Кадровый потенциал российской промышленности в условиях перехода страны к рыночной экономике

Загрузка...
В основе современной парадигмы мирового экономического, хозяйственного, промышленного, научного, технологического и экологического развития заложена идея о многообразии на национальном и глобальном уровне различных форм реализации интеграционных процессов в сфере науки, образования и производства. Постановка задач по формированию национальной инновационной системы России требует решения, по меньшей мере, двух взаимосвязанных задач: совершить рывок к инновационной экономике и вплотную приступить к осуществлению глубокой социальной политики. Решение этих задач определяется тремя объективными факторами: усилением глобальной конкуренции, ожидаемой новой волной технологических изменений и возрастанием роли человеческого капитала как основного фактора экономического развития .
 
Период кризисной ситуации в России потребовал поиска новых путей повышения эффективности функционирования современной организации. Именно «человеческий потенциал» стал ресурсом, не менее важным, чем ресурсы материальные и технические. Однако в настоящее время не представляется возможным оценивать как благополучную ситуацию с процессом воспроизводства кадрового потенциала НИС РФ.
 
Одним из важнейших факторов торможения современной российской модернизации является, по нашему убеждению, невовлеченность общества в этот процесс, невнимание власти к социокультурному аспекту преобразований. В связи с этим напомним слова академика Н.Н. Моисеева: «Становление нового общества и нового облика жизни — процесс трудный, мучительный, противоречивый. Без централизации с одной стороны и децентрализации, а, следовательно, и рынка, конкуренции — с другой, обойтись нельзя. Но рынок рождает хаос, а централизация ведет к монополизму, к бюрократизации и автаркии. Все должно быть очень взвешено и соизмерено. И без умной, интеллигентной демократии, без общего подъема культурного уровня народа, настоящего возрождения личности желаемого состояния общества достичь не удастся».
 
Между тем, с начала 90-х гг. в трансформирующемся российском обществе стали стремительно нарастать настроения неудовлетворенности, беспокойства, пессимистического будущего; произошла потеря идеологических ориентиров. Накал социальных проблем обусловил развитие кризисных тенденций в духовной сфере общества; в значительной степени ухудшилось духовное, нравственное и социальное самочувствие граждан К середине 90-х гг. только часть населения, в той или иной степени, смогла приспособиться к кризисным условиям переходного периода и научилась эффективно противодействовать всевозрастающим социальным угрозам, около четверти населения оказалось в зоне позитивного социального самочувствия.
Найти материалы социолог. Опросов. Об этом. Дать ссылку.
 
Подобная ситуация оказалась характерной для многих стран с переходной экономикой: на определенном этапе реализации либеральных преобразований активная поддержка общественного большинства из-за ухудшения качества жизни заметно сокращается. К числу причин подобной тревожной ситуации, сложившейся к началу нового тысячелетия в РФ, мы бы добавили отсутствие чётко обозначенных перспектив; нестабильность; высокую цену, заплаченную обществом за скоропалительность, непродуманность принимаемых решений; коррупцию, номенклатурную приватизацию, утрату властью морально-нравственного авторитета. Психологический шок в виде стойкого недоверия населения к власти, любым ее начинаниям достиг своей кульминации в 1998 г., во время дефолта, его негативные последствия ощущаются до сих пор.
 
Социологи утверждают, что и в начале ХХI в. подсистема массового сознания всё в большей степени концентрируется вокруг денег, стабильности, выживания некоего ядра референтных понятий. Значительная часть исследователей фиксирует крушение, казалось бы, незыблемых ценностей.
 
Избранная модель перехода к рынку в России имела следствием обнищание, рост социального пессимизма и нравственную дезориентацию значительной части народа. Отражением кризисной ситуации в промышленности стало сокращение численности промышленного персонала, рост безработицы. К концу декабря 1995 г., по оценкам Государственного комитета РФ по промышленной политике, в промышленности работало 17,2 млн. человек, что составило 25,7% всех занятых в экономике.
 
С 1993 по 1997 гг. промышленная сфера потеряла примерно 9 млн. чел. Это составляло почти 16% всей среднесписочной численности ее работников. В среднем за год промышленно-производственный кадровый потенциал сокращался на 5,5%. В 1997 г. численность персонала на крупных и средних предприятиях в целом по промышленности уменьшилась по сравнению с предшествующим годом уже на 7%. Значительным (30-50%) было сокращение число работников в легкой, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, машиностроительной и металлообрабатывающей отраслях, предприятиях, производящих строительные материалы. Одновременно в электроэнергетике, нефтегазовом секторе наблюдался рост среднегодовой численности промышленно-производственного персонала.
 
Ситуация на рынке труда в промышленном комплексе России в 90-е поды характеризовалась постепенным, но устойчивым обострением. Увеличилась текучесть рабочей силы (на место 4-х уволенных из промышленных предприятий принималось 3 человека), сокращалось число вакансий. Возросли масштабы продолжительной безработицы. В целом в промышленности было сокращено 47% рабочих мест. Нарастало несоответствие между динамикой производства и динамикой занятости. Сохранялась ситуация, когда численность занятых в производстве по существу не зависела от его объемов, трудоемкости, эффективности трудозатрат. Сохранение видимости занятости при фактическом снижении производительности труда было характерно не только для легкой промышленности машиностроения и отраслей ВПК, но и для ТЭК. Так выработка нефти на одного занятого за 1991-1994 гг. уменьшилась вдвое. Изменение структуры занятых по отраслям промышленности характеризовалось в 1995 г. увеличением доли работающих в отраслях добывающей промышленности, где избыточная численность рабочей силы к началу 1995 году составила, по экспертным оценкам, 8Зтыс. человек.
 
Серьезной проблемой на рынке труда России осталась неполная занятость (работа неполный рабочий день или неполную рабочую неделю по инициативе администрации). Численность работавших в таком режиме в первом полугодии 1995 г. по народному хозяйству составляла 14 млн. человек, из них более 10,1 млн. человек - почти 75% являлись работниками промышленности. Такое положение наблюдалось, прежде всего, на предприятиях легкой промышленности, машиностроения, химической и нефтехимической промышленности. В 1995 г. ежемесячно в среднем около 5,7 тыс. промышленных предприятий останавливали свои производства и работали в режиме сокращенного рабочего времени (в 1994 г. - 4,8 тыс. предприятий). Общие потери времени составили 225 млн. человеко-дней (15% табельного фонда времени). В среднем на одного занятого в промышленности приходилось 15 потерянных дней (в 1994 г. - 17 дней).
 
Найти (очень коротко конкретные материалы по конкретным заводам –в местных газетах и т.п.) Безработица в целом составила на конец июня 1995 года 7,7% экономически активного населения. Дальнейшее сокращение производства в обрабатывающих отраслях, где в 1995 году с учетом строительства было занято около 25 миллионов человек, обуславливало еще большее сокращение численности занятых. Потенциальная емкость сферы услуг и сырьевого сектора экономики была не в состоянии абсорбировать даже десятой части этой величины.
 
Была не востребована предприятиями значительная часть выпускников ПТУ, техникумов, вузов. 23,3% зарегистрированных безработных имели среднее специальное или высшее образование. Главными причинами вынужденных остановок стали: необеспеченность материальными ресурсами из-за недостатка у предприятий оборотных средств для их приобретения (47% всех потерь рабочего времени), трудности со сбытом продукции в связи с неплатежеспособностью потребителей (41%); рост забастовок (потери рабочего времени в промышленности из-за забастовок на одно бастовавшее предприятие были в 3-4 раза выше, чем в других отраслях. Также, как и число участников этих забастовок). Основная причина - невыплата заработной платы и ее низкий уровень. Банкротства предприятий. По состоянию на 1 марта 1995 г. Федеральным управлением по делам и
несостоятельности при Госкомимуществе России были признаны неплатежеспособными 203 предприятия, из них 113 являлись акционерными.
 
Численность промышленно-производственного персонала в 1996 г. составила 14,9 млн человек, что было на 29% ниже, чем в 1990 г. Наибольшее снижение численности промышленно-производственного персонала произошло в легкой промышленности на 50%, машиностроении и металлообработке 42%, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности 30%, производстве строительных материалов – 21% . Рост среднегодовой численности промышленно-производственного персонала происходил в электроэнергетике, нефтяной и газовой промышленности.
 
Но подходы к макроэкономической политике не менялись в течение всех 90-х гг. Согласно по составленным Минэкономики и утвержденным Правительством прогнозам, планировалось сокращение реальных доходов населения по сравнению с 1997 г. в 2000 г. на 20%, сохранение высокой доли населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума (2002 г. – 30%). В то время как средний размер пенсий в 2002 г. прогнозировалось увеличить до 950 руб. в месяц, величина прожиточного минимума на душу населения в 2002 году должна была достигнуть 1350-1540 рублей. Предполагалось, что среднемесячная номинальная заработная плата возрастет в 2000 г. по сравнению с 1997 г. в 2 раза при росте потребительских цен за этот же период в 3,1 раза.
 
Тенденция роста числа занятых и сокращения общей численности безработных обозначилась с 1999 года. Рост численности занятых ( за 1999 г. на 1,8 млн чел.) произошел впервые за все время с начала реформ. Общая численность безработных сократилась за 1999 г. с 9, 73 чел. до 9,65 млн чел. (с 13,3% до 11.7% экономически активного населения. Численность зарегистрированных безработных уменьшилась за год почти на 35% и составила на конец декабря 1,26 млн чел.
 
Таким образом, в 1990-е гг. попытки создать целостную концепцию реформ не увенчались успехом. Стремление во что бы то ни стало обеспечить макроэкономическую стабильность средствами финансово-денежной политики предопределило явно недостаточное внимание к развитию индустрии, значение которой дл?? создания рыночной экономики явно преуменьшалось. Политика в этой сфере была подменена разработкой и реализацией курса на «приватизацию», нередко, носившую криминальный характер. На деле, приватизация 90-х гг., сменив собственника, не только ограбила народ, но и опрокинула экономику страны. Был разрушен единый хозяйственный механизм, началась волна банкротств действовавших производителей. К настоящему времени результаты реализации государственной политики по сохранению и воспроизводству кадрового потенциала промышленности и научно-технической сферы в исследуемый период трудно назвать впечатляющими. Отсутствие последовательной, научно обоснованной, системной политики обусловило деиндустриализацию страны, утрату значимых для дальнейшего развития отраслей промышленности
Загрузка...
Комментарии
Отправить