Некоторые аспекты пространственных представлений башкир

Загрузка...

Алламуратова Лейсан Хакимьяновна

SOME ASPECTS OF THE BASHKIR SPATIAL REpSENTATION

Аннотация: В данной статье рассматриваются пространственные представления башкир. Характеризуются два принципа восприятия пространства - динамический (или линейный) и статический (или концентрический). В динамическом типе пространственного представления - народ, человек воспринимает пространство, двигаясь через него. В статическом - человек живет оседло, пространство ему представляется серией концентрических кругов, которые к периферии слабеют. В работе описываются локусы, границы освоенного и неосвоенного пространств - дом, дверь, порог, окна дома, двор, ворота; территория населенного пункта, околица, кладбище и т.д.; их семантическая значимость, взаимосвязь.

Ключевые слова: пространство, представления, башкиры, линейный, концентрический, локус, граница, мифология.

Annotation: In this article covers the Bashkir spatial repsentation. Define 2

Keywords: space, repsentation, Bashkir people, linear, concentric, locus, border, mythology.

Представление о пространстве - одно из самых важнейших категорий любой культуры. Каждый народ формируется и хозяйствует в условиях определенной природно-климатической зоны, приспосабливается к ней и эти пространственные особенности зоны проживания находят отражение во всех сторонах культуры этого народа[1, с. 43].

По мнению выдающегося французского археолога, этнографа Андре Леруа-Гурана, на развитие племен, народов повлияли два типа восприятия пространства. Первый тип - динамический (линейный), где человек воспринимает пространство линейно, двигаясь через него, и в процессе этого движения упорядочивает мир, давая имена разным объектам и запоминая места. Такой способ восприятия характерен для бродячих охотников и собирателей: пространство для них - в первую очередь, путь. Другой принцип пространственного восприятия - статический (концентрический). Оседлый земледелец находится в центре пространства, воспринимая его как серию концентрических кругов, расходящихся от сакрального центра, затухающих к границам [7, с.16].

При изучении пространственного восприятия башкир, мы наблюдаем у них сочетание обоих типов. Добавим, что исследователь Н.Л. Жуковская, долгое время изучавшая историю, культуру монголоязычных народов, отмечает: в науке давно сложилось мнение, что для оседлого населения характерен концентрический принцип освоения пространства, а для кочевого - линейный. Однако вряд ли возможно провести столь четкое разграничение. При изучении способов освоения пространства кочевниками у них отмечается сочетание обоих принципов: концентрического - пока юрта находится на временной стоянке, и линейного - в процессе перекочевки с одной стоянки на другую [3, с. 24].

Культура башкир традиционно являлась кочевой, затем полукочевой (до ХХ в.), которая была направлена на освоение обширных территорий, и, где особое внимание уделялось ориентирам, посредством которых среда, пространство приобретали структуру, тождественную космическому порядку, становились доступной для освоения и обживания. Башкиры исторически проживали на территории Южного Урала и прилегающих земель, уже первые исследователи (IX-XI вв.) фиксируют их на данных территориях. Земли, освоенные башкирами представляют собой совокупность разных орографических объектов, образующих пространство данного этноса: реки, горы, леса, степи и т.д. Каждый ориентир, объект получал свое наименование, обрастал легендами, преданиями о происхождении. Далее жизненное пространство обживалось рукотворными объектами - каменными изваяниями, поселениями, могильниками, дорогами и т.д.

Концентрический тип восприятия пространства также имеет место быть в традиционной культуре башкир. Центром является дом, жилище, далее следуют двор, территория населенного пункта, также в этот концентр входят поля, выгоны; лесные угодья являются вторым концентром; дальние пространства - третьим [7, с. 16]. В зависимости отдаления от центра данные объекты теряют свою сакральность, освоенность и получают пограничное положение между своим и чужим неосвоенным миром.

Каждый локус имел свои границы - двери, порог, окна дома, ворота, перекрестки, околица, ворота деревни (ауыл ҡапҡаһы) и т.д., все эти объекты были семантически важными и взаимодействия с ними требовали соблюдения определенных поведенческих ритуалов[1, с. 55].

Дом, жилище - это один из самых ключевых символов культуры. С понятием дом соотнесены все важнейшие характеристики жизни человека и его картины мира: представления о пространстве, времени; особенности социальной организации; религиозные воззрения и др.[2, с. 3-15]. Дом - средоточие своего, освоенного мира. Именно жилище являлось и является обязательной отправной точкой всех обрядов переходного типа. Жилище и семья предстают как единое целое, само слово дом в ряде индоевропейских языков первоначально означало не жилое строение, а форму общественной организации, семью. Здесь уместно вспомнить башкирское слово йорт, которое означает как дом, принадлежащий одному человеку, так и страну башкир в целом[1, с. 47]. Вместе с тем дом связывает человека с внешним миром, являясь в определенном смысле репликой внешнего мира, уменьшенной до размеров человека [9, с. 65]. В нем сосуществует человек и вселенная. Кольцеобразная планировка башкирского аула, а также круглая форма летнего жилища тирме ей(юрта), есть повторение в миниатюре башкирского мира[1, с. 50]. Е. Василевский высказывает идею о том, что юрта - модель вселенной, микромир кочевника; она ориентирована по сторонам света, имеет центральную ось, проходящую через очаг и дымовое отверстие; она членится на семантические секторы: правый - левый, северный - южный, верхний - нижний, почетный - непочетный, мужской - женский [3, с. 14-15].

Границами дома, которые соприкасались с чужим, неосвоенным миром, являлись дверь, окна, порог, печная вьюшка, труба и т.д. Традиционно в башкирских домах над дверью в обережных целях вешают ветки можжевельника, аяты (короткие молитвы) из Корана, чаще всего это Аят аль-Курси, рога оленя, острые предметы (ножницы, острие косы), подковы[5; 6]. Во многих деревнях до сих пор над дверью приколачивают деревянный колышек (агас сей), куда по представлениям башкир по пятницам садятся души умерших родственников[8, с. 5].

Наиболее семантически нагруженным элементом дверей является порог, возле которого происходило множество ритуальных и этикетных действий, связанных с социальными контактами и защитой своего пространства от внешней опасности. Так, строго запрещалось наступать на порог, стоять на нем, передавать какие-либо предметы, разговаривать через порог, начинать подметать, мыть полы от порога во внутрь помещения (последнее совершалось после смерти одного из жильцов дома).

Границей между своим миром и чужим пространством было так же окно. Через окна извне проникает не только солнечный свет, но и чужой взгляд, опасность, смерть, поэтому запрещалось смотреть в окно с наружной стороны вовнутрь дома, входить/выходить из окна, ночью смотреть в окно. Считалось, что это может вызвать нежелательные для хозяев последствия, вплоть до смерти кого-либо из жильцов, так как обратный порядок вещей свойственен для обитателей потустороннего мира[1, с. 55]. Видимо, охранительную роль играли обязательные атрибуты окон - шторы, занавески, резные наличники, узоры которых содержали в себе образы, прежде всего животных и птиц, выступавших в башкирской культуре в качестве оберегов.

Следует отметить, что особенность символики данных пограничных объектов заключается в том, что они сочетали в себе статус особо опасной точки связи с внешним, чужим миром и обеспечивали проницаемость границ. Возможно поэтому, эти пограничные объекты играли важную роль в башкирских магических, целебных обрядах. Так, чтобы остановить смерть детей в семье, новорожденного ребенка продавали/покупали через окно. При заговаривании рахита (ес йен имлеу) живот или одежду ребенка зажимали дверью [8, с. 252]. Если, во время лечения испуга ҡот ҡойоу (досл. отливание души), свинец долго не отливался в форме сердца, знахарь открывал вьюшку печи, стучал по порогу, открывал дверь и звал ҡот - улетевшую душу.

Следующая традиционная зона мифологического пространства - это двор (урам) - огороженное место вокруг дома, включающее хозяйственные постройки. Двор как локус пространства принадлежал внешнему (относительно дома) пространству, то есть является иным миром. С другой стороны, двор был наиболее освоенным человеком локусом иного пространства. Здесь человек располагал свои предметы: различные хозяйственные постройки, инвентари и т.п. Как и в доме, территория двора была заселена своим духом - дворовым (азбар эйәһе, азбар хужаһы).

Особое значение в представлениях башкир отводится внешней регламентированной границе локуса двора - воротам. Они, как и двери дома, обладали тем же сочетанием пограничных признаков. На месте, где были ворота, не строили дом. В засуху, столб у ворот дома поливали водой, чтобы вызвать дождь[8, с. 176]. В народной медицине, чтобы избавиться от болезней под столб ворот выливали заговоренную воду. В свадебном обряде ворота являлись преградой на пути участников свадьбы: перед сватами, женихом запирали ворота и требовали выкупа, продавали воду, которую принесла невеста.

Следующим локусом является территория поселения, которая может быть определена как переходное к хаосу пространство, обладающее качествами и упорядоченности, и неупорядоченности. Б.Г.Калимуллин пишет, что раньше для башкирских деревень было характерно кольцеобразное расположение жилищ[4, с. 13-14], что повторяло расположение юрт на кочевьях. Так, кочевые жилища расставлялись по кругу, а все входы ориентировал

ись вовнутрь, что, по мнению исследователя, обозначало границы жилища большой семьи и нераздельность рода. Главное место занимала юрта старейшины, в символической антропоморфной структуре его юрта могла соотноситься с такой частью тела, как голова.

Как было выше сказано, территория населенного пункта несла в себе оппозиционность - с одной стороны, это своя, освоенная область, с другой стороны, селение таило в себе много опасностей. В деревне имелись места повышенной опасности - регламентированные и нерегламентированные каналы между зонами мифологического пространства. Это были перекрестки дорог, мосты, места, где выбрасывали отходы, мусор и т.д. В населенный пункт могла проникать нечистая сила, принимая облик человека или животного, вселяться в пустующие дома, часто через селение проходили пути, дороги этих существ. Отметим, что в критические моменты, когда в населенном пункте усиливалась масса чужого, неосвоенного хаоса, и, на территории селения возрастала опасность - население защищало не только свое жилище, но и все поселение. Так, например, башкиры для того, чтобы остановить эпидемии, череду смертности в деревне, опахивали ее границы. Этим самым ритуально проведенная граница была призвана ограничить, обособить деревню от чужого, вредоносного.

Населенный пункт также располагал пространственными границами - околицей, которая, по представлениям башкир, имела свои ворота - ауыл ҡапҡаһы. Сакральная значимость этого пограничья подчеркивается в магических обрядах, совершаемых во время эпидемий. Ваба булһа, ауыл ҡапҡаһы алдын һөрәләр ине - при эпидемии холеры перед воротами в деревню вспахивали землю[8, с. 41]. Здесь, как и в выше приведенном примере, обережная пахота была призвана изгнать болезни, беды за пределы опахиваемого пространства.

Довольно значительное пространство вокруг первичной территории занимает вторичная, которая представляет собой луга, пашни, которые позволяют сообществу населенного пункта обеспечивать свое существование. В это пространство входит и кладбище (зыярат), которое как противопоставлялось миру живых, так и являлось святым местом, где пребывают духи предков. За границами вторичной территории человек попадал в абсолютно неосвоенное пространство - в мифологический хаос, которое по народным представлениям соотносится с зоной смерти и входом в иной мир. Нахождение человека в этой области требовало выполнения определенных правил поведения.

Таким образом, представления о пространстве являются важной категорией для всех народов. Ограничивая, одомашнивая пространство, человек создавал и жилище, и нежилище - свое и чужое. Мы отметили, что для пространственного восприятия башкир характерны и линейный, и концентрический типы, что отразилось в обрядах, ритуалах, семантической наполненности различных объектов.

Литература:

1. Аминев З.Г. Эпос Урал батыр и мифология башкир. Уфа, 2013. 160 с.

2. Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 1983. 191 с.

3. Жуковская Н.Л. Категории и символика традиционной культуры монголов. М., 1988. 196 с.

4. Калимуллин Б.Г. Башкирское народное зодчество. Уфа, 1978. 132 с.

5. Полевые материалы автора, Бурзянский, Кугарчинский, Зианчуринский районы РБ; Гайский, Кувандыкский районы Оренбургской области РФ, 2013 г.

6. Полевые материалы автора, Гафурийский, Белорецкий районы РБ, 2014 г.

7. Тишков В.А. Культурный смысл пространства // Этнографическое обозрение. 2004. № 1. С. 14-31.

8. Хисамитдинова Ф.Г. Мифологический словарь башкирского языка. М., 2010. 452 с.

9. Цивьян Т.В. Дом в фольклорной модели мира (на материале балканских загадок)// Труды по знаковым системам. Т. 10. Тарту, 1978.

 

Загрузка...
Комментарии
Отправить