводило актёра к необходимости обратиться за психологической помощью. Поэтому можно сказать, что эта профессиональная категория требует повышенного внимания со стороны психологов.

Известно, что актёрское творчество анализировали в своих работах такие известные психологи, сделавшие, безусловно, большой вклад в науку, как Б.Г. Ананьев, Л.С. Выготский, Б. М. Теплов, Б.Ф. Ломов.

Л.С. Выготский в своей работе выдвигает на первое место вопрос о внутреннем состоянии актёра во время игры. Он анализирует два фундаментальных подхода, на которых строиться театральная школа, это подход К.С. Станиславского, который стал основоположником психологического театра, главной идеей которого стал поиск правды чувств на сцене, внутреннее оправдание сценической формы поведения и известную работу Д. Дидро «парадокс об актёре», где ставиться вопрос о том, что нужно ли актёру в действительности испытывать те чувства, которые он играет. Л.С. Выготский отмечает, что переживания актёра, его эмоции достойны внимания со стороны психологии и, что важным является то, что эмоции актёра выходят далеко за пределы его личности, они являются частью эмоционального диалога актёра и публики. Он говорит о том, что главная задача в психологии состоит в том, чтобы изучить порядок и связь аффектов потому что не в эмоциях взятых отдельно, а именно в связях которые объединяют эмоции с более сложными психологическими системами заключена разгадка того самого парадокса об актёре. Тем самым он поднимает важный вопрос о том, какие факторы оказывают влияние на эмоциональную экспрессию актёра во время игры [7, с. 319- 329].

Л.Я. Гуревич в своих исследованиях так же пытается разрешить вопрос о том, что нужно ли актёру «притворяться» на сцене. Он называет свою работу, посвящённую этой теме, «разрешением векового спора».

Перечисленные нами авторы, с помощью своих работ посвящённых интересующей нас теме, несомненно, сделали вклад в изучение актёров в психологической науке. Но проводя исследования на данном этапе, важно учитывать то, что профессиональные условия работы актёров меняются. Подход к игре актёров, как и весь театральный процесс претерпел достаточные изменения на протяжении последних лет. На наш взгляд актуально рассмотреть идею которую выдвигает Б.М. Теплов о несомненно важных в творческой деятельности понятиях способности и одарённости. Его идея приобретает особую актуальность в наше время, когда в актёрской профессии много актёров с хорошей театральной школой, навыками и умениями, но существенно ощущается дефицит индивидуальностей. В то же время часто поднимаются вопросы об одарённости и способности актёров, о том можно ли обучить человека актёрской профессии.

Б.М. Теплов говорит о том, что «способность» - это индивидуальное свойство, это психологическая особенность, которая отличает одного человека от другого. Способность корениться в самой личности, она всегда несёт на себе печать индивидуальности, она не сводиться к умениям, знаниям и навыкам. Но вместе с тем способность существует только в развитии, она не может возникнуть вне деятельности. Автор подчёркивает, что важно не то, что способности так или иначе проявляются в деятельности, а важно то, что они создаются в этой деятельности. Понятию «одарённость» он даёт такое определение: это «качественное своеобразное сочетание способностей», а различия по одарённости должны носить качественный характер, а не количественный. Он считал, что основной задачей является не установление, велики ли способности и одарённость, а выяснение какие они в своём качественном своеобразии, выражении индивидуальности человека [35, с. 3-56].

Рассматривая современные исследования, посвящённые такой профессиональной категории как актёры, можно остановить своё внимание на исследовании, посвящённом тем психологическим детерминантам, которые оказывают влияние на личностно-профессиональное становление будущих актёров. Ю.И. Галкина исследует эту проблему на примере студентов-актёров. В своём исследовании она выделяет следующие моменты. Система психологических детерминант личностно-профессионального становления актёров-студентов образуется в виде комбинации внутренних и внешних факторов. К внутренним факторам относятся: творческий потенциал, личностная креативность, мотивация достижения успеха, самооценка, любознательность, воображение, готовность идти на риск, субъективное благополучие, потребность в саморазвитии, социальный самоконтроль. К внешним факторам относятся: социальная креативность, эталоны и стандарты профессионализма, стиль межличностных отношений, психологическая атмосфера совместной творческой деятельности и социально-психологический климат. Автор отмечает, что для профессионального и личностного развития будущих актёров необходимо акмеологическое проектирование и самопроектирование профессионального пути личности, которое будет базироваться на основных идеях акмеологии, так как в этой науке широко рассматриваются вопросы достижения профессионально-жизненных вершин и путей выхода на этом этапе из кризисов, а так же о выработке акмического поведения [8].

Т.В. Пахомова в своём исследовании, посвящённом социально-психологическим особенностям личности актёра, выявила у этой профессиональной категории характерное своеобразие профессионально важных качеств. Предметом её исследования стали личностные особенности и профессионально важные качества актёров. Она отмечает, что у актёров выражены такие черты как: чувствительность, тревожность, общительность, экспрессивность, стремление к успеху. Они обладают качествами необходимыми в их профессиональной деятельности: эмоциональность, убедительность, заразительность, оригинальность мышления, чувство юмора, вера в предлагаемые обстоятельства.

Автор подчёркивает, что атмосфера быта актёров, условия работы, профессиональные требования способствуют возникновению именно такой структуры личности, а так же личность для которой характерны такие особенности, как правило, успешно вписывается в субкультуру актёрской среды. Важно выделить, что стремление к успеху у представителей этой профессии проявляется не в общепринятом понятии карьеры. Главным понятием карьеры для актёров является профессиональная компетентность и служение, под этими понятиями подразумевается творческий рост, совершенствование своего мастерства, успех у зрителей, признание коллег, высокий статус театра [29, с. 14- 15].

Работа актёра сопрежена с различными стрессами. Поэтому для нас представляет интерес рассмотреть точку зрения С.В. Ермолаевой, которая в своём исследовании проводит параллель между творчеством и стрессом.

Термин «творчество» указывает и на деятельность человека, и на созданные им ценности, которые из фактов персональной судьбы становятся фактами культуры. Творческая личность, в свою очередь, рассматривается как обладающая определённой мотивацией и чертами. Между стрессом и творчеством существует некоторая связь, примером такой связи является большое количество фактов биографий известных людей, расцвет творческих сил которых приходился на тяжёлые периоды, связанные с психическими травмами, потерями, угрозами жизни. В процессе творчества, как и в критической ситуации, проявляется широкий спектр эмоций, обнаруживают себя как и поверхностные, так и глубинные адаптационные резервы личности [10, с. 92].

С.В. Ермолаева отмечает, что в ходе проведённого ею исследования самыми выраженными причинами стресса в творческой среде оказались: ощущение опустошённости и бесперспективности, а так же высокая степень неопределённости в оценке результатов труда. Автор приходит к выводу, что это прямой показатель того, что причинами стресса в творческой среде в большей степени становятся внутренние состояния, которые затрагивают ценностно-смысловую сферу личности. Наиболее распространённым среди творческих людей является стресс, который связан с ощущением опустошённости. Такое состояние характеризуется ощущением бедности чувств и фантазий, отсутствием желаний и скукой. Личности кажется, что глубина переживаний, энтузиазм, личностные ценности утеряны. Переживание опустошённости является бессознательным избеганием неприемлимых чувств. Среди творческих людей такое переживание может быть признаком отсутствия вдохновения (уверенность в себе, ощущение подъёма, состояние возможности творить, фантазия и энтузиазм). Автором так же было выявлено, что для творческих людей характерна низкая степень стрессоустойчивости и в следствие этого — высокий риск дезадаптации в стрессовых ситуациях [10, с. 92].

К.Н. Шестакова в своём исследовании, посвящённом факторам профессионального выгорания актёров, выявила следующие закономерности. Увлечённость работой и профессиональная востребованность оказывают положительное влияние на профессиональное развитие актёра. Стресс присущий профессиональной деятельности актёра может провоцировать профессиональные кризисы, которые могут привести к профессиональному выгоранию. Наиболее болезненными для актёров являются кризисы опустошённости, бесперспективности и нереализованности. Автору так же удалось выявить, что неудовлетворённость коммуникациями с окружающими актёра людьми (режиссёры, обслуживающий персонал театра и т.д.) осложняет реализацию себя в профессии и это тоже может привести к профессиональному выгоранию. Так же было выявлено, что для актёров с низкой степенью профессиональной востребованности характерным является ожидание негативного отношения к своим профессиональным способностям со стороны окружающих, а так же негативное самоотношение. В целом для актёров с низкими показателями профессиональной востребованности свойственна неудовлетворённость степенью реализации своего профессионального потенциала [45, с. 7].

Мы видим, что представители актёрской профессии подвержены стрессу, а наиболее важным для них моментом является профессиональная реализация. Можно сделать вывод, что в психологии необходимы исследования посвящённые наиболее травмирующим обстоятельствам профессиональной жизни актёров. Выводы по первой главе

На сегодняшний день психологи всё чаще обращаются к исследованиям личности, попавшей в стрессовые обстоятельства. В такой ситуации человеку, прежде всего, необходимо конструктивное преодоление. Поэтому такому феномену как совладающее поведение уделяется большое внимание. На данный момент существует много исследований, посвящённых совладанию в контексте трудных ситуаций, с которыми сталкивается на своём пути человек.

Совладающее поведение ориентированно на преодоление тяжёлой ситуации и на привыкание к ней. Совладающее поведение может определяться через совокупность копинг-стратегий. Существуют конструктивные и неконструктивные копинг-стратегии. Некоторые копинг-стратегии, являясь адаптивными в одних ситуациях, совершенно неадаптивны в других. На выбор стратегий совладания оказывают влияние различные факторы.

Ситуация потери работы вписывается в контекст трудных жизненных ситуаций, такие ситуации имеют ряд определений в психологии. Это одна из тех трудных ситуаций, которые оказывают негативное влияние как на личность потерявшую работу, так и на общество в целом. Безработица характеризуется рядом негативных воздействий, которые она оказывает на личность. Требует внимания со стороны исследователей, такой феномен как невостребованность, так как на данном этапе он наиболее часто применяется по отношению к людям, оказавшимся без работы. Проанализировав имеющиеся данные, можно сделать вывод, что невостребованность относится скорее к субъективному восприятию. Так же в психологии необходимы исследования раскрывающие особенности конкретных профессиональных групп в ситуации потери работы.

Проанализировав различные исследования, посвящённые представителям актёрской профессии можно сделать вывод, что ранние исследования сконцентрированы в основном на проблеме внутреннего состояния актёров во время сценической игры, их эмоциям и особенностям игры. Современные исследования сконцентрированы на изучении социально-психологических особенностей актёров, их профессионально-важных качеств, на детерминантах, которые обуславливают лично-профессиональное становление актёров, а так же на факторах риска для этой профессиональной категории. Сделаны выводы, что это достаточно эмоциональная категория людей, ориентированная на достижение успеха в своей деятельности, а так же подверженная стрессам. При этом нами замечен дефицит исследований, связанных с представителями актёрской профессии в кризисные для них периоды.

Список использованной литературы

Абабков В.А. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. – СПб.: Речь, 2004. – 166 с.

Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. - 1994. — № 1.

Бодров В.А. Проблема преодоления стресса Часть 1: «Coping stress» и теоретические подходы к его изучению // Психологический журнал. – 2006. – Т 27. - № 1. – С. 122- 133.

Бэндлер Р., Гриндер Дж. Структура магии — СПб, 1996. - ??? с.

Василюк Ф. Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций) — М.: Издательство МГУ. 1984. - ??? с.

Водопьянова Н., Старченкова Е. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. 2-е изд. – СПб.: Питер, 2009. – 336 с.

Выготский Л.С. К вопросу о психологии творчества актёра. Т. 6 // Выготский Л.С. Собр. соч. В 6 т. / Гл. ред. А.В. Запорожец. - М.: Педагогика, 1984. - С. 319- 329.

Галкина Ю. И. Психологические детерминанты личностно-профессионального становления будущих актёров: дисс. к. психол. наук: 19.00.01. - М., 2011. - ??? с.

Голованевская В.И. Характер Я-концепции и предпочтение стратегий совладающего поведения // Вестн. Моск. Ун-та. Сер.14. Психология. – 2003. - № 4. – С. 30- 36.

Ермолаева С.В. Психологические особенности и метафорические образы стрессовых ситуаций у людей творческих профессий // Психология стресса и совладающего поведения: материалы 3 международной научно-практической конференции. Том 2 . Кострома (26-28 сентября 2013 года). — Кострома, 2013. – С. 92 - 93.

Живага А. Ю. Особенности профессиональной ориентации студенческой молодёжи (на материалах Сахалинской области).: дисс. канд. социол. наук: 22.00.04. - М., 2008. - 180 с.

Исаева Е.Р., Гуреева И. Л. Синдром эмоционального выгорания и его влияние на копинг-поведение медицинских работников // Ученые записки. - 2010. - № 6 (64). - С. 26- 30.

Кобозев И.Ю. Оценка профессионального стресса и его влияния на копинг поведение руководителей // Вестник психотерапии. – 2011. - № 37(42). - С. 92-100.

Корнев К.И. Специфика копинга в условиях неопределенности // Человек в условиях неопределенности: Сб. материалов Всерос. Конф. - Новосибирск, 2006. - С. 24- 35.

Крюкова Т.Л. Возрастные и кросскультурные различия в стратегиях совладающего поведения // Психологический журнал. – 2005. – Т. 26.- № 2. – С. 5- 15.

Крюкова Т.Л. Методология исследования и адаптация опросника диагностики совладающего (копинг) поведения // Журнал практического психолога. – 2007. - № 3. – С. 82- 92.

Крюкова Т.Л., Куфтяк Е.В. Опросник способов совладания (адаптация методики WCQ) // Журнал практического психолога. - 2007. - №3.- С. 93- 112.

Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения. – Кострома, 2004. - ??? с.

Крюкова Т.Л. Человек как субъект совладающего поведения // Психологический журнал. – 2008.- № 2. – С. 90 - ???.

Муздыбаев К. Психология ответственности. - Л.,1983. - 240 с.

Муздыбаев К. Стратегии совладания с жизненными трудностями. Теоретический анализ // Журнал социологии и социальной антропологии. – 1998. - Т. 1. – № 2. – С. ???- ???.

Нартова-Бочавер С.К. «Copingbehavior» в системе понятий психологии личности // Психологический журнал. – 1997. - № 5. – С. 20 - 30.

Никифоров Г. С. Самоконтроль человека. - Л.: ЛГУ, 1989. - 192 с.

Никольская И.М., Грановская Р.М. Психологическая защита у детей. – СПб: Речь, 2000. – ??? с.

Осницкий А.К., Чуйкова Т.С. Саморегуляция активности субъекта в ситуации потери работы// Вопросы психологии.- 1999.-№ 1. — С. 92- 104.

Останина Н.В. Подходы к классификации копинг- поведения в научной литературе // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2008. - № 70-2. – С. 127- 131.

Останина Н.В. Теоретические основы формирования копинг-поведения учащихся // Вестник ЧГПУ. – 2009. - № 1. – С. 109- 120.

Осухова Н. Г. Психологическая помощь в трудных и экстримальных ситуациях. Учебное пособие. - М.: Издательский центр «Академия», 2007. - ??? с.

Пахомова Т.В. Социально-психологические особенности личности актёра: // Ананьевские чтения — 98: Тезисы научно-практической конференции. - СПб., 1998.- С.14- 15.

Пельцман Л. Стрессовые состояния людей, потерявших работу// Психологический журнал.- 1922??????-№ 1. - С. 126- 130.

Рассказова Е.И., Гордеева Т.О. Копинг-стратегии в психологии стресса: подходы, методы и перспективы исследований// МГУ им. Ломоносова [Электронный ресурс]. – 2011. - № 3 (17) (http://www.psystudy.ru/index.php/num/2011n3-17/493-rasskazova-gordeeva17.html).

Рикель А.М. Профессиональная Я-концепция и профессиональная идентичность в структуре самосознания личности. – Город, год. – кол-во страниц.

Старченкова Е.С. Роль конструктивного совладающего поведения в развитии синдрома выгорания: коллект. монография / Под. ред. В.В. Лукьянова, Н.Е. Водопьяновой и др. – Курск, 2008. – С. 81- 98.

Ташлыков В.А. Психологическая защита у больных с неврозами и психосоматическими расстройствами. – СПб., 1992. - ??? с.

Теплов Б.М. Способности и одарённость. - Учен.зал.Гос.науч. - исслед. Ин-та психологии, т.2. - М., 1941. - С. 3- 56.

Толковый словарь Ефремовой Т.Ф. [Электронный ресурс]. – (http://dic.academic.ru/dic.nsf/efremova/).

Тюнеева Е.В. Особенности адаптации к ситуации болезни пациентов с офтальмологической патологией // PsychoStep – психологический шаг [Электронный ресурс]. – (http://psychostep.ru/literatura-po-psihilogii/otslojka-setchatki/).

Фоминова А.Н. Проблема активации ресурсов личности человека в трудных возрастно-психологических жизненных ситуациях // Вестник Нижегородского ун-та. Серия Социальные науки. – 2006. - № 1. – С. 95 - 105.

Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. с англ. и нем./ Общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева; вст. ст. Д.А. Леонтьева. - М.: Прогресс, 1990. - 368 с.

Хазова С.А. Совладающее поведение одаренных старшеклассников [Текст] / С.А. Хазова // Психологический журнал. – 2004. – Т. 25. - № 5. – С. 59 - 69.

Харитонова Е.В., Ясько Б.А. Опросник «Профессиональная востребованность личности»: Методическое руководство.- Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2009. - ??? с.

Харитонова Е.В. Социально-профессиональная востребованность личности на этапах жизненного и профессионального пути.- Краснодар: Кубанский гос. ун-т., 2011. - ??? с.

Харитонова Е.В. Структура и динамика социально-профессиональной востребованности личности.: дисс. докт. психол. наук. – Город, год. – количество страниц.

Церковский А.Л. Современные взгляды на копинг-проблему// Вестник ВГМУ. – 2006. - Т. 5. - № 3. – С. 112- 121.

Шестакова К.Н. Факторы профессионального выгорания актёров // Психологические исследования. - 2012. - Т. 5. - № 25. - С.7.

Школа совладания // Научно-исследовательская лаборатория психологии совладающего поведения [Электронный ресурс]. (http://www.coping-kostroma.com/index.php/about/lab/5-school.).

Юрьева Т.В. Кризис адаптации и опыт его преодоления в ситуации потери работы // Вестник ТГУ. Серия естественные и технические науки. Т. 16. Вып. 1. - 2011. - С. 277- 281.

Юрьева Л.Н. Кризисные состояния — Днепропетровск: Арт-Пресс, 1998. - 156 с.

Frydenberg E., & Lewis R. Teaching Coping to adolescents: when and to whom? // American Educational Research Journal. – Fall 2000. – T.37. - № 3. – p. 727 – 745.

Hobfoll S.E. (1996). Social Support: Will you be there when I need you? In N.Vanzetti and S. Duck (eds.), A lifetime of relationships. California: Brooks / Cole Publishing Co.

Lazarus, R.S., Folkman, S., Stress, appraisal, and coping. New York: Springer, 1984.

Lopez D.F., & Little, T.D. Childrens action-control beliefs and emotionl regulations in the social domain // Developmental Psychology. – 1996. - № 32. – p. 299 – 312.

Losoya S., Eisenberg N., Fabes R.A. Developmental issues in the study of coping // International Journal of Behavioral Development, 1998, 22(2), p. 231 – 237.

Madsen K.B. Theories of motivation. Englewood Cliffs. N.Y.: Prentica Holl, 1973. – 387 p.

Vitaliano P.P. et al. Coping Profiles Associated With Psychiatric, Physical Health, Work and Family Problems (англ.)// Health Psychology. – 1990. - №9(3). – p. 348- 376.

 

Загрузка...
Комментарии
Отправить