Особенности химического состава почвенно-грунтовых вод пойменных почв дельты Селенги (Байкальский регион)

Загрузка...

Исследовался химический состав почвенно-грунтовых вод на ключевых участках поймы дельты р. Селенга в окрестностях с. Степной Дворец. Отражены основные закономерности формирования почвенно-грунтовых вод в профилях гидроморфных почв поймы. Показано, что химизм вод определяется, главным образом, химизмом речной воды, почвообразовательными процессами и составом почв. Минерализация и изменение концентрации ионов зависят от специфических погодных условий сезона.

ВВЕДЕНИЕ

Река Селенга - главная артерия оз. Байкал, при впадении в водоем формирует лопастную дельту. В отличие от среднего течения реки, ее дельта характеризуется более выраженной боковой эрозией, меандрированием и фуркацией русла, динамичностью русловых процессов и наличием широкой проточно-островной поймы.

На формирование пойменных почв в дельте оказывают влияние: тектонические явления; малые уклоны поверхности поймы, влияющие на заболачивание ее территории; климатические условия (температурный режим, количество и режим атмосферных осадков, направление и сила ветров, пониженные температуры почв, обусловленные длительной сезонной мерзлотой); влияние приливов и отливов; гидрографическое строение территории; сток и аккумуляция аллювиальных наносов; растительность, являющаяся источником органического вещества; почвенно-грунтовые воды (ПГВ).

Влияние последнего фактора на формирование и “жизнь” пойменных почв дельты р. Селенга, на наш взгляд, существенно. ПГВ находятся здесь близко к поверхности (1-2 м) и обусловливают формирование почв, несущих признаки гидроморфизма. Это связано с тем, что уровень воды в дельтовых протоках периодически поднимается и способствует питанию грунтовых вод. Поэтому, почвообразование происходит в условиях влияния ПГВ и приносимого ими материала.

Исследованию эколого-генетических особенностей пойменных почв дельты р. Селенга посвящено небольшое число работ [7, 18, 20, 21], и сведения о характере ПГВ этих почв практически отсутствуют. Цель работы состояла в изучении особенностей формирования и химического состава ПГВ на ключевых участках поймы и их связей с факторами и процессами почвообразования. Знания подобного рода дополняют имеющиеся сведения о современных процессах почвообразования и отражают региональную специфику формирования гидроморфных дельтовых почв.

ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ

Полевые исследования проводились в 2000-2003 гг. в низкой притеррасной пойме дельты р. Селенга, в окрестностях с. Степной Дворец (левобережье) на 4 ключевых участках.

Ключевой участок 1-01 (далее 1-01) расположен в припроточной дренируемой области поймы, в 1.5 м от протоки III порядка (5211' с.ш., 10621' в.д.) Растительность - разнотравно-осоковое сообщество с участием злаков, произрастающее на слаборазвитой аллювиальной слоистой почве (разр. и скв. 1). Структура профиля почвы следующая: Wса-W1-WВ-ВСg~.

Ключевой участок 2-01 (далее 2-01) заложен на выровненном участке поймы, южнее, в 11.5 м от 1-01. Растительность - мелкозлаково-разнотравно-осоковое сообщество на аллювиальной слоистой почве (разр. и скв. 4). Структура профиля опорного разреза имеет вид: Wса-(C~)n-G.

Ключевой участок 3-01 (далее 3-01) расположен в понижении поймы на месте старичного русла (5211'30'' с.ш., 10622' в.д.). Растительность - осоково-злаково-хвощевая ассоциация на аллювиальной перегнойно-глеевой почве (разр. и скв. 2). Структура профиля почвы опорного разреза имеет следующий вид: H-Нg-ВG-[H].

Ключевой участок 4-01 (далее 4-01) заложен в понижении поймы, севернее, в 200 м от 3-01. Растительность - злаково-осоково-пушицевое сообщество на аллювиальной перегнойно-глеевой почве (разр. и скв. 5). Структура профиля опорного разреза: Нса-Нса/ВG-ВG-Gох.-G.

При исследовании почвенного покрова ключевых участков применялись сравнительно-географический, ландшафтный и полустационарный методы [13, 14]. Выделены типы почв исследуемой территории, установлены закономерности их пространственной организации, заложена серия разрезов, и скважин, проводился отбор проб почвенно-грунтовых и проточных вод и фиксировались уровни залегания ПГВ. Для отбора ПГВ применялся лизиметрический метод [22]. Определялся ионный состав вод: нитрат-ионы - колориметрическим методом с дисульфофеноловой кислотой, нитрит-ионы - колориметрическим методом с реактивом Грисса, ионы аммония - колориметрическим методом с реактивом Несслера, ионы железа - колориметрическим методом с сульфосалициловой кислотой, фосфат-ионы - колориметрическим методом со смешанным реактивом, воднорастворимый углерод органических соединений - по методу И. В. Тюрина. Определения основных физико-химических свойств почв выполнялись общепринятыми методами: pH водный - потенциометрически; обменные катионы - трилонометрически; общий азот - по Къельдалю; общий гумус - по методу И. В. Тюрина. Подвижные формы фосфора и калия определялись по методу Мачигина в модификации ЦИНАО [1, 3]. Классификацию и морфогенетическую диагностику аллювиальных почв проводили согласно “Классификации почв России” [9].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Основными источниками солей в грунтовых водах дельт некоторые исследователи считают речные воды, питающие грунтовые воды суши [5, 10]. Однако существует противоположное мнение, что влияние речных вод на характер ПГВ поймы не является определяющим [16]. Также отмечено, что химический состав почвенных и грунтовых вод определяется не только гранулометрическим, минералогическим и химическим составами почвы, а также временем (сезонностью) и глубиной отбора проб [4, 17].

Нами показано ранее, что по составу главнейших ионов, воды проток дельты р. Селенга имеют гидрокарбонатно-кальциевый тип засоления. Химический состав вод, степень их минерализации в безледный период подвержены колебаниям. Величина минерализации вод тесно связана с гидрометеорологическими условиями года, расходом реки по сезонам и долей грунтовых вод в питании реки. Также отмечено влияние ПГВ придельтового участка Селенги на формирование растительных сообществ и почвообразование [19].

В рамках данной работы отмечены максимальные значения сухого остатка в весенне-раннелетний период (табл. 1). Понижение этого значения в летний период обязано установлению положительных температур воздуха и соответственному увеличению расходов воды в протоках реки. Величина pH воды в протоке исследуемой территории характеризуется как нейтральная и слабощелочная.

Проведенный анализ физико-химических свойств почв ключевых участков отражает их варьирование. Так, в верхних горизонтах слоистых почв значение гумуса составило 4.7 %, азота - 0.2 % (разр. 1) и 1.6 % и 0.1% (разр. 2). В перегнойно-глеевых почвах (разр. 3 и 4) наблюдалось увеличение содержания гумуса (соответственно, 5.7-6.3%) и азота (0.31-0.38 %). Сумма обменных катионов в верхнем горизонте перегнойно-глеевой почвы (разр. 3) составила 47 мг-экв/100 г почвы, слоистой (разр. 1) - 28 мг-экв/100 г почвы. Значение подвижных форм P2O5 в верхнем горизонте слоистой почвы (разр. 1) составило 9.7 мг/100 г почвы, К2O - 8.0 мг/100 г почвы, в перегнойно-глеевой почве, соответственно 4.3 мг/100 г почвы и 2.2 мг/100 г почвы. Распределение содержания приведенных параметров по профилю почв носит бимодальный и полимодальный характер, что связано с наличием в них погребенных горизонтов. Соответственно изменяется и активность ионов H+ по профилю, а это, в некоторой степени, отражается на химическом составе ПГВ поймы.

По нашим данным, ПГВ на ключевых участках чаще всего вскрываются в пределах почвенных профилей и залегают над мерзлым слоем почв на глубинах 0.5-1.5 м от поверхности. На глубину залегания, степень их минерализации и химический состав некоторое влияние оказывают характер мезорельефа и степень дренированности конкретного участка поймы.

Таблица 1. Химический состав проточных и почвенно-грунтовых вод ключевых участков поймы дельты р. Селенга (с. Степной Дворец)

Дата

отбора пробы

Глубина

отбора,

см

pH

Сухой ос-

таток, мг/л

ммоль(экв)/л

“С”, мг/л

НСО3-

СО32-

Cl-

42-

3-

2-

4+

К+

+

Са2+

Mg2+

Fe3+

P5+

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

Проточная вода

 

02.06.01

20.07.01

03.06.02

03.07.02

28.08. 02

08.10.02

14.08.03

 

20

20

20

20

20

20

55

8.2

8.2

8.5

7.9

7.8

8.1

7.8

255.0

253.0

183.0

171.0

234.0

237.0

212.0

2.72

2.84

1.16

1.68

2.51

2.63

1.52

0.08

0.02

-

*

*

*

*

0.28

0.24

0.72

0.32

0.48

0.32

0.96

0.36

0.07

0.43

0.18

0.11

-

0.04

0.040

0.020

0.010

0.004

0.003

-

0.008

-

-

-

-

-

-

-

-

-

0.010

0.007

-

0.007

0.016

0.07

0.04

0.03

0.05

0.05

0.06

0.03

0.28

0.30

0.07

0.26

0.27

0.31

0.17

2.1

2.1

1.3

1.2

1.8

1.9

1.8

0.5

0.7

0.9

0.5

0.6

0.7

0.8

0.045

0.036

0.001

0.003

0.004

0.006

0.050

*

*

0.35

0.08

0.17

0.17

0.03

 

8.0

7.6

8.0

7.0

7.0

6.8

9.0

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

Почвенно-грунтовая вода

1-01, разр. и скв. 1

02.06.01

03.06.02

03.07.02

28.08.02

08.10.02

60

55

65

50

45

8.8

8.4

7.5

8.0

7.9

320.0

319.0

333.0

660.0

630.0

2.68

2.39

3.76

6.96

7.00

0.01

0.01

*

*

*

0.40

0.80

0.44

0.60

0.44

1.11

1.34

0.50

0.67

0.39

0.03

0.020

0.016

0.011

0.018

-

-

0.003

-

-

0.04

0.19

0.16

0.06

0.31

0.15

0.06

0.11

0.14

0.16

8.9

2.8

7.0

10.0

11.1

3.3

2.6

1.8

5.0

4.8

0.8

0.9

0.6

2.7

2.3

0.30

1.07

0.16

1.05

0.13

*

0.03

0.08

0.02

0.03

16.6

19.0

14.8

25.2

29.4

2-01, разр. и скв. 4

20.07.01

03.07.02

28.08.02

08.10.02

14.08.03

80

103

85

75

55

8.0

7.8

8.0

7.7

7.6

535.0

390.0

775.0

989.0

479.0

5.44

3.92

7.07

10.60

4.52

*

*

*

*

*

0.36

0.49

0.60

0.44

1.24

0.40

0.18

0.72

0.01

0.31

0.08

0.045

0.016

0.003

0.10

-

0.023

-

-

-

0.07

0.14

0.25

0.17

0.04

0.91

0.62

0.62

0.37

0.08

18.2

18.2

32.5

36.5

9.5

3.5

2.2

7.3

8.0

4.2

2.1

1.0

3.2

3.7

1.0

0.65

0.09

0.91

0.79

0.12

*

0.08

0.03

0.07

0.22

24.0

22.0

38.8

40.4

25.0

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

3-01, разр. и скв. 2

30.06.01

03.06. 02

03.07. 02

28.08. 02

08.10. 02

80

30

70

70-75

44

6.4

8.0

7.4

7.4

7.0

-

347.0

289.0

367.0

229.0

1.62

2.54

2.80

3.40

2.43

*

*

*

*

*

0.02

0.84

0.20

0.56

0.28

0.02

1.76

1.14

0.96

0.02

0.02

0.040

0.017

0.025

-

-

-

0.003

-

-

0.04

0.07

0.06

0.13

0.02

0.01

*

0.013

0.015

0.015

0.26

0.09

0.26

0.32

0.27

0.8

1.7

2.0

2.1

1.6

0.6

1.5

0.8

0.7

0.8

*

1.02

0.16

0.29

0.25

*

0.08

0.02

0.01

0.03

*

31.0

16.6

9.0

7.0

4-01, разр. и скв. 5

20.07.01

03.06.02

03.07.02

28.08.02

08.10.02

80

15-20

95

105

83

8.4

8.5

7.6

7.3

7.5

474.0

550.0

262.0

291.0

261.0

4.28

5.90

1.96

2.24

2.76

0.02

-

*

-

*

0.32

0.72

0.28

0.40

0.36

2.52

0.58

2.38

1.58

0.08

*

0.010

0.016

0.017

-

*

-

0.004

-

-

*

0.06

0.05

0.10

0.09

0.01

0.02

0.05

0.03

0.03

0.48

0.24

0.31

0.29

0.35

3.2

4.5

1.3

1.9

1.8

2.2

2.2

0.8

1.2

1.1

0.80

0.04

1.44

1.23

0.11

*

0.01

0.05

0.02

0.07

23.0

19.0

18.8

16.6

12.2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Примечание. * - не определяли, прочерк - не обнаружено, “С” - углерод органических соединений.

 

Наши исследования показали, что наибольшее влияние подпоров присуще ПГВ, приуроченным к аллювиальным слоистым почвам с облегченным гранулометрическим составом, вблизи протоки поймы (разр. и скв. 1 и 4). Гумусовые супесчаные горизонты в профиле сменяются слоистой толщей аллювиальных наносов, либо системой погребенных органогенных прослоев, в гранулометрическом составе которых, наблюдается неоднородное чередование связного и рыхлого песка и супеси. Доля илистой фракции не превышает 3 %. Эти почвы имеют неустойчивый по годам режим затопления, и ПГВ чаще всего залегают в нижней части профиля по границам смены слоев разного гранулометрического состава. Признаки оглеения распределены по профилю неравномерно. Для почв характерна слабокислая или слабощелочная реакция среды (pH составляет 6.5-8.0).

ПГВ, приуроченные к наиболее низким отметкам поймы (3-01 и 4-01) и достаточно удаленные от протоки реки, относительно автономны и слабо подвержены колебаниям вслед за изменением уровня воды в протоке. Плохие

условия дренажа, влияние делювиальных и паводковых процессов весной приводят к тому, что уровень ПГВ близко залегает к поверхности и почвы переувлажнены (разр. и скв. 2 и 5). Формирующиеся аллювиальные перегнойно-глеевые почвы слабо затронуты торфообразованием, характеризуются сильным оглеением, накапливают органическое вещество и илистые частицы. Гранулометрический состав почв в гумусо-аккумулятивных горизонтах профиля средне- и легкосуглинистый, в нижних - супесчаный. Высокая степень гидроморфизма, присущая этим почвам, обусловливает незначительно выраженное протекание процессов Fe-Mn конкрециеобразования. pH почв составляет 5.3-8.0.

Так как пойма находится под фильтрующим влиянием реки, питающей своими водами грунтовый поток, растекающийся в стороны от многочисленных проток, ПГВ здесь слабо минерализованы и характеризуются как пресные гидрокарбонатно-кальциевые. Значение pH варьирует от слабокислой до слабощелочной в зависимости от сезона (времени) отбора пробы.

Вегетационный сезон 2002 г. характеризовался, в целом, засушливыми погодными явлениями. Многоводные весенне-раннелетние паводковые процессы сменялись незначительными атмосферными осадками вплоть до середины августа, более интенсивным их выпадением в конце лета и значительным в сентябре, что существенно отразилось на химизме ПГВ исследованных ключевых участков. Мерзлота, обнаруженная в начале первой декады июня в перегнойно-глеевой почве на глубине 45 см, а в слоистой почве на глубине 80 см, является сильным водоупором ПГВ. Медленное прогревание почв, значительное количество влаги от снеготаяния, а также влияние поднятия уровня воды в протоке во время весеннего паводка влияет на образование в профиле этих почв временной надмерзлотной верховодки. В начале первой декады июня 2002 г. отмечалось ее наличие на глубине 20-30 см в аллювиальных перегнойно-глеевых почвах (разр. 5) и на 55 см в аллювиальных слоистых (разр. 1). С оттаиванием почв (первая декада июля) происходило опускание верховодки до уровня ПГВ, и ее химизм изменялся.

Содержание ионов Са2+, главным образом, в виде гидрокарбонатов, в ПГВ исследуемой территории значительно превышало концентрацию Mg2+ и Na+ и заметно повышалось с общим ростом суммы ионов. Также наблюдались высокие концентрации ионов НСО3- в ПГВ всех исследуемых участков, превышающие содержание ионов Cl- и SО42-.

По мнению Орлова [12], в гумидных областях характерна миграция кальция в виде гидрокарбонатов, в результате разложения растительных остатков, при активизации биохимических и микробиологических процессов в почвах в теплый период года, и вынос его с нисходящим стоком в грунтовые воды. Вероятно, этим объясняется увеличение концентрации ионов Са2+ в течение вегетационного периода в ПГВ исследованных ключевых участков. Высокое содержание гидрокарбонатных ионов в ПГВ обязано растворению СО2 - продукта минерализации растительных остатков. Это также является региональной чертой исследованных почв, функционирующих в резко континентальных климатических условиях при повышенном увлажнении и слабой гумификации корневого опада.

С прогреванием почвы и, соответственно, ПГВ, увеличивалось содержание в них SО42-. Видно, что в более увлажненных почвах (разр. 2 и 5) содержание сульфат-ионов в ПГВ низкое.

Значительное влияние на изменение химического состава ПГВ в период наблюдений оказывали погодные условия. В течение июля-августа 2002 г. в ПГВ отмечалось повышение концентрации большинства ионов в связи с засушливостью летнего сезона. Содержание ионов Nа+ увеличивалось в течение всего вегетационного периода, параллельно содержанию Cl-, и в конце третьей декады августа и в первой декаде сентября характеризовалось высокими показателями в 1-01 и 2-01, в отличие от 3-01 и 4-01. Наилучшей растворимостью обладают хлориды и, поэтому, содержание хлорид-ионов, легко мигрирующих с водами, в ПГВ было заметным и возрастало в засушливые периоды при возможном дополнительном поступлении ионов хлора из атмосферы.

Концентрация ионов К+ в ПГВ ключевых участков была низкой из-за способности этого иона необменно поглощаться кристаллическими решетками глинистых минералов, что свойственно многим регионам. Среди ионных форм азота преобладали нитрат-ионы и ионы аммония. Общая минерализация ПГВ в скважинах в течение вегетационного сезона увеличивалась.

Концентрация легкорастворимых солей в ПГВ высокая при наличии их в верхних слоях почвы. По нашим наблюдениям это было характерно для скв. 1 и 4 и характеризовалось повышенным содержанием ряда ионов в ПГВ, как в период оттаивания почв, так и с выпадением атмосферных осадков после засушливого периода. Изменение концентрации легкорастворимых солей в ПГВ при наличии их в верхних слоях почвы можно связать с тем, что здесь они подвергаются воздействию наземных биотических и метеорологических факторов (расходования ПГВ на испарение и транспирацию). С другой стороны, почвенная вода растворяет соли, находящиеся в почвенных горизонтах и накопленные в предшествующие периоды почвообразования.

В ПГВ ключевых участков отмечено наличие ионов железа. Основная форма переноса железа с ПГВ - растворимый бикарбонат закиси железа [2]. В почвах и ПГВ исследуемых участков железо также присутствует в коллоидно-растворимой форме гидрата окиси железа - Fe(OH)3. С восходящими потоками от ПГВ происходит миграция подвижных форм железа (II) и дальнейшее окисление последних в зоне их разгрузки. При снижении уровня ПГВ и соответственной сменой окислительно-восстановительных условий происходит активное протекание процессов сегрегации железа в почвенных горизонтах, главным образом, формирование соединений в форме Fe (III), что диагностируется морфологически в почвах ключевых участков по наличию различного типа конкреций. На приуроченность их к зоне внутрипочвенного испарения указывают работы [8, 15, 23].

В оглеенных горизонтах пойменных почв также можно наблюдать обогащенные железом пятна темно-бурого цвета. Здесь, в анаэробных условиях, выпавшие в осадок в зоне внутрипочвенного испарения Fe-Mn-соединения восстанавливаются и переходят в раствор. Даже в наиболее гидроморфных почвах разр. 2 и 5 при снижении уровня ПГВ наблюдалась частичная смена восстановительных условий на окислительные (особенно в годы с небольшим количеством осадков и более теплым летом) и, как следствие, трансформация и миграция соединений двухвалентного железа из зон восстановления в зоны окисления и их переход в окисленные формы. Эти процессы способствуют обогащению профилей исследуемых почв Fe-Mn-соединениями.

Наиболее активная мобилизация коллоидно-растворимой формы железа происходила в нижних хорошо дренируемых горизонтах профилей почв разр. 1 и 4. Также обнаруживалось более активное восходящее перемещение железа, связанное, по-видимому, с процессами внутрипочвенного оглеения и сезонным формированием верховодки. В послепаводковый период (третья декада августа 2002 г.) происходило некоторое увеличение ионов железа в ПГВ всех ключевых участков.

В составе ПГВ наблюдались высокие концентрации углерода органических соединений, а также присутствовали фосфат-ионы (Р5+). Как отмечено ранее [11], наличие в ПГВ перегнойно-глеевых почв быстрорастущей колонии проактиномицетов из рода Mycobacterium (микроорганизмов r-стратегов) свидетельствует об обилии органического вещества в почвах. Миграция значительного количества воднорастворимого Собщ в ПГВ ключевых участков определяет высокую активность биохимических процессов в почвах на значительную глубину их профиля.

Сезонная динамика содержания органических веществ в почвенных растворах обусловлена сезонным изменением факторов, функцией которых является состав фильтрующихся вод: ритмом поступления опада, ритмом и количеством выпадения осадков, биологической активностью почв, активностью химических и физико-химических процессов в почве [6]. Так, снижение концентрации Собщ в ПГВ скв. 2 и 5 в засушливый период (начало первой декады июля-начало первой декады сентября) связано с ослаблением притока органического вещества с ПГВ.

На наш взгляд, в почве менее удаленного от протоки участка 1-01 происходит некоторая задержка и снижение транспорта ряда химических элементов, как вглубь поймы, так и в речную систему, а в почве участка 2-01 - значительная аккумуляция химических элементов за счет осаждения их на поверхности тонкодисперсных частиц. Так, содержание гидрокарбонатов, хлоридов, сульфатов, нитратов увеличивалось в ПГВ (август 2002 г.), скв. 4, в отличие от ПГВ скв. 1.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Водная миграция веществ играет определенную роль в генезисе и эволюции почв, так как воде присущи функции носителя и универсального природного растворителя. Проведенные исследования на ключевых участках притеррасной поймы дельты р. Селенга показали, что ПГВ характеризуются как пресные гидрокарбонатно-кальциевые. Глубина залегания ПГВ, степень их минерализации и дифференциация химического состава на разных ключевых участках связаны с характером мезорельефа, дренированностью территории, свойствами почвообразующих пород, напряженностью биологических процессов в почвах. ПГВ, приуроченные к припроточной области поймы, залегают в нижней части профиля почв и обусловливают ее оглеение. ПГВ понижений поймы относительно автономны и залегают близко к поверхности, поэтому почвы здесь переувлажнены, сильно оглеены, оторфованы и накапливают органическое вещество. Протекание процессов Fe-Mn конкрециеобразования выражено слабо.

В целом, ПГВ играют заметную роль в пойменном почвообразовании, являясь поставщиком гидрокарбонатов кальция, значительных количеств растворенного углерода органических соединений, соединений железа, фосфора и других элементов и обусловливают образование органо-минеральных соединений и их скопление в виде конкреций, прослоев и горизонтов. Химизм ПГВ демонстрирует, что формирующиеся здесь почвы - незасолены, в отличие от почв большинства дельт. Это, в свою очередь, отражается на формировании пресной байкальской воды.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агрохимические методы исследования почв. М.: Наука, 1975. 656 с.

2. Алекин О. А. Химический анализ вод суши. Л., 1954. 199 с.

3. Аринушкина Е. В. Руководство по химическому анализу почв. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1961. 488 с.

4. Вернадский В. И. История природных вод // Избр. соч. М.: Изд-во АН СССР, 1960. 536 с.

5. Волобуев В. Р., Буяновский Г. А. Солевая дифференциация в условиях конусов выноса // Почвоведение. 1963. № 1. С. 53-60.

6. Гришина Л. А. Гумусообразование и гумусное состояние почв. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. 243 с.

7. Гынинова А.Б., Корсунов В.М. Почвенный покров Селенгинского дельтового района Прибайкалья // Почвоведение. 2006. № 3. С. 273-281.

8. Зайдельман Ф. Р., Оглезнев А. К. Диагностическое значение морфологических признаков оглеенных почв // Почвоведение. 1969. № 11. С. 31-46.

9. Классификация почв России. М.: Почвенный институт им. В. В. Докучаева РАСХН, 1997. 236 с.

10. Ковда В. А. Процессы почвообразования в дельтах и поймах рек континентальных областей СССР // Проблемы советского почвоведения. М.: Изд-во АН СССР, 1946. Вып. 14. С. 101-125.

11. Макушкин Э. О., Шахматова Е. Ю. Дифференциация органического вещества и макроэлементов в почвах дельты Селенги // География и природные ресурсы. 2005. № 2. С. 56-61.

12. Орлов А. С. Химия почв. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. 375 с.

13. Принципы организации и методы стационарного изучения почв. М.: Наука, 1976. 416 с.

14. Роде А. А. Система методов исследования в почвоведении. Новосибирск: Наука, 1971. 93 с.

15. Селищев А. А. Изменение свойств железисто-марганцевых новообразований с усилением заболоченности пойменных почв // Тез. докл. VII Делегатского съезда Всесоюзн. об-ва почв. Ташкент, 1985. Ч. 5. С. 126.

16. Тюрюканов А. Н. Об особенностях химического состава почвенно-грунтовых вод // Почвоведение. 1957. № 9. С. 79-88.

17. Учватов В. П. Особенности почвенных и грунтовых вод Приокской зандрово-аллювиальной равнины // Почвоведение. 1985. № 6. С. 55-65.

18. Цыбжитов Ц. Х., Рубцов Н. В. Особенности антропогенной нагрузки дельтовых пойменных почв Байкальской котловины // Тез. докл. Всесоюзн. конф. “Почвы речных долин и дельт, их рациональное использование и охрана”. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 170.

19. Шахматова Е. Ю., Казазаева М. В., Корсунов В. М. Изучение роли гидроморфных почв дельты р. Селенга по химическому составу почвенно-грунтовых вод // Мат-лы международной научно-практической конф. “Селенга - река без границ”. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета, 2002. С. 104-106.

20. Шахматова Е. Ю. Процессы и продукты почвообразования в гидроморфных пойменных почвах дельты р. Селенга: Автореф. канд. дис. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004. 22 с.

21. Шахматова Е. Ю., Казазаева М. В., Корсунов В. М. Аккумуляция и трансформация веществ в гидроморфных пойменных почвах дельты р. Селенга // Мат-лы международной конф. “Научные основы сохранения водосборных бассейнов: междисциплинарные подходы к управлению природными ресурсами”. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004. Т. 2. С. 126-128.

22. Шилова Е. И. Метод получения почвенного раствора в природных условиях // Почвоведение. 1955. № 11. С. 86-90.

23. Goton S., Patrick W. J. (Jr.) Transformation of iron in a waterlogged soil as influenced by redox potential and pH // Soil Sci. Sol. Amer. 1974. V. 38. № 1. P. 66-71.

Загрузка...
Комментарии
Отправить