О недействительности торгов

Загрузка...

Торги являются одним из самых эффективных способ заключения договора обеспечивающим высокую состязательность и конкуренцию их участников. При нарушении правил проведения торгов, установленных законом, такие торги признаются недействительными. Однако в науке и практике возникает ряд проблем при признании торгов недействительными.

Актуальность темы данной работы обусловлена тем, что институт признания торгов недействительными способствуют защите и восстановлению нарушенных прав лиц, которым было незаконно отказано в участии в торгах, предотвращению злоупотребления полномочиями организаторами торгов, обеспечению соблюдения правил проведения торгов, а также способствует формированию уважения и соблюдения законодательства о торгах. Актуальность данной темы также выражается в том, что институт недействительности торгов слабо изучен и имеет ряд неразрешенных законодательством вопросов. Так, в законодательстве неопределенно кто именно является заинтересованным лицом правомочным подавать заявление о признании торгов недействительными. Таким образом, институт признания торгов недействительными способствуют защите от нарушений не только частных, но и публичных интересов. Значимость данной темы обусловлена также проблемой надлежащего правового регулирования, которая в настоящее время становится все более актуальной. Сложность данной проблемы предопределяет необходимость глубокой систематизации законодательства и всестороннего исследования динамики и правовой формы правоотношений, возникающих при признании торгов недействительными.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при признании торгов недействительными, а также при признании недействительным договора заключенного по результатам таких торгов между участниками торгов, организатором и собственником вещи или имущественного права.

Предметом исследования данной работы является институт признания торгов недействительными.

Целью данной работы является подробное изучение оснований, процедуры и порядка признания торгов недействительными, а также проблемы, возникающие при признании торгов недействительными.

Для достижения поставленной цели в работе решается ряд задач:

1- Определить основания и нормы, нарушение которых может повлечь признание торгов недействительными.

2- Исследовать основные проблемы, возникающие при признании торгов недействительными

3- Определить всегда ли целесообразно и уместно оспаривать недействительность торгов в рамках ст.449 ГК РФ, ведь не во всех случаях это приведет к восстановлению нарушенных прав заявителя, что является основной задачей и функцией обращения в суд.

4- Определить круг лиц, который подпадают под понятие заинтересованных лиц имеющих право оспаривать торги и заключенный по их результатам договор.

Решению данных задач подчинена структура работы, состоящая из Введения, Основной части, Заключения и библиографического списка.

Методологическую основу дипломной работы составляют как общенаучные методы познания: анализ, синтез, индукция, дедукция, так и частнонаучные методы: метод сравнительного правоведения, метод комплексного анализа, метод системного анализа, формально-юридический, исторический и другие методы познания.

Основная часть

Как известно, торги могут завершиться не только заключением договора или проведением повторных торгов при несостоявшихся торгах либо при незаключении договора, но и могут быть признаны недействительными. Последствием проведения торгов с нарушением правил установленных законом является признание таких торгов судом недействительными по иску заинтересованного лица, а признание торгов недействительными в свою очередь влечет и недействительность договора, заключенного с победителем торгов (пп.1 и 2 ст. 449 Гражданского Кодекса Российской Федерации от 30.11.1994 N51-ФЗ (далее ГК РФ)[1]). Важно отметить, что Пленум ВАС РФ в п.27 разъяснил, что споры о признании торгов недействительными рассматриваются по правилам, установленным для признания недействительными оспоримых сделок[2], которое в настоящий момент утратило силу согласно п.1 постановления Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 23, но тем неменее высшие судебные инстанции продолжают применять это положение и придерживаться этой позиции согласно[3]. Такой же позиции придерживаются Ю.С. Турсунова[4] и Д.Н. Сахабутдинова[5].

При анализе вопроса о признании торгов недействительными стоит обратить внимание на ряд проблем, которые являются весьма актуальными и значимыми для данного аспекта торгов. Во-вторых, весьма важно определить основания и нарушение каких норм может повлечь признание торгов недействительными.

Для рассмотрения возможных способов защиты, в том числе и признания торгов недействительными следует определить возможные юридические последствия и результаты торгов:

1) Торги юридически состоялись и с победителем заключен договор

2) Торги юридически состоялись и с победителем не заключен договор

3) Торги признаны несостоявшимися по причине отсутствия заявок и договор не заключен

4) Торги признаны несостоявшимися по причине подачи заявки единственным лицом, с которым и заключен договор

5) Торги признаны несостоявшимися по причине подачи заявки единственным лицом и с ним не заключен договор

Примечательно, что торги могут завершиться одним из указанных последствий и далеко не все из них можно признать недействительными, в связи с чем актуальным является определение наиболее целесообразных и альтернативных способов защиты прав и законных интересов участников торгов, поскольку признание торгов недействительными не во всех случаях способствуют защите и восстановлению нарушенных прав участника торгов. На основании гл. 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (далее АПК РФ)[6] возможно обращение в суд с заявлением о признании незаконным решений государственных органов о недопуске к участию в торгах, однако, к сожалению, в последнее время суды чаще отказывают в удовлетворении подобных заявлений, мотивируя это тем, что такой способ защиты является ненадлежащим, рекомендуя использовать для восстановления нарушенных прав иск о признании торгов недействительными[7].

Так же это связано с тем, что ст.449 ГК РФ устанавливает, что торги проведенные с нарушением правил установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица, и выше упомянутого способа защиты ГК РФ не устанавливает. Эта позиция отражена в постановлении ФАС Уральского округа от 31 марта 2010 года № Ф09-2022/10-С1 по делу № А34-4619/2009, где суд кассационной инстанции установил, что независимо от этапа торгов на котором было допущено нарушение, защита прав заинтересованных лиц осуществляется путем предъявления иска о признании торгов недействительными в связи с чем требование заявителя о признании недействительным решения комиссии в порядке гл.24 АПК РФ направленные на фактическое признание недействительными результатов аукциона, удовлетворению не подлежат[8].

Однако, как замечает О. Кузнецова такой вывод является не совсем верным, так как признание торгов недействительными как способ защиты прав является не во всех случаях объективно возможным и уместным, а иногда даже является совершенно бесполезным и бессмысленным в связи с чем участник не имеет возможности восстановить свои нарушенные права[9]. Если учесть что торги успешно состоялись и по результатам торгов договор заключен с победителем, то вполне уместно, что при незаконном недопуске к торгам заинтересованным лицом может быть возбуждено исковое производство о признании торгов и договора, заключенного на основании торгов недействительными. Если же в данном случае заинтересованное лицо заявит требование о признании акта аукционной комиссии недействительным, суды указывают на неверный способ защиты и отказывают в удовлетворении мотивируя тем, что заключение договора на торгах и сама процедура проведения торгов относятся к гражданским правоотношениям, а значит, защита прав должна осуществляться исключительно способами указанными ГК РФ, то есть ст.449 ГК РФ. Следовательно такой способ защиты как признание незаконным решений комиссии по проведению торгов законом не предусмотрен, а значит не уместен[10].

Однако если по итогам торгов договор с победителем так и заключен не был имеет ли смысл в данном случае иск о признании торгов недействительными? Предполагается, что нет, поскольку конечный результат а именно заключение договора по итогам торгов не был достигнут, и заинтересованное лицо, которому неправомерно отказали в допуске, подобным способом защиты не сможет восстановить свои нарушенные права[11]. Такая же ситуация возникает при несостоявшихся торгах где результат и цель торгов (заключение договора) достигнуты не были, а значит и признать несостоявшиеся торги недействительными нельзя. В данном случае позиция судов весьма единообразна: использовать такой способ защиты как признание торгов недействительными, если торги юридически не состоялись невозможно постановление ФАС Поволжского округа от 2 июня 2009 года по делу № А65-24413/07[12]. Эта же позиция отражена в определении ВАС РФ от 5 августа 2010 года № ВАС-8730/10 по делу № А50-15701/2009 - торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица.

Правовым последствием признания торгов недействительными является недействительность заключенного на торгах договора, влекущего приведение сторон в первоначальное положение. Торги на участие которых было подано менее двух заявок, признаются несостоявшимися. Следовательно, по результатам таких торгов договор не может быть заключен, и такие торги как способ заключения сделки не могут быть признаны недействительными[13]. О.Кузнецова считает, что единственным уместным в данном случае способом защиты прав представляется понуждение организатора торгов к проведению торгов с теми лицами, которые были правомерно допущены, а если никто из прежних участников не воспользуется таким правом, то договор заключается с незаконно не допущенным к торгам лицом[14].

Здесь же, весьма большое значение имеет причина признания торгов несостоявшимися (либо отсутствия заявок вообще, либо наличие единственного участника) от чего напрямую зависит и способ защиты прав лица незаконно не допущенного к торгам. Если торги не состоялись и к участию в торгах допущен единственный участник, то закон устанавливает в ряде случае обязанность заключить договор с ним по стартовой цене аукциона и в данном случае признать недействительным можно только договор с единственным участником, который не коем образом не является победителем, поскольку торги не состоялись, а значит и признать их недействительными невозможно. Следовательно данный договор с единственным участником нельзя признать недействительным по ч.2 ст.449 ГК РФ, поскольку ч.2 допускает признание недействительным только договора заключенного с лицом выигравшим торги, а такой единственный участник не является победителем. А.Б. Савельев соглашается с мнением О. Кузнецовой, указывая, что в случае несостоявшегося конкурса и заключения договора с единственными участником, предъявление иска о признании конкурса недействительным не имеет смысла, так как конкурс не состоялся, и недействительным его признать нельзя, однако заинтересованное лицо в таком случае может оспаривать государственный контракт исходя из общих правил о недействительности сделок, что формально довольно сложно[15].

Отсюда можно сделать важный вывод что такой договор будет признан недействительным при иске заинтересованного лица на основании положений ГК РФ о признании оспоримой сделки недействительной, так как договор заключенный с единственным участником не считается договором заключенным на торгах, а является договором заключенным в общем порядке предусмотренном ст.435-438 ГК РФ, именно поэтому при несостоявшихся торгах такой способ защиты как признание торгов и договора недействительными на основании ст.449 ГК РФ использовать нельзя[16]. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 марта 2010 года по делу № А03-9622/2009 установил, что единственный участник торгов не может считаться победителем, поскольку торгов, по сути, не было, а по результатам несостоявшихся торгов нельзя определить победителя и заключить договор[17].

Но как показывает практика договор заключенный с единственным участником сложно признать недействительным, так как заключение такого договора основано на законе (например, ст.110 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ О несостоятельности (банкротстве))[18]. Так, ФАС Восточно-Сибирского округа в воем постановлении от 5 мая 2004 года по делу № А19-14628/03-10-Ф02-1448/04-С2 указал, что для признания такой сделки недействительной в соответствии со ст.168 ГК РФ оснований не имеется, поскольку такой договор с единственным участником заключен в соответствии с законом, а суды оценивают законность исключительно исходя из содержания договора.

Однако О. Кузнецова считает, что это не совсем верно, поскольку порядок заключения является не менее существенным, так как если суд установил, что лицо было незаконно допущено к участию в торгах, значит участников было как минимум двое, а не один, следовательно заключение договора с единственным участником является основанием для признание такой сделки недействительной в связи с не соответствием закону (ст.168 ГК РФ)[19]. Более того, суды даже признав незаконность недопуска лица к торгам, избегают признавать недействительными уже исполненные договоры, так как в таком случае реституция невозможна, а значит избранный способ защиты (признание договора недействительным) не способен повлечь восстановление нарушенных прав, поскольку приведение сторон в первоначальное положение путем возврата полученного по сделке невозможно[20]. Схожую позицию излагает и А.Б. Савельев, указывая на такое условие удовлетворения иска о признании торгов недействительными, как отсутствие исполнения контракта, заключенного по результатам торгов, что дает возможность восстановить права истца[21].

Если после признания торгов несостоявшимися договор с единственным участником по каким-то причинам заключен не был, то предъявлять иск о недействительности договора не имеет смысла, поскольку договора нет и оспаривать нечего. Но О. Кузнецова отмечает, что защитить права незаконно не допущенного к торгам лица возможно путем подачи заявления о признании незаконным решения государственного органа о недопуске к торгам[22]. Однако суды такую возможность прямо не устанавливают, указывая лишь, что признать недействительными можно лишь состоявшиеся торги, а не решение конкурсной комиссии, которое не является сделкой, а значит и признать недействительным его нельзя[23].

Если же торги признаны несостоявшимися по причине отсутствия заявок на участие и судом установлено, что заявитель был незаконно не допущен к торгам, то по основаниям той же гл.24 АПК РФ на организатора торгов можно возложить такой способ восстановления нарушенного права как обязанность внести в протокол запись о заявителе как об участнике, а в протокол о результатах запись как о единственном участнике и заключить с договор как с единственным участником. Однако организатор торгов может внести соответствующие записи, но уклоняться от заключения договора. В таком случае заявитель может обратиться сам в суд о понуждении заключить договор, однако суд может в порядке гл.24 АПК РФ сам возложить такую обязанность на организатора торгов с целью восстановления нарушенного права заявителя. Опять же в данном случае признание акта государственного органа недействительным, а решения незаконным способ защиты права, а обязание внести запись и понуждение заключить договор способ восстановления нарушенных прав устанавливаемых судом. Примечательно, что в исковом производстве понуждение к заключению договора расценивалось бы на способ защиты прав в рамках ст.12 ГК, но в рамках гл.24 АПК РФ это способ восстановления нарушенного права являющегося правовым последствием признания акта недействительным. При этом целесообразно было бы заявителю обжаловать сразу два решения организатора торгов одновременно: 1) об отказе в участие в торгах 2) о результатах торгов (в том числе и о признание лица единственным участником), иначе придется обращаться в суд дважды[24]. Следует заметить, что положения главы 24 АПК РФ применимы только к торгам проводимым государственным и муниципальными органами, однако к торгам проводимым частными лицами положения гл.24 не применяются.

Проанализировав возможность признания торгов недействительными в ряде случаев и альтернативные способы защиты прав заинтересованных лиц не установленных ст.449 ГК РФ, весьма значимым является определение оснований признания торгов недействительным, что представляется актуальным для сокращения предъявления в суды необоснованных заявлений и злоупотребления со стороны недобросовестных лиц с целью уклонения от исполнения обязательств по такому договору использующие любые формальные несоответствия торгов закону.

По смыслу п.1 ст.449 ГК РФ одним из оснований признания торгов недействительными является нарушение норм законодательства регулирующего проведение торгов и нарушение прав и законных интересов заинтересованных лиц. Однако нет единого толкования понятия закон устанавливающего правила проведения торгов, так как суды придерживаются различных позиций. Так, Девятый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении от 24 ноября 2009 года по делу № А40-5527/09-23-64 указал, что для признания торгов недействительными необходимо наличие нарушения положений исключительно закона, а не подзаконного акта[25]. Примечательно, что ФАС Дальневосточного округа в постановлении от 18 июля 2011 года по делу № А04-5632/2010 отметил, что нарушение положений подзаконных актов регулирующих порядок проведения торгов является основанием для признания торгов недействительными. Однако первая позиция представляется более верной, поскольку большинство подзаконных актов принимаются во исполнение и на основании законов, тем самым конкретизируя их положения, но при этом сами подзаконные акты не могут противоречить законам.

Представляется, что к правилам проведения торгов возможно относить три типа норм: определяющие подготовку торгов, их регулирование и оформление результатов торгов. При этом О.М. Чернова пишет, что суды в качестве оснований недействительности торгов в судебной практике рассматривают нарушения правил как организации, так и проведения торгов, однако стоит заметить, что такие нарушения должны быть существенными и способными повлиять на результаты торгов[26]. Таким образом, в каждом отдельном случае суд должен устанавливать степень нарушения и исходя из обстоятельств дела, определять степень и характер нарушения[27]. При этом лицо чьи имущественные права и интересы данными торгами не затрагиваются не имеет права даже при нарушении порядка и правил проведения торгов обратиться в суд с целью признания торгов и договора заключаемого по результатам торгов недействительными. Как справедливо отмечает О.М. Чернова, наиболее часто встречаемые существенные нарушения оспариваемые в суде нарушения требований к извещению, а в частности п.2 ст.448 ГК РФ и несоответствия конкурсной документации нормативным правовым актам[28]. П.2 ст.448 ГК РФ устанавливает минимальный обязательный перечень сведений подлежащих указанию в извещении. Данный перечень составляет минимум и даже специальные федеральные законы регулирующие порядок проведения отдельных видов торгов должны соответствовать положениям ГК РФ в отношении необходимых сведений извещения, иначе при отсутствии хотя бы одного элемента это может служить основанием признанием торгов недействительными. Ю.А. Тарасенко также указывает, что нарушение нормы п.2 ст.448 ГК РФ является нарушением порядка проведения торгов, а соответственно и основанием для признания торгов недействительными по иску заинтересованного лица[29]. Это непосредственно отражено в п.3 Обзора практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных, проводимых в рамках исполнительного производства утвержденного Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 101 (далее Обзор)[30].

Суды также часто указывают в качестве основания оставления судебных актов нижестоящих инстанций без изменения в части признания недействительными открытых торгов по продаже объектов недвижимого имущества отсутствие в извещении необходимой информации о предмете торгов и начальной цены реализуемого имущества. Однако неуказание отдельные сведений не составляющих обязательный перечень указанный в п.2 ст.448 ГК РФ не является основанием признания недействительными, в случае если такие сведения является дополнительной информацией о торгах, которая может быть получена от организатора по телефону или указанному адресу и если неуказание таких сведений не влечет существенного нарушения прав и интересов ее участников либо неспособны повлиять на результаты торгов[31]. В ряде случаев действия организаторов по указанию дополнительных требований к участникам торгов, например, справки из налогового органа об отсутствии задолженности по платежам в бюджет или наличие статусу официального дистрибьютера, являются незаконными поскольку направлены на ограничение конкуренции и могут быть признаны недействительными на основании ч.1 ст.17 Закона о защите конкуренции[32]. Однако такие требования как запрет привлечения субподрядчика или указание в аукционное или конкурсной документации условия о наличии лицензии на право осуществления деятельности являющейся предметом договора не является основаниями признания торгов недействительными, поскольку данные требования не направлены на ограничение конкуренции или же недобросовестную конкуренцию.

Более того Ю.А. Тарасенко также указывает на такое основание признание торгов недействительными как ненадлежащая форма доведения информации о публичных торгах также приводит к признанию торгов недействительными[33]. Автор указывает, что основанием для признания проведенных торгов недействительными служит совокупность двух обстоятельств:

1) нарушение норм закона при проведении торгов

2) нарушение законных интересов лица, оспаривающего такую сделку.

Иным основанием признания торгов недействительными является также продажа с торгов имущества, не принадлежащего должнику на праве собственности или ином вещном праве[34].

Весьма спорным является относительно необходимости государственной регистрации имущества реализуемого на торгах. Первоначально суды исходили из того, что отсутствие регистрации права собственности истца на объект недвижимости переданный на реализацию является нарушением, что приводит торги к недействительности[35]. Но Президиум ВАС РФ указал в Обзоре, что отсутствие госрегистрации права собственности должника на объект недвижимости само по себе не является основанием для признания недействительным заключенного по итогам публичных торгов договора купли-продажи, если такое право возникло до момента вступления в силу Федерального Закона от 21.07.97 № 122-ФЗ О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним[36].

Также при публичных торгах неоднозначно стоит вопрос о нарушении допущенных судебным приставом в процессе исполнительного производства на стадиях описи, ареста, оценки и выставления имущества на торги. Позиция Президиума ВАС РФ отраженная в постановлении от 10.01.2001 № 3802/00 согласно которой незаконные действия судебного пристава нарушающие нормы ФЗ об исполнительном производстве при проведении торгов является основанием признания торгов недействительными, однако сейчас позиция судов кардинально изменилась и в большинстве случаев суды отказывают в признании торгов по продаже недвижимого имущества недействительными, так как нарушения допущенные судебным приставом-исполнителем при наложении ареста на имущество должника, не являются основанием для признания судом торгов недействительными, так как данные нарушения не связаны с правилами проведения торгов, что представляется вполне логичным. Более того оценка имущества производится судебным приставом-исполнителем до начала проведения торгов и до опубликования извещения организатором торгов, а соответственно возможные нарушения при этом не могут рассматриваться в качестве оснований для признания торгов недействительными в силу п.1 ст.449 ГК РФ[37]. Данная позиция судов представляется верной и целесообразной для ограничения сферы действия законодательства о торгах, поскольку нормы ст.449 ГК РФ регламентирующие необходимость соблюдения правил о проведении торгов установленных законом, являются общими положениями для всех без исключения торгов, однако распространение этих норм на отношения ст.449 на отношения предшествующие торгам значительно расширило бы сферу применения данной нормы, что не является целесообразным и верным[38].

О.М. Чернова указывает, что весьма положительной и правильной является позиция судов, согласно которой суды должны проверять порядок определения победителя включая оценку заявок и определение лучших условий или цены[39]. При этом важно заметить, что суд не имеет права сам определить победителя тем самым выходя за пределы своих полномочий, но суд лишь проверяет соответствие оценки установленным и единым для всех критериям оценки условий или цены. Более того правила проведения торгов можно считать соблюденными только при верной оценке предложений участникам критериям выявления победителя. В случае если при определении победителя торгов были допущены существенные нарушения оценки предложения критериям проверки, в таком случае такие результаты торгов представляется возможным оспорить на предмет недействительности.

Схожую позицию излагает О.А. Беляева: На мой взгляд, суды необоснованно самоустраняются от выяснения конкретных фактов процедурных нарушений при проведении торгов[40]. Далее автор замечает, что если конкурсные предложения были оценены правильно, то это свидетельствует и о соблюдении процедуры проведения торгов в данном аспекте. Однако если конкурсные предложения были оценены неправильно, что повлекло неверное определение победителя торгов это вполне может рассматриваться судами как существенное нарушение прав и законных интересов участников, а значит и служить основанием для признания торгов недействительными. Президиум ВАС РФ отметил, что позиция нижестоящих судов о том, что арбитражные суды не могут рассматривать вопросы о правильности оценивания и определения победителя торгов, не соответствует закону и нарушает единообразие судебной практики[41]. Если же существенных нарушений правил при оценке предложений участников и определении победителей способных повлиять на результаты торгов не было, в таком случае и нет оснований для признания торгов недействительными.

Неурегулированным на законодательном уровне остается вопрос относительно того, кто может обратиться с заявлением в суд о признании торгов недействительными, так как круг заинтересованных лиц указанных в п.1 ст.449 ГК РФ гражданским законодательством не установлен.

П.1 вышеупомянутого Обзора устанавливает, что иск о признании публичных торгов недействительными, заявленный лицом, права и законные интересы которого не были нарушены вследствие отступления от установленного законом порядка проведения торгов, не подлежит удовлетворению. В Обзоре в качестве примера приведется случай, когда арбитражный суд Чувашской Республики отказал в удовлетворении требований истца о признании торгов недействительными, сославшись на то, что истец не принимал участия в торгах, а значит не является заинтересованным лицом и не может оспаривать торги, поскольку его права и законные интересы не могли быть нарушены при проведении торгов.

Такой же позиции придерживались и другие суды, однако как замечает Н. Курц данная позиция не совсем согласуется с положениями п.13 постановления Пленума ВАС РФ от 2 декабря 1993 года № 32 О некоторых вопросах, связанных с применением законодательства о приватизации государственных и муниципальных предприятий, в соответствии с которым незаконный отказ в участии в конкурсе (аукционе) служит основанием для признания торгов недействительными, а значит заинтересованным лицом может быть и лицо, подавшее заявку, но не участвовавшее в самих торгах[42]. Что касается ФЗ о размещении заказов можно с точностью сказать, что участник размещения государственного или муниципального заказа в форме торгов является заинтересованным лицом, так как согласно ст. 8 ФЗ о размещении заказов участниками размещения заказов являются лица, претендующие на заключение государственного или муниципального контракта. А участником в свою очередь по определению закона может быть любое юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, формы собственности, места нахождения и места происхождения капитала или любое физическое лицо, в том числе индивидуальный предприниматель. Но при этом данный вопрос не является однозначным, так, А. Шумилов делает вывод о том, что лица претендующие на заключение контракта должны заявлять о своих намерениях и демонстрировать их публично ставя государственного (муниципального) заказчика, уполномоченный орган, специализированную организацию, конкурсные, аукционные, котировочные комиссии в известность о своих намерениях заключить государственный (муниципальный) контракт[43]. Демонстрация таких намерений может выражаться посредством заявления о предоставлении документации о торгах или например, заявка на участие в торга, с помощью чего заказчик сможет установить наличие у такого лица намерений заключить контракт.

Однако весьма справедливым является замечание Н. Курца, который указывает, что для получения статуса участника размещения заказа вовсе не обязательно ставить государственного заказчика в известность о своих намерениях, а запрос и получение документации о торгах не является обязательным и необходимым элементом участия в размещении заказа и не препятствует дальнейшей подачи заявки на участие[44]. Автор делает вывод о том, что лицо может стать участником размещения заказа, даже не подавая заявку на участие в конкурсе, поскольку согласно ст.26 Закона о размещении заказов непосредственно перед вскрытием запечатанных конвертов с заявками на участие и открытием доступа к заявкам поданным в электронном виде конкурсная комиссия обязана объявить участника размещения заказа о возможности подать заявки на участие что и свидетельствует о том, что участником лицо может стать и без подачи заявки, поскольку комиссия обращается к предполагаемым участникам еще не подавших заявку. Но следует разграничивать потенциальных участников торгов и реальных участников, так как не все из названных лиц имеют право на признание торгов недействительными. Более того А.Б. Савельев делает весьма справедливо замечание: Однако только лишь признания лица участником размещения заказа недостаточно для того, чтобы считать его заинтересованным лицом, имеющим право на подачу иска о признании размещения заказа в форме торгов недействительным[45] с чем нельзя не согласиться.

В доктрине и судебной практике наиболее распространена позиция, согласно которой участником размещения заказа следует признавать лицо непосредственно подавшее заявку на участие в торгах или котировочную заявку. Таким образом, лицо становится участником с момента изъявления желания заключить контракт и в зависимости от способа размещения заказа это может быть как подача заявки на участие в конкурсе, аукционе или котировочная заявка. А.Б. Савельев излагает аналогичную точку зрению, замечая, что лицо, получившее конкурсную (аукционную) документацию, но не подавшее заявку на участие в открытом конкурсе или аукционе, хоть и является участником размещения заказа, но оно не может считаться заинтересованным лицом в целях предъявления иска о недействительности этого конкурса (аукциона), так как предъявление такого иска не направлено на защиту его нарушенного права[46]. Таким образом, существенным также является в определении заинтересованности лица вопрос о том, направленно ли его заявление на восстановление его нарушенных прав и если да, то какие права и в какой степени нарушены. Указанная позиция отражается и в судебной практике, так ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 9 декабря 2009 года по делу № А44-2548/2008 отметил, что лицо становится участником размещения заказов с момента подачи заявки на участие в конкурсе, аукционе или котировочной заявки[47], таким образом лицо открыто заявляет о своем желании заключить государственный или муниципальный контракт, а ознакомление лица с документацией торгов и в дальнейшем обращения в контролирующий орган или суд не является достаточным и необходимым основанием для признания торгов недействительными, поскольку жалоба подана ненадлежащим субъектом. Суд мотивировал такое ограничение круга лиц, которые могут являться надлежащими субъектами участниками тем, что иначе не ограниченный контроль вызвал бы дезорганизацию в реализацию данного вида общественных отношений путем подачи необоснованных жалоб или злоупотребления лицами их прав направленных на срыв размещения заказа.

Ст.8 Закона о размещении заказов устанавливает, что лицо становится участником размещения заказа с момента публикации на сайте извещения о проведении торгов и с этого момента и до даты подачи заявки на участие лицо имеющее намерение претендовать на заключение государственного (муниципального) контракта является потенциальным участником размещения заказа, но не участником самого конкурса или торгов. Таким образом весьма важно определить статус лица, является ли он всего лишь участником размещения заказа то есть потенциальным участником еще не подавшим заявку, но имеющий заинтересованность в участи хоть и нечем не подтвержденную формально или же лицо является не просто участником размещения заказа, а участником конкурса (аукциона), который приобретает соответствующий статус после рассмотрения его заявки уполномоченным органом (комиссией). Представляется, что именно вторая группа лиц, которая уже подали заявки может рассматриваться в качестве заинтересованных лиц имеющих права признать торги недействительными при нарушении правил их проведения или их законных прав и интересов[48].

Таких образом, можно выделить две группы заинтересованных лиц из участников подавших заявки: 1) лица подавшие заявки и непосредственно принявшие участие в торгах, которые были проведены с нарушением правил, что дает им право обратиться в суд с требованием о признании торгов недействительными 2) лица подавшие заявки, но не участвовавшие в торгах, поскольку их права и законные интересы были нарушены (например, незаконный недопуск лица к участию в торгах). Кстати, не стоит забывать о том, что в ряде случаев заинтересованным может быть уполномоченный государственный орган или государственный или муниципальный заказчик обладающие правом на обжалование торгов, так, государственный орган в сфере антимонопольного регулирования имеет права обратиться в суд о признании торгов недействительными в связи с ограничением или недобросовестной конкуренцией[49].

Справедливо замечание Н. Курца о том, что заинтересованность лица должна устанавливаться в каждом отдельном случае именно судом с учетом обстоятельств и характера нарушений и конкретных обстоятельств дела[50]. Тем самым представляется затруднительным дать точный перечень лиц составляющих круг заинтересованных лиц, поскольку при обращении в суд лицо должно обосновать нарушении своих прав и законных интересов доказав их существенное нарушение, так как нарушения носящие незначительный характер и не повлиявшие на результаты торгов вряд ли представляется возможным и целесообразным обжаловать. Однако можно сделать вывод о том, кто может являться и точно входить в круг заинтересованных лиц. Так, лицо непосредственно участвовавшее в торгах или лицо подавшее заявку на участие, но которому было незаконно отказано в участии в торгах при условии если оно докажет незаконность такого отказа являются заинтересованными лицами и могут обжаловать торги требуя признания их недействительными. А.Б. Савельев также соглашается с таким сужением круга заинтересованных лиц, делая акцент, на то, что вторая группа лиц, подавших заявки, но незаконно не допущенных к торгам также являются заинтересованными лицами, поскольку незаконный отказ в участии в торгах может служить основанием признания торгов недействительными, поскольку такое обстоятельстве свидетельствует о нарушении его прав и законных интересов, что означает наличие заинтересованности.

Если же лицо не принимало непосредственного участия в торгах, поскольку не подало заявку на участие в торгах или же было не допущено, но на законных основаниях (то есть не было незаконного недопуска) такие лица не могут рассматриваться как заинтересованные, что находит свое отражение в постановлении ФАС Московского округа от 25 сентября 2007 года по делу но № КГ-А40/9741-07[51]. Такой же позиции придерживается Д. Н. Сахабутдинова утверждающая, что к заинтересованным лицам следует относить как лиц непосредственно участвовавших в торга, так и лиц, которые имели намерение участвовать, но им было неправомерно отказано в таком участии[52]. Данная позиция согласуется и с раннее указанным п.13 Постановления Пленума ВАС РФ, но обоснованной является и позиция Н. Курца, согласно которой истец, должен указать на нарушения порядка проведения торгов, которые поставили его в более невыгодное положение, чем иных участников и привели к нарушению его прав и законных интересов. Похожее утверждение делает и А.Б. Савельев, замечая, что анализ судебной практики позволяет считать, что у арбитражных судов сформировалась правовая позиция, согласно которой обращающиеся с требованием о признании торгов недействительными лицо должно доказать наличие защищаемого права или интереса, которые могут быть восстановлены в результате удовлетворения иска, обоснована возможность восстановления нарушенного права[53]. Ю.С. Турсунова также указывает, что материально-правовой интерес одна из важнейших предпосылок для удовлетворения иска, отсутствие которого будет являться основанием для отказа в удовлетворении иска[54]. Д.Ю. Борисов и А.И. Гончаров соглашаясь с Ю.С. Турсуновой пишут, что в признании торгов недействительными может быть заинтересовано и, следовательно, вправе инициировать иск лицо, как участвовавшее, так и не участвовавшее в торгах, но чьи права или законные интересы нарушены или могут быть нарушены в результате проведения торгов[55]. К.Н. Волков дополняя позиции упомянутых выше ученых, указывает, что наличие или отсутствие интереса в признании торгов недействительными, а значит и право на иск устанавливает в каждом конкретном случае суд. Данное требование направленно на предупреждение злоупотребления со стороны участником и подачи необоснованных исков, что позволит снизить нагрузку в том числе и на судебные органы[56].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотрев и проанализировав институт признания торгов недействительными, представляется возможным сделать следующие выводы:

1. Под заинтересованным лицом признается не только лицо непосредственно участвующее в торгах, но и лицо, которому было незаконно отказано в участии в торгах.

2. Споры о признании торгов недействительными рассматриваются по правилам, предусмотренным для признания недействительными оспоримых сделок. В случае если торги признаны недействительными, то и договор, заключенный по результатам торгов является недействительным.

3. Если же торги не состоялись и договор заключен с единственным участником, то следует применять положения ГК РФ о признании оспоримой сделки недействительной, так как договор, заключенный с единственным участником не считается договором заключенным на торгах, а является договором заключенным в общем порядке.

4. Если же торги юридически не состоялись или договор по итогам торгов заключен не был, то применение такого способа защиты как признание торгов недействительными невозможно.

5. Основанием признания торгов недействительными может быть не только нарушение положений закона, но и подзаконного акта. При этом суды могут также проверить порядок определения победителя, включая оценку заявок и проверку соответствия оценки установленным и единым для всех критериям оценки условий или цены.

 

Библиография

Нормативные правовые акты

1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 07.06.2013) // Российская газета, N 137, 27.07.2002

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 11.02.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.03.2013) // Российская газета, N 238-239, 08.12.1994.

3. Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ (ред. от 28.07.2012) Об исполнительном производстве (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2013) // Российская газета, N 223, 06.10.2007,

4. Федеральный закон от 21.12.2001 N 178-ФЗ (ред. от 07.12.2011) О приватизации государственного и муниципального имущества // Российская газета, N 16, 26.01.2002,

5. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 29.12.2012, с изм. от 30.12.2012) О несостоятельности (банкротстве) // Российская газета, N 209-210, 02.11.2002.

6. Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 30.12.2012) О защите конкуренции (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2013) // Российская газета, N 162, 27.07.2006,

7. Закон РФ от 29.05.1992 N 2872-1(ред. от 06.12.2011, с изм. от 02.10.2012) О залоге (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2013) // Российская газета, N 129, 06.06.1992,

Официальные акты высших судебных органов, судебная практика

1. Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав.

2. Постановление Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав

3. Определение ВАС РФ от 5 августа 2010 года № ВАС-8730/10 по делу № А50-15701/2009

4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 101 Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства

5. Постановление Президиума ВАС РФ от 25.04.2000 № 9003/99

6. Постановление Президиум ВАС РФ от 24 октября 2006 г. № 16916/05 по делу № А40-8725/05-79-70

7. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 ноября 2006 года № 09АП-12570/2006-АК по делу № А40-15792/06-150-123

8. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 ноября 2009 года по делу № А40-5527/09-23-64

9. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 ноября 2007 года № 09АП-14675/2007-ГК

10. Постановление ФАС Московского округа от 25 сентября 2007 года по делу № КГ-А40/9741-07

11. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30 июня 2011 года по делу № А31-239/2011

12. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.09.2006 № А78-5381/05-С1-3/6-Ф02-4313/06-С2

13. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 марта 2010 года по делу № А03-9622/2009

14. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13 января 2004 года по делу № Ф04/79-2224/А45-2003

15. Постановление ФАС Поволжского округа от 2 июня 2009 года по делу № А65-24413/07

16. Постановление ФАС Поволжского округа от 13 августа 2009 года по делу № А12-20397/2008

17. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 декабря 2009 года по делу № А44-2548/2008

18. Постановлении ФАС Уральского округа от 31 марта 2010 года № Ф09-2022/10-С1 по делу № А34-4619/2009

Научная и специальная литература

1. Беляева О.А. Правовые проблемы аукционов и конкурсов М. ИД Юриспруденция, 2010. 296 с.

2. Борисов Д.Ю., Гончаров А.И. Защита прав и законных интересов участников размещения заказа при проведении торгов для государственных нужд. // Закон. 2008. № 11. С.122-130.

3. Кузнецова О. Способы защиты гражданских прав участников торгов. // Хозяйство и право. 2011. № 1. С. 120-128.

4. Курц Н.А. Понятие заинтересованных лиц в признании недействительными торгов как способа размещения государственного (муниципального) заказа. // Хозяйство и право. 2011. № 3. С. 123-128.

5. Тарасенко Ю.А. О недействительности торгов. // Арбитражная практика. 2008. № 6. С. 13-16.

6. Турсунова Ю.С. Торги как способ заключения договора. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Спб., 2004. С. 16.

7. Савельев А.Б. Некоторые проблемы признания недействительными размещения государственного (муниципального) заказа, проводимого в форме торгов. // Юрист. 2008. № 7.

8. Сахабутдинова Д.Н. Торги как субинститут договорного права и юридическая процедура. Автореф. Дис. канд.юрид. наук. Казань. 2007, С.8.

9. Чернова О.М. Основания признания торгов недействительными. // Юрист. 2012. № 8. С. 20-21.



[1] Российская газета, N 238-239, 08.12.1994.

[2] Постановление Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав

[3] Пункт 44 Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав.

[4] Турсунова Ю.С. Указ. соч. С. 16.

[5] Сахабутдинова Д.Н. Торги как субинститут договорного права и юридическая процедура. Автореф. Дис. канд.юрид. наук. Казань. 2007, с8

[6] Российская газета, N 137, 27.07.2002

[7] Кузнецова О. Способы защиты гражданских прав участников торгов. // Хозяйство и право. 2011. № 1. С. 120-128.

[8] Постановлении ФАС Уральского округа от 31 марта 2010 года № Ф09-2022/10-С1 по делу № А34-4619/2009

[9] Кузнецова О. Указ. соч. С. 120-128.

[10] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 ноября 2007 года № 09АП-14675/2007-ГК

[11] Там же.

[12] Постановление ФАС Поволжского округа от 2 июня 2009 года по делу № А65-24413/07

[13] Определении ВАС РФ от 5 августа 2010 года № ВАС-8730/10 по делу № А50-15701/2009

[14] Кузнецова О. Указ. соч. С. 120-128.

[15] Савельев А.Б. Некоторые проблемы признания недействительными размещения государственного (муниципального) заказа, проводимого в форме торгов. // Юрист. 2008. № 7. С.69-72.

[16] Постановление ФАС Поволжского округа от 13 августа 2009 года по делу № А12-20397/2008

[17] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26 марта 2010 года по делу № А03-9622/2009

[18] Российская газета, N 209-210, 02.11.2002.

[19] Кузнецова О. Указ. соч. С. 120-128.

[20] Постановление ФАС Поволжского округа от 13 августа 2009 года по делу № А12-20397/2008

[21] Савельев А.Б. Указ. соч. С.69-72.

[22] Кузнецова О. Указ. соч. С. 120-128.

[23] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13 января 2004 года по делу № Ф04/79-2224/А45-2003

[24] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 ноября 2006 года № 09АП-12570/2006-АК по делу № А40-15792/06-150-123

[25] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 ноября 2009 года по делу № А40-5527/09-23-64

[26] Чернова О.М. Основания признания торгов недействительными. // Юрист. 2012. № 8. С. 20-21.

[27] Чернова О.М.Указ. соч. С. 20-21.

[28] Чернова О.М.Там же.

[29] Тарасенко Ю.А. О недействительности торгов. // Арбитражная практика. 2008. № 6. С. 13-16.

[30] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 101 Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства

[31] Тарасенко Ю.А. Указ. соч. С. 13-16.

[32] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30 июня 2011 года по делу № А31-239/2011

[33] Тарасенко Ю.А. Указ. соч. С. 13-16.

[34] Постановление Президиума ВАС РФ от 25.04.2000 № 9003/99

[35] Тарасенко Ю.А. Указ. соч. С. 13-16.

[36] Российская газета, N 145, 30.07.1997.

[37] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 15.09.2006 № А78-5381/05-С1-3/6-Ф02-4313/06-С2

[38] Тарасенко Ю.А. Указ. соч. С. 13-16.

[39] Чернова О.М.Указ. соч. С. 20-21.

[40] Беляева О.А. Указ. соч. С. 296.

[41] Постановление Президиум ВАС РФ от 24 октября 2006 г. № 16916/05 по делу № А40-8725/05-79-70

[42] Н. Курц. Понятие заинтересованных лиц в признании недействительными торгов как способа размещения государственного (муниципального) заказа. // Хозяйство и право. 2011. № 3. С. 123-128.

[43] Н. Курц. Указ. соч. С. 123-128.

[44] Н. Курц. Там же.

[45] Савельев А.Б. Указ. соч. С.69-72.

[46] Савельев А.Б. Указ. соч. С.69-72.

[47] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 декабря 2009 года по делу № А44-2548/2008

[48] Н. Курц. Указ. соч. С. 123-128.

[49] Борисов Д.Ю., Гончаров А.И. Защита прав и законных интересов участников размещения заказа при проведении торгов для государственных нужд. // Закон. 2008. № 11. С.122-130.

[50] Н. Курц. Указ. соч. С. 123-128.

[51] Постановление ФАС Московского округа от 25 сентября 2007 года по делу № КГ-А40/9741-07

[52] Н. Курц. Указ. соч. С. 123-128.

[53] Савельев А.Б. Указ. соч. С. 69-72.

[54] Турсунова Ю.С. Торги как способ заключения договора. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Спб., 2004. С. 16.

[55] Борисов Д.Ю., Гончаров А.И. Указ. соч. С.122-130.

[56] Борисов Д.Ю., Гончаров А.И. Указ. соч. С.122-130.

 

Загрузка...
Комментарии
Отправить