Морфологические изменения в мышцах при лечении альбендазолом экспериментального трихинеллеза

Загрузка...

В последние годы в терапии паразитарных болезней достигнуты большие успехи, однако, лечение тканевых ларвальных гельминтозов до настоящего времени остается далеко не разрешённой проблемой. Эффективность их терапии определяется правильностью представления об их патогенезе, что требует глубокого его изучения. В решении этих вопросов существенная роль отводится экспериментальным исследованиям.

Для лечения трихинеллеза в практике разных стран разработаны различные схемы, которые включают этиотропные средства, патогенетическую и симптоматическую терапию [6, 7, 8, 9, 10, 11, 14]. Стандартных схем лечения трихинеллеза не существует. Лечение проводится индивидуально с учетом сроков инвазии, клинических ее проявлений, а также тяжести состояния больного. В настоящее время для лечения трихинеллеза применяют мебендазол (вермокс) и альбендазол [11, 12, 14,]. Альбендазол высокоэффективный противопаразитарный препарат поливалентного действия. Он нашел широкое применение в терапии большинства существующих гельминтозов. Альбендазол хорошо всасывается в кишечнике, эффективен в отношении кишечных форм трихинелл и более активен, по сравнению с мебендазолом, в отношении личинок трихинелл в мышцах. Однако эффективность химиотерапии трихинелеза в настоящее время нельзя считать полностью удовлетворительной, в связи с чем необходимы поиск новых эффективных и безопасных специфических средств и фундаментальные исследования по изучению ответных реакций на них как хозяина, так и паразита.

Целью настоящей работы было изучение морфологических критериев эффективности применения альбендазола в качестве этиотропного средства при лечении экспериментального трихинеллеза.

Материалы и методы

Изучение действия химиотерапевтических средств и оптимизация путей их введения проводится на лабораторных животных, зараженных трихинеллезом. Культура трихинелл Trichinella spiralis была любезно предоставлена кафедрой биологии Кубанского медицинского института (авторы выражают глубокую признательность доценту Л.Н.Шипковой). Для получения экспериментальной трихинеллезной инвазии были использованы белые неинбредные крысы. Крыс-самцов массой 180-200г, одного возраста, содержащихся в обычных условиях вивария, на обычной диете заражали через рот инвазионными личинками (45-60-дневного возраста), полученными методом переваривания в искусственном желудочном соке из мяса, зараженного трихинеллами [1, 2,]. Для получения заболевания средней степени тяжести применяли заражающую дозу 20±2 инвазионные личинки на один грамм массы тела животного.

В качестве этиотропного препарата для лечения трихинеллеза у животных мы использовали альбендазол производства индийской фирмы Ipca, которая выпускает его с коммерческим названием Немозол. Данный препарат сертифицирован и включен в реестр лекарственных средств Российской Федерации.

Инвазированных животных разделили на две группы. Крысы первой группы получали альбендазол перорально из расчета 15 мг/кг 2 раза в сутки с 21-го по 28-й день, а животные второй группы служили контролем.

Забой животных проводили на 8, 14, 16, 20, 22, 24 сутки инвазии, а также на 10-е, 20-е и 30-е сутки после завершения лечения. Исследования выполнялись в соответствии с Международными рекомендациями по использованию животных в биологических и медицинских исследованиях (2001).

Для гистологического исследования кусочки икроножных мышц и мышц языка фиксировали 10%-ным забуференным нейтральным формалином и заливали в парафин по стандартной методике. Срезы толщиной 5-10 мкм окрашивали гематоксилином и эозином, азур-II-эозином и по Ван Гизон.

Для электронно-микроскопического исследования материал фиксировали и заливали в аралдит по общепринятым методикам. С полученных блоков готовили полутонкие срезы, которые окрашивали смесью метиленового синего и азур-II-эозина. Полученные препараты просматривали в световом микроскопе для нахождения нужных клеток, на которые затем затачивали прицельно блок.

Результаты и их обсуждение.

Свое существование в мышечной ткани личинки Trichinella spiralis начинают как внутриклеточные паразиты. На ранних сроках инвазии (7-8 суток) в участке саркоплазмы под влиянием паразита происходят быстрые реактивные изменения, приводящие мышечное волокно в состояние повышенного обмена. В пораженном участке волокна наблюдается распад миофибрилл. Вокруг личинки увеличивается число свободных рибосом и полисом, митохондрий. Наблюдается гиперплазия и гипертрофия элементов шероховатой эндоплазматической сети, увеличение в объеме ядер, что связано с их полиплоидизацией. Все эти изменения свидетельствуют о бурно протекающих биосинтетических процессах, идущих в пораженном личинкой фрагменте мышечного волокна.

Через 14-16 дней инвазии вокруг пораженного личинкой участка мышечного волокна появляются фибробласты и начинается процесс формирования соединительнотканной капсулы специфического строения. Через 18-20 дней после заражения участок реактивно измененной саркоплазмы с личинкой инкапсулируется и паразит становится тканевым. С 20-го дня заражения вокруг спирально свернутой личинки с окружающим ее участком саркоплазмы появляется тонкая соединительнотканная капсула. Капсула cocтoит, в основном, из фибробластов, аморфного вещества соединительной ткани и микрофибрилл коллагена. На поверхности, особенно на полюсах, и на месте погибших фрагментов мышечного волокна отмечается обильная воспалительная клеточная инфильтрация из сегментоядерных лейкоцитов, макрофагов, фибробластов и небольшого количества лимфоцитов. Начиная с 21-22 дня в капсуле личинки T.spiralis . выявляется два слоя: образованный фибробластами наружный слой, и внутренний слой, представленный межклеточным веществом соединительной ткани. В состав внутреннего слоя капсулы входят основное вещество соединительной ткани и микрофибриллы коллагена. Основное вещество прилежит тонким слоем к плазмалемме инкапсулированной саркоплазмы. Наружная часть внутреннего слоя капсулы состоит из коллагеновых микрофибрилл, ориентированных вдоль капсулы. С увеличением срока инвазии внутренний слой капсулы утолщается. В наружном слое капсулы хорошо развита сосудистая сеть и чувствительные нервные окончания. Через 24 дня после заражения вокруг некоторых личинок видны четкие капсулы даже при трихинеллоскопии. Личинки инкапсулируются обычно по одной, но при интенсивном заражении в одной капсуле может быть от 2-х до 5-ти и более личинок трихинелл. По полученным нами данным, наибольшая интенсивность воспалительной клеточной инфильтрации, вызванной некрозом мышечных волокон, а также, возможно, и аллергической составляющей, отмечается на 27 - 28-й день после заражения. Затем инфильтрация начинает постепенно уменьшаться. Воспалительный процесс принимает продуктивный характер, происходит замещение погибших мышечных волокон соединительной тканью.

Процесс инкапсуляции личинок трихинелл является специфической ответной реакцией хозяина на внедрение паразита в его ткани. Образованные соединительнотканные капсулы имеют органоподобное строение и обеспечивают защиту и питание паразиту [3]. Биологически активные вещества, выделяемые паразитом, замедляют процесс дифференцировки фибробластов наружного слоя капсулы. Постоянное присутствие в наружном слое капсулы юных фибробластов, интенсивное развитие микроциркуляторного русла обеспечивает ее функциональную активность. Капсулы сохраняют свою структуру, пока паразит жизнеспособен. В сформированных капсулах признаки острого воспаления отсутствуют, и появляется вновь только в период старения личинок и их гибели. Естественной причиной гибели инкапсулированных личинок трихинелл является постепенное нарушение обменных процессов, происходящих между паразитом и хозяином через капсулу и инкапсулированный участок саркоплазмы. Это происходит в результате постепенного замещения саркоплазмы гиалиновой массой, утолщения внутреннего слоя капсулы и ее последующей кальцинации [1, 2].

У экспериментальных животных, получавших в остром периоде болезни альбендазол, через 10 дней после окончания лечения (на 38-й день после заражения) в мышцах обнаружена массовая гибель личинок трихинелл. В мышцах присутствовали личинки трех типов: погибшие, погибающие и относительно жизнеспособные. В последних наблюдалось сохранение коллагеновой основы капсулы. При окраске по Ван Гизон коллаген определялся в виде красного ободка вокруг личинки. Только на полюсах капсул отмечались признаки воспаления.

Вокруг погибающих личинок волокна уже не выявлялись при окраске по Ван Гизон. Сами личинки не сохраняли свою структуру, встречались отдельные разрушенные их фрагменты. На месте капсул образовывались клеточные инфильтраты, содержащие нейтрофилы, макрофаги, лимфоциты. В инфильтратах, образующихся на месте погибающих личинок, присутствовали многочисленные фибробласты с крупными светлыми ядрами, относящиеся к так называемым юным формам. Гибель личинок сопровождалась выраженной эозинофилией в очаге воспаления. Отмечалось также присутствие большого количества тучных клеток. Известно, что всегда при различных паразитарных инвазиях, вызывающих фиброз, наблюдается увеличение числа тучных клеток [13]. Обратное развитие соединительной ткани in vivo, как правило, сопровождается выраженной тучноклеточной реакцией. По мере усиления процессов инволюции количество тучных клеток нарастает, отмечается их дегрануляция. При воспалении, вызванном иммунными факторами, важнейшую роль играет связывание поверхности тучных клеток с IgE, что ведет к немедленной их дегрануляции. Некоторые медиаторы тучных клеток образуются только в сенсибилизированных клетках и освобождаются при взаимодействии с антигеном [4, 5]. Показно, что антигены гельминтов являются наиболее мощными естественными стимуляторами синтеза IgЕ, обладающего гомоцитотропностью по отношению к тучным клеткам. Имеются данные о выработке ростовых факторов для тучных клеток T-лимфоцитами инвазированных животных [15].

В местах, где располагались погибшие личинки наблюдалось полное их уничтожение. От типичной капсулы также ничего не оставалось. На их месте образовывались клеточные инфильтраты. На 10-е сутки после окончания лечения около 64% личинок погибло. Примерно 12% личинок выглядели морфологически относительно жизнеспособными. Однако, как уже отмечалось, на полюсах их капсул обнаруживались явные признаки воспалительной реакции.

На 20-е и 30-е сутки (48-е и 58-е сутки после заражения, соответственно) у животных, получавших альбендазол, в мышцах обнаружены массивные межуточные круглоклеточные инфильтраты. Наблюдалось разрушение большинства капсул и самих личинок трихинелл и формирование в этих местах инфильтратов из лимфоцитов, макрофагов, нейтрофилов, эозинофилов, тучных клеток и фибробластов.

Следует отметить, что гибель личинок и формирование на их месте круглоклеточных инфильтратов интенсивнее проходило в мышцах языка, чем в икроножных мышцах, что, возможно, было связано с особенностями их кровоснабжения.

 

Выводы

Изучение действия альбендазола на экспериментальной модели трихинеллеза показало его высокую терапевтическую эффективность.

Назначение подопытным животным альбендазола в дозе 15 мг/кг 2 раза в сутки в течение 7-ми суток приводило к быстрой гибели большей части личинок трихинелл.

Гибель личинок трихинелл при лечении альбендазолом экспериментального трихинеллеза сопровождается специфическими тканевыми клеточными реакциями.

1. Отмечалось разрушение типичной соединительнотканной капсулы, окружающей в мышцах каждую из личинок Trichinella spiralis.

2. Гибель личинок трихинелл после приема альбендазола сопровождалась выраженной эозинофилией в тканях.

3. Формирование воспалительных инфильтратов на месте личинок трихинелл проходило при активном участии тучных клеток.

Таким образом, применение альбендазола в терапии экспериментального трихинеллеза показало его высокую трихинеллоцидную активность. Вместе с тем, массивная гибель личинок, сопровождающаяся разрушением соединительнотканной капсулы, может повлечь за собой дополнительный выброс чужеродных для организма антигенов и усиление аллергических реакций, о чем свидетельствуют тканевая эозинофилия и выраженная тучноклеточная реакция. Естественная массовая гибель личинок трихинелл в мышцах часто сопровождается ростом титров специфических антител и возникновением трихинеллезного миокардита, который обусловливает тяжесть клинического течения заболевания и иногда приводит к летальному исходу. В связи с этим, при терапии трихинеллеза необходимо дополнительное применения в комплексе с альбендазолом антигистаминных препаратов.

Загрузка...
Комментарии
Отправить