Исторические судьбы евгеники: эволюция предмета и методологии

Загрузка...
С древних времён параллельно с селекцией растений и животных человечество пыталось «улучшить» и свою собственную «породу». Однако если раньше это делалось достаточно неосознанно и интуитивно, достижения биологической и медицинской науки последних 150 лет позволили лучше понять законы наследования признаков, считающихся благоприятными или негативными, и ввести контроль над рождаемостью в различных социальных группах, претворяя таким образом в жизнь идеи по «выведению более качественных поколений» людей. Попытки применить концепцию дарвинизма к обществу привели в первой трети ХХ века к печальным последствиям в виде процветания во многих странах Европы теории о превосходстве одних рас и этносов над другими и массовому умерщвлению и стерилизации «некачественных» индивидуумов. После поражения Третьего Рейха во Второй Мировой войне и Нюрнбергских процессов развитые страны осудили и отстранились от попыток улучшения генофонда за счёт ущемления права на жизнь и размножение отдельных людей. Исследования на эту тему также значительно сократились.
 
Однако с развитием генетики в конце ХХ века перед учёными вновь встал вопрос о возможности внесения модификаций в генофонд, но теперь уже речь шла о более точечных изменениях и предупреждении рождения детей, всё равно обречённых на мучительное существование и гибель в течение первых лет. Методики медико-генетической экспертизы позволяют провести диагностику и селекцию эмбрионов с целью выбрать наиболее здоровых и отсеять мутантных особей. Таким образом, можно наблюдать возвращение в жизнь теории об улучшении человеческого материала. В связи с новыми областями медицинской генетики перед человечеством встаёт ряд биоэтических вопросов: имеем ли мы право вмешиваться в генотип эмбрионов? Действительно ли генотип столь значим для успешного развития человека или важнее среда, в которой развивается ребёнок? Насколько успешно могут учёные изменить наследственность человека? Кто вправе решать, рождаться или не рождаться мутантному плоду? Должно ли государство контролировать рождаемость и какими методами? Каждый ли человек имеет право на размножение и рождение детей или это право надо заслужить?
В данной работе рассмотрены предпосылки возникновения и история развития евгеники, описаны основные проблемы области и примеры их решения, приведены примеры современных евгенических практик и взгляд на будущее проблемы.
 
 

Определение понятия «евгеника»

 
 
Термин «евгеника» (от греческого — «хорошего рода», «породистый») был введён английским учёным Фрэнсисом Гальтоном в 1883 году и обозначает учение и практику улучшения генетического качества человеческой популяции [1]. Принято разделять «позитивную» и «негативную» евгеники.
 
Позитивная евгеника нацелена на поощрение высокой рождаемости среди индивидуумов с желательными генетическими свойствами (а также наиболее физически или интеллектуально одарённых), что включает в себя финансовую и политическую стимуляцию, а также использование таких медицинских технологий, как зачатие in vitro, трансплантацию яйцеклеток и клонирование. Применительно к современному миру можно сказать, что страны, ведущие политику стимуляции увеличения рождаемости, используют умеренные формы позитивной евгеники.
 
Негативная евгеника, нацеленная на ограничение рождаемости «генетически неполноценных» людей, присутствует в современном мире как раздел генетического консультирования и планирования семьи. Они включает в себя методы абортов, стерилизации и иные технологии планирования семьи. с качествами и ограничению размножения людей с нежелательным фенотипом. Чтобы подобные услуги были доступны всем гражданам без какой-либо дискриминации, государство должно обеспечивать их бесплатное проведение по крайней мере для малоимущих граждан.
 
Генная инженерия, которая была недоступна первым евгенистам, предполагает активное вмешательство в геном зародыша без обязательного контроля над рождаемостью «желательных» или «нежелательных» индивидуумов. Таким образом все люди смогут иметь собственных детей, при этом не передавая им вредоносные гены. [2]
 
 

История евгеники до Гальтона

 
 
Примеры негативной евгеники встречаются в свидетельствах о порядках в некоторых древнегреческих полисах. Так, Плутарх в жизнеописании спартанского законодателя IX века до н.э. Ликурга описывает процедуру, при которой все новорождённые мальчики подвергались осмотру старейшин. Если ребёнка находили здоровым и крепким, его оставляли на воспитание, «если же ребенок был тщедушным и безобразным, его отправляли к Апофетам (так назывался обрыв на Таигете), считая, что его жизнь не нужна ни ему самому, ни государству, раз ему с самого начала отказано в здоровье и силе». [3]
 
Практика убийства неполноценных детей (их топили в реке Тибре) была прописана в законодательстве Древнего Рима. Объяснение таким действиям можно встретить в трактате Сенеки «О гневе»: «Мы убиваем бешеных собак; закалываем неукротимо дикого быка; пускаем под нож больных овец, чтобы они не перезаразили все стадо; мы уничтожаем всякий неестественный уродливый приплод; даже детей, если они рождаются слабыми и ненормальными, мы топим. Но это не гнев, а разумный расчет: отделить вредоносное от здорового». [4]
 
Наиболее подробно с философской точки зрения обосновывал применение евгенических принципов (как позитивной, так и негативной направленности) Платон в своём «Государстве». В идеальном государстве рождаемость должна регулироваться и «лучшие мужчины должны большей частью соединяться с лучшими женщинами, а худшие, напротив, с самыми худшими и что потомство лучших мужчин и женщин следует воспитывать, а потомство худших — нет, раз наше небольшое стадо должно быть самым отборным». [5] Таким образом обеспечивается селекция и неравный доступ к образованию для детей более и менее «благополучных» родителей.
 
Вслед за Платоном селекцию лучших человеческих особей предлагают проводить и утописты Нового времени – Томас Мор и Томаззо Кампанелла. Так, в утопическом Городе Солнца Кампанеллы выбор пар для рождения детей остаётся под государственным контролем «Начальников», учитываются характер и телосложение кандидатов, а также астрологические прогнозы: «Женщины статные и красивые соединяются только со статными и крепкими мужами; полные же — с худыми, а худые — с полными, дабы они хорошо и с пользою уравновешивали друг друга» [6]. Такая программа нацелена на улучшение потомства и общей «человеческой породы» в соответствии с прогрессом науки, что должно препятствовать случайному свободному выбору (влюблённым позволяется «разговаривать, и шутить, и дарить друг другу венки из цветов или листьев, и подносить стихи. Однако, если это может быть опасно для потомства, совокупление им ни в коем случае не разрешается» [6]).
 
 

Предпосылки возникновения евгеники в конце XIX века

 
 
Среди предпосылок возникновения евгенического учения конца XIX века можно выделить два направления: во-первых, формирование эволюционной теории и представлений о наследственности обеспечили возможность разговора о селекции на уровне человечества. Во-вторых, присутствовавшее в работах мыслителей того времени ощущение fin de siecle, упадка и вырождения европейской цивилизации. Рассмотрим подробнее каждое из этих явлений.
 
В 1859 году английский натуралист Чарльз Дарвин публикует книгу «Происхождение видов путём естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь» (англ. Оп the Origin of Species by Means of Natural Selection, or the Preservation of Favoured Races in the Struggle for Life), в которой излагает теорию эволюции, движущей силой которой является естественный отбор. Помимо естественного отбора, Дарвин говорит об отборе искусственном – селекции, которая к середине XIX века достигла больших успехов в развитии сельского хозяйства. Многим учёным представляется логичным попробовать применить тот же подход и к эволюции и селекцию отдельно взятого биологического вида Номо sapiens.
 
Открытие законов наследования в те же годы породило интерес к исследованиям закономерностей передачи различных фенотипических признаков у человека. Получил распространение генеалогический метод (при котором составлялась родословная семьи с указанием заболеваний и достижений предков). При этом, поскольку генная природа наследственности ещё не была известна, соотношение между генотипическими кодами и фенотипическими проявлениями (зависящими от нормы реакции и среды, в которой протекает онтогенез) учёными не рассматривалось.
 
Сам Дарвин рассматривает эволюцию человечества через призму своей теории в выходящей в 1871 году книге «Происхождение человека и половой отбор» (англ. The Descent of Man, and Selection in Relation to Sex), где критикует государственную поддержку больных индивидуумов и то, что самых сильных и здоровых юношей забирают в армию, предоставляя таким образом преимущественное право оставить потомство «более хилым и слабым». Таким образом, сам Дарвин высказывает евгенические по своей сути идеи в стремлении ограничить размножение менее способных членов общества: «Мы поэтому должны выносить несомненно дурные последствия того, что слабые выживают и продолжают свой род; но, по-видимому, все-таки есть одна задержка, именно, что слабые и худшие члены общества не так легко в??тупают в брак, как здоровые; эта задержка могла бы чрезвычайно усилиться, если бы слабые телом или духом сами воздерживались от браков, хотя на это слабо можно надеяться.» [7] При этом учёный отмечал, что наследование отдельных черт характера и умственных способностей человека ещё не достаточно хорошо изучено, поэтому не следует спешить с воплощением в жизнь каких-либо нормативных актов, регулирующих рождаемость в зависимости от состояния родителей.
 
Представление о том, что гуманизм современного общества ведёт к устранению воздействия естественного отбора и замедлению эволюции человека, нацеленной на выживание наиболее приспособленных особей, и, таким образом, к вырождению (телесному и духовному) человечества хорошо согласовывалось не только с научными, но и с философскими воззрениями, обретавшими популярность в конце XIX века. Вслед за немецкими романтиками, философы рубежа веков идеализировали более «благородных» людей прошлых столетий и на их фоне принижали достоинства современного человека толпы. Человек «обмельчал», его нравственные принципы заменились цинизмом и меркантильными интересами. Эта идея активно развивалась декадентами, такими, как Уайльд, Бодлер и Метерлинк в области литературы. Что касается философии, теория о неизбежном вырождении человечества характерна, например, для Фридриха Ницше: «Человек, и притом мудрейший, как высшее заблуждение природы и самопротиворечие (наиболее страдающее существо) — вот до какой степени природа падает. Органическое как вырождение». [8]
 
 

Взгляды Гальтона

 
 
Фрэнсис Гальтон, автор термина «евгеника» и двоюродный брат Чарльза Дарвина, считал, что человеческая цивилизация препятствует реализации механизмов естественного отбора (например, когда общество встаёт на защиту больных и слабых индивидуумов, позволяя им производить на свет такое же больное потомство, в то время как естественный ход эволюции способствовал бы вымиранию таких особей). Гальтон полагал, что остановить процесс вырождения человечества можно через изменение общественного мнения и государственной политики по контролю за рождаемостью.
 
Впервые Гальтон высказал свою идею в 1865 году в статье «Наследственность таланта, ее законы и последствия» (англ. Hereditary Talent and Character), продолжил развивать её в книге 1869 года «Наследование таланта» (Hereditary Genius). Он изучил биографии и родословные английского дворянства, отмечая, как тот или иной род постоянно даёт рождение великим полководцам, поэтам или политикам и пришёл к выводу, что талант – наследуемая черта для людей. Учёный заключает: «было бы делом вполне осуществимым произвести высокодаровитую расу людей посредством соответственных браков в течение нескольких поколений. Мне предстоит показать, что весьма обыкновенные общественные факторы, влияние которых почти не замечается, ведут в настоящее время к вырождению человеческой природы, тогда как другие, наоборот, заставляют ее совершенствоваться. Я заключаю, что каждое поколение имеет громадное влияние на природные дарования последующих поколений, и утверждаю, что мы обязаны перед человечеством исследовать пределы этого влияния и пользоваться им так, чтобы, соблюдая благоразумие в отношении к самим себе, направлять его к наибольшей пользе будущих обитателей земли.» [9] Среди наследуемых положительных качеств, которые предстоит воспитать и приумножить путём правильного выбора брачного партнёра, Гальтон отмечал интеллектуальные способности, здоровье и одарённость.
 
Помимо наблюдения за наследованием положительных качеств, Гальтон отмечал, что более бедные и менее интеллектуально развитые классы современного ему общества имеют больше детей, чем представители обеспеченных слоёв. Таким образом, рассуждал Гальтон, многие общественно значимые черты (например, высокий интеллект) растворятся и со временем будут вытесняться из-за количественного преобладания необразованных людей. Учёный считал, что для предотвращения вырождения человечества необходимо вести контроль рождаемости, основанный на научных исследованиях. С помощью специальных биометрических измерений коллегия учёных должна оценивать наследуемые качества человека (телесные и психические) и делать выводы о его пригодности к размножению. Если человек признаётся непригодным для размножения, он может состоять на обеспечении государства при соблюдении запрета на рождение детей. Если же он нарушает этот запрет, должна следовать депортация из страны. Также предполагалось обеспечить сегрегацию психически нездоровых членов общества. Таким образом, искусственный отбор восстановит баланс, нарушенный из-за гуманности цивилизации. [10] 
 
Помимо градации генетических качеств людей внутри одной расы, Гальтон также разделял расы между собой по их «полноценности», ставя англосаксов выше других наций, а представителей некоторых народов считая дефективными от рождения. [11]
 
Сам Гальтон, однако, не призывал немедленно переходить напрямую от теории к практике, рассматривая свою теорию лишь как построение на пути к изменению демографической политики. Гальтон хотел предотвратить – но не вызвать – вымирание. Его последователи были менее деликатны.
 
 

Развитие евгеники в Европе и Америке рубежа веков

 
 
Начиная с 1880-х годов идеи Гальтона о наследовании, эволюции и расовых различиях обретали всё большую популярность среди развитых стран, подкрепляясь исследованиями учёных, вдохновлённых примерами Менделя и Дарвина. Евгеника становится академической дисциплиной во множестве университетов и получает хорошее финансирование, основываются международные Евгенические общества и комитет. В начале двадцатого века евгенисты образовали довольно значимое научное и общественно-политическое движение, выступая в качестве правительственных консультантов в вопросах демографической политики в Англии, Америке, Германии и скандинавских странах.
 
Если изначально евгеника была нацелена скорее на «позитивную» программу по поощрению рождаемости одарённых людей, то вскоре акцент сместился в «негативную» область запретов размножения «субнормальных» индивидуумов. К таким относили наркоманов, алкоголиков, уголовных преступников, психически больных людей, гомосексуалов, глухих, людей с пороками развития. Предлагалось использовать в отношении этих индивидуумов методы сегрегации или стерилизации. Первый евгенический закон о принудительной стерилизации был принят в американском штате Индиана в 1907 году, после чего практика стерилизации психически больных граждан распространилась на другие штаты Америки и в таких странах, как Швеция, Норвегия, Финляндия, Бельгия, Швейцария, Япония, Эстония, Исландия, Канада и Бразилия. [12] За 30 лет (с 1907 по 1937) в США около 100000 человек подверглись принудительной стерилизации (позже было признано, что далеко не во всех случаях имелось достаточно обоснований к этому). [13] В Швеции было стерилизовано 60000 человек [12].
 
Кроме того, в ряде американских штатов были приняты законы, запрещавшие браки между представителями европеоидной и негроидной рас (причём учитывалось до 1/32 «негритянской» крови). После Первой Мировой войны иммиграция в Америку стала также регулироваться с учётом евгенических представлений о неравенстве представителей разных наций. В 1924 году принимается закон, поощряющий иммиграцию из Северной Европы и Великобритании и затрудняющий въезд представителей народов Восточной и Южной Европы [14]. Всё это делалось в целях недопущения «порчи американской крови».
 
В Англии в 1925 году была принята программа практической евгенической политики, нацеленная, по словам авторов, на увеличение потомства одарённых людей и уменьшение менее среди менее талантливых. Большое значение уделялось не только позитивной и негативной сторонам евгеники, но и активному распространению информации и просвещению населения по демографическим вопросам. [15] Ниже представлены задачи данной программы (по [16]):
 
• Пресечь размножение безнадежно дефективных индивидов путем сегрегации или стерилизации, распространив ее на алкоголиков, рецидивистов и тунеядцев. Если дефективность потомства только "вероятна" и нельзя совершенно запретить размножение, то общественное мнение должно склонять таких малоценных производителей к отказу от продолжения рода.
 
• Ограничить размеры семьи малопригодных родителей, поскольку "нельзя считать, что имеют полное право размножаться такие супружеские пары, которые не могут воспитывать всех своих детей без широкой помощи со стороны государства". Государство должно иметь возможность оказывать давление на такие семьи либо экономическим путем, либо посредством сегрегации.
 
• Поощрять "ценные роды", внушать им, что ограничение деторождения ведет к их быстрому уничтожению. "Первой обязанностью всякой здоровой супружеской пары является дать потомство, достаточно многочисленное для того, чтобы противодействовать ухудшению расы".
 
• Вести контроль зачатий по определенным медицинским показаниям (для необходимого промежутка между детьми, для предупреждения «серьезных наследственных дефектов) или из экономических соображений (бедность родителей, когда ребенок не может получить даже минимального образования; низкий жизненный уровень семьи).
• Организовать добрачные консультации для осведомления молодежи о последствиях выбора нездорового и неинтеллигентного супруга. Включить в брачное законодательство обязательный пункт об обмене декларациями по поводу отсутствия или наличия каких-либо психических или физических аномалий.
• Ввести "пособия на семьи" для ценных производителей (прибавка к жалованью на детей, пропорциональная зарплате).
• Легализовать положение незаконнорожденных детей: их матери должны обеспечиваться отцами наравне с законными супругами, дабы потомство получало все необходимое для нормального развития и воспитания.
 
• Реформировать налоговую систему, которая должна ставить в более выгодные условия ценных производителей.
• Регистрировать население для составления родословных с указанием наследственных дефектов. Регулярно проводить антропологическое обследование молодежи (оценка расовых свойств населения).
 
• Уделять должное внимание евгеническому воспитанию и образованию: изучать проблемы евгеники в университетах и институтах; измерять умственные способности детей в раннем возрасте и, повторно, при выходе из школы; увеличить размеры стипендий при одновременном сокращении их количества.
• Не допускать иммиграцию таких лиц, которые могут понизить расовые качества населения. С осторожностью относиться к расовым скрещиваниям до полного выяснения вопроса об их последствиях.
 
• Улучшить условия существования человека: следить за состоянием окружающей среды, продолжать борьбу с расовыми "ядами".
Следует отметить, что Британия так и не приняла закона по евгенике и все эти предписания оставались лишь на уровне пропаганды. Считалось, что граждане должны добровольно следовать наставлениям специалистов.
 
 

Евгеника в Советском Союзе

 
 
Советские учёные также активно занимались евгеническими исследованиями в 1920-1930-х годах. В 1920 году на базе Института экспериментальной биологии в Москве основывается Русское евгеническое общество, которое возглавил директор института Н. К. Кольцов. В нём трудились генетики А. С. Серебровский и Ю. А. Филипченко, антрополог В.В. Бунак, врачи А. Н. Абрикосов, Г. И. Россолимо, Д. Д. Плетнев, народный комиссар здравоохранения Н. А. Семашко и другие выдающиеся учёные того времени. Филиалы Русского евгенического общества существовали также в Ленинграде, Киеве, Одессе и Саратове. Общество занималось изучением наследования различных человеческих черт биометрическим и генеалогическим методами.
 
Стоит отметить, что советская евгеника, в отличие от европейской, была сосредоточена не только и столько на вопросах естественнонаучных, но особое внимание уделяла морально-этическому аспекту. Вопросы об стерилизации «неполноценных» граждан рассматривались исключительно с теоретической стороны и подчёркивалось, что ещё рано говорить о возможности практической реализации подобных мер. В журнале Русского евгенического общества публиковались критические очерки, негативно оценивающие принятые в Западной Европе и Америке евгенические законы. В целом, отечественная евгеника была сосредоточена на ненасильственной позитивной программе оздоровления населения (подчёркивалось влияние внешней среды в развитии человека, выделялась роль физкультуры, воспитания и социальной гигиены). [17]
В 30-е годы ХХ века генетика в СССР была подвергнута критике по идеологическим причинам, поэтому евгеника, как смежная область, также оказалась под запретом. Русское евгеническое общество перестало существовать в 1929 году.
 
 

Евгеника в нацистской Германии

 
 
Своего расцвета евгеника в качестве государственной политики достигла в нацистской Германии. Евгенические идеи пришли в Германию из Америки и обрели форму «расовой гигиены» (нем. Rassenhygiene). Немецкое видение евгеники связывалось с технократической логикой, согласно которой рациональное, «научное» управление населением должно вести к расцвету нации. Авторства термина «расовая гигиена» принадлежит швейцарско-немецкому психиатру Альфреду Плётцу, который в 1904 году основывает Германское общество по расовой гигиене и в тот же год начинает издавать журнал «Архив расовой науки и социальной биологии» (нем. Archiv fur Rassen und Gesellschaftsbiologie) для поддержания евгенических исследований. По Плётцу, евгеника – это не только улучшение наследственных качеств популяции, но также контроль за её количеством. [14]
 
В 19ЗЗ году с приходом к власти Адольфа Гитлера и утверждении «тысячелетнего» Третьего рейха принимается «Закон о защите потомства от генетических заболеваний» (нем. Gesetz zur Verhutung erbkranken Nachwuchses), который разрешает проводить принудительную стерилизацию любого гражданина, который страдает одним из генетических заболеваний, входящих в список, составленный Судом по генетическому здоровью (нем. Erbgesundheitsgericht): врождённое слабоумие, шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, наследственная эпилепсия, Хорея Хантингтона, наследственная слепота, наследственная глухота, любые тяжёлые пороки развития, тяжёлые формы алкоголизма. [18] По факту многие из этих заболеваний в действительности не являлись наследуемыми. В отличие от практики правоприменения в США, где по факту закон о стерилизации применялся только к людям, содержавшимся в тюрьмах и психиатрических лечебницах, в нацистской Германии он получил широкое распространение и касался всех граждан.
 
Закон получил несколько поправок в 1935-1936 годах, в частности женщинам, подлежащим стерилизации, разрешалось проводить аборты, а для признанных здоровыми добровольное прерывание беременности было запрещено. Кроме того, вводилась норма по кастрации гомосексуальных мужчин, а также мужчин, осуждённых за преступления на сексуальной почве (изнасилование, растление несовершеннолетних и т.д.). За первый год применения закона (1934) в Германии было стерилизовано более 60000 человек, в 1935 стерилизации подверглось более 70000 граждан. За период существования Третьего рейха было создано более 200 Судов по генетическому здоровью и проведено около 400000 стерилизаций вопреки желанию оперируемых.
 
В качестве позитивной евгенической практики Третьего рейха отметим существовавшую с 1935 года под руководством рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера организацию «Лебенсборн» (нем. Lebensborn – «источник жизни»). Целью организации было поднять уровень рождаемости «арийских» детей от внебрачных отношений «расово чистых» и здоровых родителей. На практике происходил отбор «качественных» женщин и им предоставлялась возможность рожать детей от специально отобранных мужчин (зачастую ими являлись члены СС) в специальных приютах (домах матери и домах ребёнка), где далее происходило воспитание детей в соответствии с идеологией Третьего рейха. Изначально программа должна была обеспечить качественные условия здравоохранения для жён офицеров СС, однако после распространилась на незамужних женщин (примерно 60% участниц).
 
Помимо программы на территории Германии, Лебенсборн также распространился на некоторые оккупированные европейские страны (Австрия, Норвегия, Польша, Дания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург), где имели место похищения детей в целях их адаптации и «германизации» (в процессе которой детей отдавали на воспитание в немецкие семьи). В приютах Лебенсборна на территории Германии было рождено около 8000 детей, на территории Норвегии от 8 до 12 тысяч. [19]
 
В 1935 году принимаются так называемые Нюрнбергские расовые законы (нем. Nurnberger Rassengesetze), два нацистских законодательных акта: «Закон о гражданине Рейха» (нем. Reichsburgergesetz) и «Закон об охране германской крови и германской чести» (нем. Gesetz zum Schutze des deutschen Blutes und der deutschen Ehre). Согласно Нюрнбергским законам все лица, желающие вступить в брак, должны были быть проверены на наличие наследственных заболеваний и могли жениться только при разрешении суда из членов СС, которые тщательно проверяли генеалогию претендентов на наличие наследственных и психических заболеваний и могли отказать в связи с евгеническим обоснованием.
 
Также в соответствии с этими законами еврейское и цыганское население Германии де-факто лишалось права гражданства. Помимо этого, антисемитские нормы запрещали брак между евреями и носителями «германской или родственной ей крови», также евреям запрещалось использовать национальную немецкую символику, нарушители этих положений подпадали под уголовное преследование. По сути евреи были изолированы из общества, им закрывался доступ ко множеству профессий.
 
В 1939 году нацисты переходят к более решительным действиям по реализации своей расовой политики и вводят программу эвтаназии (известную под названием «Программа умерщвления Т-4» (нем. Aktion T4)), предполагающую уничтожение «неизличимо больных пациентов». Целью программы было «освобождение» арийской расы от людей, препятствующих возникновению здорового потомства, при этом по мере расширения программы под это определение стали подпадать всё новые группы граждан. Массовые убийства обосновывались как с идеологической, так и с экономической точки зрения (предполагалось сэкономить значительную часть бюджета, перестав поддерживать неспособных к работе граждан). Для реализации программы в стране создаются специальные центры уничтожения людей при психиатрических лечебницах, где в период с 1939 по 1941 год было уничтожено более 70000 человек (койки в больницах нужно было «освобождать» для раненых солдат). [20]
 
Официально акция была завершена в 1941 год, однако на практике до конца Второй мировой войны ещё около 1 миллиона пациентов погибли от голода и отсутствия ухода в немецких психиатрических больницах, поскольку им не давали питание как «не представляющим ценности». [10] При продвижении немцев в ходе войны на Восток в тылу создавались специальные оперативные группы, которые уничтожали евреев, цыган, партийных коммунистических работников, а также пациентов психиатрических лечебниц. Деятельность этих групп контролировалась программой эвтаназии Т-4.
 
Во время Второй мировой войны, основываясь на практике «Программы Т-4», были созданы «лагеря смерти» (в которых уничтожали более нетрудоспособных узников) при концентрационных лагерях на оккупированных территориях. Там применялись уже наработанные технологии транспортировки жертв к месту гибели и использование летальных газов в качестве средства уничтожения. Во многих концентрационных лагерях немецкие врачи насильно ставили медицинские эксперименты на людях.
 
Нюрнбергские законы были ещё более ужесточены после Ванзейской конференции (нем. Wannseekonferenz), прошедшей в 1942 году в Берлине. В частности, если ранее евреем признавался человеком, содержащий ? «еврейской крови», теперь было достаточно уже ?. Тогда же было принято так называемое Окончательное решение еврейского вопроса» (нем. Endlosung der Judenfrage), в соответствии с которым все европейские евреи должны быть уничтожены в лагерях смерти. Была представлена статистическая оценка количества еврейского населения всех европейских стран (11 миллионов) и вынесен приговор об убийстве каждого из них. [21] На оккупированных территориях евреев сгоняли в специально организованные гетто, откуда их депортировали в концентрационные лагеря (трудоспособных) или лагеря смерти (признанных недееспособными). В лагерях смерти евреев уничтожали в газовых камерах, замаскированных под душевые кабины. Всего было убито приблизительно 6 миллионов евреев (согласно протоколам Нюрнбергского трибунала - [22]).
 
Можно сделать заключение, что нацистская Германия пошла дальше других стран в попытке реализации евгенических принципов, смешанных с расистской идеологией. Желанием «очистить» человеческую популяцию от наследственных заболеваний, государство оправдывало массовые убийства мирного населения как среди своих граждан, так и на оккупированных в ходе войны территории. Безусловно, такой подход не имел ничего общего с первоначальными идеями Гальтона и надолго дискредитировал всё евгеническое учение.
 
 

Нюрнбергский трибунал и его последствия для евгеники

 
 
После поражения нацистской Германии во Второй мировой войне мировое научное и общественно-политическое сообщество поспешило отречься от своего евгенического прошлого. Нюрнбергский трибунал над нацистскими лидерами открыл общественности правду о практике геноцида и ущемления человеческих прав под маской заботы о будущих поколениях.
 
В рамках нюрнбергского процесса нам особенно интересно выделить процесс над врачами (1946-1947 год, на подконтрольной США территории). Врачи концентрационных лагерей обвинялись в проведении насильственных медицинских экспериментов над людьми, принудительной стерилизации и принудительной эвтаназии, часть подсудимых была приговорена за свои преступления к смертной казни. [22] Ужасающие подробности, открытые при расследовании преступлений нацистов, побудили общество принять регламент биомедицинской этики.
 
Кроме того, Всеобщая декларация прав человека, одобренная ООН в 1948 году, постулирует, что «Мужчины и женщины, достигшие совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать свою семью.», ставя таким образом евгенические указания по выбору брачного партнёра вне правового поля. [23]
 
Реакцией на насилие нацистов следует маргинализация и осуждение евгеники среди стран, где она была популярна ранее. Бывшие евгенисты теперь называют себя генетиками, брачными консультантами, эволюционистами, всячески «открещиваясь» от евгенического прошлого и злодеяний Третьего рейха. Из учебников пропадают упоминания о евгенике, научные журналы меняют свои названия. Приведено количество международных конференций, посвящённых евгенике, где чётко можно проследить послевоенную «яму».
 
 
 
Начиная с 70-80-х годов ХХ века новые открытия и знания в областях генетики, и особенно генной инженерии, вновь сделали идею евгеники актуальной. Проект «Геном человека», основанный в 1990 году и нацеленный на картирование человеческой ДНК, даёт практические возможности вмешательства и внесения модификаций в наследственную информацию.
 
В настоящее время евгенические идеи реализуются в виде практики медицинской генетики в возможности обнаружения генетических дефектов на эмбриональной стадии развития. успешно корректировать. Генная терапия позволяет заменить дефектный ген полноценным, служа тем самым пресловутой цели обеспечения здорового потомства. Кроме того, перед современными врачами и психологами стоит задача модифицировать благоприятным образом среду развития эмбриона и онтогенеза ребёнка таким образом, чтобы снизить вероятность заболеваний и обеспечить более высокое качество жизни человека, независимо от его генотипических особенностей.
 
Если в начале ХХ века евгеника служила средством для контроля популяции со стороны государства, то сейчас акцент медицинской генетики в развитых странах смещён на интересы семьи и индивидуальных пациентов. Так, пренатальный скрининг позволяет узнать о наличии тех или иных генетических отклонений у эмбриона, однако уже сами родители вправе решать, готовы ли они воспитывать больного ребёнка или желают прервать беременность. В то же время наблюдается общественное давление на таких родителей, которое уже должно нивелироваться и контролироваться на государственном уровне. [25]   
 
Одновременно с либерализацией евгеники в Европе и США в некоторых азиатских странах наблюдаются примеры «классического» государственного контроля над рождаемостью. Например, в Китае в 1994 году был принят закон, согласно которому перед вступлением в брак жених и невеста должны пройти обязательный медицинский осмотр и могут быть признаны «непригодными» для женитьбы. Носителям некоторых генетических заболеваний разрешается вступать в брак только в случае, если они стерилизованы или согласны использовать какую-либо из форм долгосрочной контрацепции. Кроме того, с 70х годов из-за опасений, вызванных всё большим увеличением популяции китайцев, действует политика «одна семья – один ребёнок», которую, однако, можно обойти, заплатив налог на последующего ребёнка. Это создаёт неравный доступ к размножению среди людей разных социальных классов и противоречит Всеобщей декларации прав человека. [26]
 
В Сингапуре с 1984 года действует практика поощрения браков между образованными молодыми людьми, которым предоставляется государственная материальная поддержка. Одновременно с этим среди необразованных женщин после рождения второго ребёнка пропагандируется стерилизация (политика «остановись на двух»). Семьям с высоким доходом в то же время предлагалось заводить больше детей (политика «заводите трёх и более (если вы можете себе это позволить)»). В целом, такая политика была признана успешной и способствовавшей улучшению демографической ситуации в стране. [27]
 
В Израиле также принята программа медицинской генетики, нацеленная на снижение распространённости заболеваний, вызванных рецессивными аллелями, характерными для еврейской популяции ашкенази (к ним относятся муковисцидоз, болезнь Тея-Сакса, анемия Фанкони и др.). Если у эмбриона диагносцируется одно из подобных заболеваний, матери разрешается прервать беременность, несмотря на неодобрение абортов со стороны иудаизма. При традиционной для некоторых общин практике сватовства сваха может потребовать генетические анализы претендентов, дабы не допустить возникновения гомозиготной рецессивности у потомства. Все эти меры вызваны высокой степенью близкородственных связей в небольших общинах, а в качестве борьбы с возможными генетическими заболеваниями потомства рекомендуется повысить ассортативность спаривания, то есть выбирать брачных партнёров из других групп и общин. [28]
 
Таким образом, в современном мире мы наблюдаем примеры различных евгенических практик, начиная от тоталитарного государственного контроля рождаемости, через мягкую политику поощрения размножения более образованных граждан, к либеральному желанию самостоятельно проектировать и выбирать признаки будущего ребёнка.
 
Заключение
Евгеника – сравнительно молодая область науки, за своё недолгое время существования успевшая побывать на пике популярности, стать табуированной и вновь возродиться уже в современном биотехнологичном видении.
 
На мой взгляд, одним из самых сильных недостатков теории (рассматриваю пока только научную, а не этическую сторону вопроса) является её сосредоточенность исключительно на генотипе, в то время как среда играет огромную роль в развитии тех или иных фенотипических признаков (особенно когда речь идёт об особенностях характера, психических и интеллектуальных свойствах человека). Кроме того, наследование таких спорных в определении качеств, как «одарённость» и «талант», вряд ли определяется отдельными генами, скорее речь идёт о полигенном влиянии, учесть которое не представляется возможным из-за хромосомных рекомбинаций на этапе образования зиготы.
 
В то же время, плюсы медицинской генетики и генетического консультирования при планировании семьи неоспоримы. Нельзя отрицать, что современная медицина способствует выживанию и размножению особей, в «естественных» условиях не доживших бы до репродуктивного возраста. Однако, мне не кажется, что эволюция таким образом «пошла вспять», просто она избирает для себя другие пути. Желание иметь здоровых детей, предоставленное ранее на откуп множества случайных факторов, может теперь быть реализовано наверняка (при наличии финансовых средств), что даёт надежду на то самое оздоровление будущих поколений, которого так жаждали евгенисты позапрошлого столетия.
 
Если говорить об этической стороне, мне кажется, необходимо уравновешивать право родителей самостоятельно решать вопросы репродукции мягкой государственной демографической политикой, поощряющей или ограничивающей рождаемость в некоторых пределах (за счёт материального стимулирования или, напротив, налогооблажения, подобно тому, как это делалось в Сингапуре). Наиболее важной частью такой политики мне видится широкое распространение информации и повышение грамотности населения в вопросах контрацепции, законов наследования и современных возможностей медицины.
 
К сожалению, многие люди, далёкие от мира науки, боятся развития генетических технологий и рисуют себе мрачное антиутопическое будущее с выращиванием программируемых людей в пробирках под определённые нужды общества. Мне кажется, не стоит столь пессимистично смотреть в будущее и всеми силами стремиться вернуться к «естественному» состоянию. Человечеству пора перерасти свой антропоцентрический взгляд и принять, что, даже самостоятельно изменяя природу и синтезируя вещества, не встречающиеся в «натуральном» мире, мы всё равно остаёмся точно таким же продуктом и звеном этого мира. И всё, что мы пытаемся изменить в материалах, растениях, животных и даже в своём собственном геноме, точно так же встроится в существующую систему.
 
Что касается совершенствования природы потомства перед лицом вероятной демографической катастрофы, на мой взгляд, есть простое решение, доступное каждому из нас: ведите себя достойно и воспитайте своих детей достойными людьми. Это уже будет шагом вперёд.
 
 
Список литературы
 
 
1. Galton, F., Eugenics; Its Definition, Scope and Aims. Nature, 1904. 70(1804): p. 82-82.
2. Glad, J., Future Human Evolution: Eugenics in the Twenty-First Century. 2008: Hermitage Publishers.
3. Плутарх, Сравнительные жизнеописания в двух томах. Vol. Т. 1. . 1994, Москва: Изд-во "Наука".
4. Сенека, Л.А., Философские трактаты. 2001, Санкт-Петербург: Алетейя.
5. Платон, Собрание сочинений в 3-х тт. Vol. Т. 1. 1971, Москва.
6. Кампанелла, Т., Город Солнца. 1947, Москва: Издательство Академии наук СССР
7. Дарвин, Ч., Происхождение человека и половой подбор. 1896, Санкт-Петербург: Типография Скороходова И.Н.
8. Ясперс, К., Ницше. Введение в понимание его философствования. 2003, Санкт-Петербург: Издательство «Владимир Даль».
9. Гальтон, Ф., Наследственность таланта. 1996, Москва: Мысль.
10. Хен, Ю.В., Евгеника: Основатели и продолжатели. Человек, 2006. 3: p. 80-88.
11. Саркисянц, М., Английские корни немецкого фашизма. От британской к австробаварской «расе господ». 2003, Санкт-Петербург: Академический проект.
12. Ридли, М., Геном. 2010, Москва: Эксмо.
13. Dowbiggin, I.R., Keeping America sane : psychiatry and eugenics in the United States and Canada, 1880-1940. 1997, Ithaca, N.Y.: Cornell Univ. Press.
14. McGregor, D.M., German and American Eugenics in the Pre-World War 1 Era. Answers Research Journal, 2013. 6: p. 71-77.
15. Хен, Ю.В., Философский анализ евгенических представлений. Диссертация на соискание учёной степени доктора философских наук, 2005: p. 205.
16. Программа практической евгенической политики. Русский евгенический журнал, 1927. 5(2): p. 37-40.
17. Хен, Ю.В., Евгенический проект: «pro» и «contra». 2003, Москва: ИФ РАН.
18. Gesetz zur Verhutung erbkranken Nachwuchses, R.f. Volksgesundheitsdienst, Editor. 1933, Reichsdruckerei: Berlin.
19. Nazi Conspiracy and Aggression [Founding of the organization "Lebensborn e.V.", 13 September 1936]. . Vol. V. 1946, District of Columbia: US Government Printing Office,.
20. Friedlander, H., The Origins of Nazi Genocide: From Euthanasia to the Final Solution. 1995, Chapel Hill, N.C: University of Northern Carolina Press.
21. Фридленедер, С., От антисемитизма к уничтожению: историография нацистской политики по отношению к евреям и попытка интерпретации, in Яд ва-Шем: исследования : сборник. , Д.З. Даниил Романовский, Editor. 2010, Яд ва-Шем: Иерусалим.
22. Twentieth Day: Friday, 14th December, 1945 (Part 5 of 9), in The Trial of German Major War Criminals. Sitting at Nuremberg, Germany. December 3 to December 14, 1945.
23. Текст Всеобщей декларации прав человека, in Действующее международное право. 1996: Москва.
24. Barrett, D. and C. Kurzman, Globalizing social movement theory: The case of eugenics. Theory and Society, 2004. 33(5): p. 487-527.
25. Тищенко, П.Д., Новейшие биомедицинские технологии: Философско-антропологический анализ [Анализ идей либеральной евгеники Ю. Хабермасом], in Вызов познанию: Стратегии развития науки в современном мире. 2004, Наука: Москва. p. 309-332.
26. McMillan, J., Sex, Science, and Morality in China. 2006, London and New York: Routledge.
27. Mauzy, S.D.K. and R.S. Milne, Singapore politics under the People's Action Party 2002, London: Routledge.
28. Rosner, G., S. Rosner, and A. Orr-Urtreger, Genetic testing in Israel: an overview. Annu Rev Genomics Hum Genet, 2009. 10: p. 175-192.
Загрузка...
Комментарии
Отправить