Эмоциональный интеллект в структуре интеллектуальной и эмоционально-волевой сферы личности

Загрузка...

Изучением интеллекта занимается уже не одно поколение ученых. В мире существует большое количество подходов к пониманию того, что следует называть интеллектом, каковы особенности его природы и структуры. Альфред Бине и Теодор Симон французские психологи, разработавшие первые тесты на интеллект.

На сегодняшний день, большинство психологов рассматривают интеллект как способность индивидуума адаптироваться к окружающей среде. Несмотря на весьма широкое определение, ученые при разработке своих тестов свели это понятие к скорости выполнения определенных заданий. Непосредственно сами задания у авторов тоже различны, т.к. они зависят от того, как каждый ученый представлял это свойство личности.

Существует множество концепций структуры интеллекта, одна из них – концепция Ч. Э. Спирмена [Spearman, 1904] и Л. Л. Терстоуна [Thurstone, 1938], не менее известная кубическая модель Дж. П. Гилфорда [Guilford, 1959], но независимо от подхода, ученые сделали вывод, что интеллект не может быть чем-то однородным и единым.

Но не все авторы пошли этим путем. Дж. Томсон [Thomson, 1939] не остановился на анализе факторов и способностей, он стал изучать сами задачи и те факторы, которые необходимы для их решения. Дж. Томсон сделал вывод, что подобные факторы, в основном специфичны, развиваются они индивидуально и значительно подвержены влиянию накопленного человеком опыта, а также особенностям мышления, действия. Из выше сказанного можно сделать вывод, что сравнить между собой настолько разные индивидуальные особенности крайне сложно, если не невозможно.

Благодаря Дж. Томсону (ориентации на задачи) перед исследователями стали открыты новые возможности. Теперь, исходя из специфики задач, интеллект разделили на практический и абстрактный.

Заслуга абстрактного интеллекта в способности оперировать словами, понятиями - это можно отнести к уровню когнитивных способностей. Практический интеллект дает возможность решать повседневные задачи, проблемы и ориентироваться во взаимоотношениях – это в свою очередь, можно отнести к уровню ассоциативных способностей, которые позволяют использовать определенные знания, умения и навыки. Принято считать, что соотношение между двумя уровнями интеллекта определяется наследственными факторами. Так или иначе, но интеллект больше соотносится с индивидуальными целями, чем с набором стандартизированных целей для неопределенного большинства людей. Иначе говоря, в достижении цели, Р. Стернберг выдвигает роль личности на первый план.

Многие в повседневной жизни ощущают различия между двумя уровнями интеллекта. Сегодня все чаще можно встретить людей с высокими показателями тестируемого интеллекта (стандартизированная «цель») и определенными трудностями в социальном взаимодействии (несоответствие своих индивидуальных стандартов и реального «Я»). Но немало людей с низкими показателями тестируемого интеллекта легко контактирующих с социумом, общительными и успешными. Суть заключается в том, что задачи, поставленные перед нами жизнью, значительно отличаются от того, чему нас учат в школах. В реальности крайне сложно встретить задачу с неизменными условиями и одним единственным правильным ответом. Не менее сложно представить себе, что столкнувшись в реальности с некой проблемой, мы бы действовали отстраненно и без эмоций. Те задачи, которые нас научили решать в школе, то есть академические задачи, не предполагают каких-либо эмоций во время решения или относительно результата. Но в жизни человеческий фактор, те самые эмоции вносят значительный вклад в процесс решения и как следствие в результат.

Р. Стернберг считал, что жизненный успех обеспечивают сильные стороны личности, а личность в свою очередь, извлекает из них максимум выгоды, корректируя свои слабости. Интеллектуальные люди знают свои слабые и сильные стороны, умеют их вовремя и правильно применить в той или иной ситуации. Успешный человек может, как измениться сам, подстраиваясь под условия внешнего мира, так и изменить элементы этого мира, чтобы те стали выгодными для него. Р. Стернберг сделал вывод, что успех человека возможен только при условии баланса аналитических способностей, творческих и практических навыков. В этом случае, аналитические способности будут использованы для оценки, анализа, сравнения и принятия решения. Творческие способности помогут открыть, исследовать и создать нечто новое. Практические же навыки необходимы для того, чтобы воплотить в жизнь задуманное.

Л. С. Выготский раньше зарубежных коллег указал на совместную работу эмоционально-волевых и интеллектуальных сфер личности человека.

Не далеко еще ушло то время, когда интеллектуальная сторона жизни противопоставлялась эмоциональной составляющей личности. Сегодня считается, что эмоция как особый тип знания способствует успешной адаптации человека к условиям окружающей среды и соотносится с категорией интеллект. Если обледенить в своей практической направленности эмоции и интеллект, то гармоничное развитее личности становится наиболее вероятным.

Популярные в начале двадцатого века интеллектуальные тесты сегодня все реже применяются в целях отбора людей на определенную работу, хотя созданы были именно для этого. Возникла острая необходимость в новом подходе к оценке успешности личности. Выходом из сложившейся ситуации стало создание и популяризация в 1995 году концепции эмоционального интеллекта, после публикации книги «Эмоциональный интеллект: Почему он важнее, чем IQ» психолога и автора научных статей Нью-Йорк Таймс Даниэля Гоулмена.

Проблема эмоционального интеллекта укоренилась в науке с появлением термина «эмоциональный интеллект» в 1990 году введенным доктором психологии, профессором, деканом Йельского университета П. Славеем [P. Salovey] и доктором психологии, профессором Нью-Гемпширского университета Дж. Майером [J. Mayer]. Тем не менее, существет мнение, что этот термин впервые был предложен в 1966 году немецким психологом, врачом, психоаналитиком, доктором медицины, профессором Гет-тингенского университета Б. Лейнером [B. Leuner] в публикации «эмоциональный интеллект и эмансипация».

Преимущественно проблема эмоционального интеллекта разрабатывалась в рамках зарубежной психологии. Латвийский ученый, доктор психологических наук Г. Бреслав изучил зарубежные источники и сделал вывод, что в конце двадцатого века изменился подход к соотношению эмоциональных и познавательных процессов. Г. Бреслав ссылался на статью Дж. Майера и П. Салавея, утверждавшую, что влияние эмоциональных явлений на познание регулируется и опосредуется личностью. Формируется представление о наличии комплекса индивидуальных черт, особенностей отвечающих за степень влияния эмоциональных явлений на поведение человека.

ПОДХОДЫ ЗАРУБЕЖНЫХ И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ УЧЕНЫХ К ПОНИМАНИЮ СУЩНОСТИ, СТРУКТУРЫ И СПОСОБОВ ИЗМЕРЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА

Эмоциональный интеллект включает в себя две основные модели, различающиеся в понимании сущности интеллекта. Модели способностей – как «пересечение эмоций и познания». В рамках модели способностей эмоциональный интеллект измеряется с помощью наборов тестов способностей. Смешанные модели – эмоциональный интеллект как «сочетание умственных и персональных черт присущих каждому индивидууму». В рамках этой модели эмоциональный интеллект измеряется различными опросниками. В данном параграфе будет говориться о подходах зарубежных ученых к проблеме эмоционального интеллекта. Сторонниками смешанных моделей являются Д. Гоулмен и доктор психологических наук, автор собственной модели эмоционального интеллекта Р. Бар-Он. Сторонниками моделей способностей являются П. Саловей и Дж. Майер и др. В заключении параграфа будут рассмотрены подходы отечественных ученых к проблеме эмоционального интеллекта.

Подход Даниэля Гоулмена

Д. Гоулмен считал, что тесты на уровень IQ и им подобные (например, тесты школьных оценок SATs) не в состоянии предсказать, кто в жизни добьется больших успехов. В этом его точка зрения совпала с мнением таких ученых как Говард Гарднер [Gardner]  американский психолог, известный как автор понятия множественный интеллект и Р. Стенберг. Д. Гоулмен предположил, что примерно 80% успеха не определяющегося тестами IQ, обусловлен другими свойствами личности, одним из которых является эмоциональный интеллект. Под ним он понимал «такие способности, как самомотивации и устойчивость к разочарованиям, контроль над эмоциональными вспышками и умение отказаться от удовольствий, регулирование настроения и умение не давать переживаниям заглушать способность думать, сопереживать и надеяться».

Весьма интересно обосновывается эта концепция с анатомической точки зрения. Подобная схема анализа информации наблюдается при воздействии на слуховой и тактильный анализаторы человека.

. До того, как было сделано это открытие предполагалось, что для раздражителей существует один путь, через таламус в неокортекс, затем в лимбический мозг, а оттуда, ответ на раздражитель распространяется в мозг и по телу, тратя при этом время на компиляцию сигналов. Чувства, проходящие через миндалину, являются наиболее сильными и примитивными. Открытие обходного пути для эмоций объяснило, почему они обладают такой силой и с легкостью подавляют рациональное мышление.

Далее, он работал над выделением критериев, которыми должны руководствоваться компании при наборе персонала, родители при воспитании детей, школы при их обучении, а молодые пары при создании семьи. Д. Гоулмен указал на характерные признаки эмоционального интеллекта, такие как сопереживание, гибкость в отношениях – именно это отличает эмоциональный интеллект от уровня IQ.

Д. Гоулмен считал, что эмоциональный интеллект состоит из личной компетентности и социальной компетентности. Личная компетентность подразумевает понимание себя, саморегуляцию и мотивацию, а социальная компетентность – эмпатию и успешное построение взаимоотношений. Признаками же эмоционального интеллекта он считает понимание своих эмоций и чувств, саморегуляцию, мотивацию, эмпатию и управление отношениями с другими.

Опираясь на работы Д. Гоулмена, Дэвиса, Робертс и отечественного ученого психолога В. М. Станкова [Davies,Roberts & Stankov, 1998] использовали эту шкалу для определения уровня эмоционального интеллекта, а участники тестирования давали оценки гипотетическим ситуациям. Критики воспринимают результаты их исследования как экспериментальные связи с тем, что Д. Гоулмен не разрабатывал свою шкалу как инструмент эмпирических исследований.

Можно сказать, что в основном вся критика модели Д. Гоулмена сводится к ее популизму, но на наш взгляд, он был необходим для привлечения внимания к этой проблеме. В 1998 году в своих работах он прислушивается к критике, представляя эмоциональный интеллект как набор способностей, основанный на компетенциях, интегрирующий как аффективные, так и когнитивные навыки. Тем не менее, остается спорним вопрос о выделении эмоционального интеллекта как единственно важного фактора, предсказывающего успех в профессиональной деятельности. Мы считаем, что эмоциональный интеллект хоть и играет важную роль в жизни человека, но далеко не решающую.

Эмоциональный интеллект

Социальная компетентность:

- управление отношениями с другими,

- эмпатия

Личная компетентность:

- понимание своих эмоций и чувств,

- саморегуляция,

- самомотивация

Эмоциональный Коэффициент (EQ-I or Emotional Quotient Inventory), созданный по принципу самоотчета инструмент для оценки каждой из компонент, которые лежат в основе концепции. Он обеспечивает более глубокое понимание модели эмоционального интеллекта. Исследовательская работа Р. Бар-Она нацелена практически только на валидизацию данного инструмента.

Опросник Эмоциональный Коэффициент оценивает пять подтипов эмоционального интеллекта, каждый из которых измеряется разнообразными субкомпонентами. Было выделено тринадцать подшкал, соответствующих различным навыкам и знаниям, включенным в модель Р. Бар-Она. Позже эти субкомпоненты суммируются, создавая каждый из конструктов высшего порядка.

Первым конструктом является внутриличностный интеллект или познание собственной личности, состоящий из эмоциональной осведомленности, уверенности в себе, самоуважения, самореализации и независимости. Межличностный интеллект – это второй конструкт, включающий в себя эмпатию, межличностные взаимоотношения, а также социальную ответственность. Третий конструкт высшего порядка – способность, к адаптации делящаяся на решение задач, исследование реальности и гибкость. Четвертый подразумевает под собой управление стрессовыми состояниями, включающий толерантность и контроль собственных импульсов. EQ-I – это мера общего настроения, состоящая из чувства счастья и оптимизма. Р Бар-Он [Reuven Bar-On 2000] считал, что последний компонент должен рассматриваться в качестве «носителя» эмоционального интеллекта, а не как конструктор высшего порядка, обеспечивающего понимание эмоционального интеллекта.

Тем не менее, видно, что финальный компонент явно выбивается из логического ряда предыдущих компонентов. Более поздние дополнения автора говорят о том, что концепция продолжает свое развитие, что не может не отражаться положительно на общей цели исследования и понимания этого неоднозначного явления называемого «эмоциональным интеллектом».

Р. Бар-Он сообщает о ряде впечатляющих по масштабу исследований валидности его теста. Шкалы EQ-I теста являются статистически достоверными, так как тест был нормирован на большой разносторонней североамериканской выборке (всего участников 3831). Что в свою очередь коррелирует с широким спектром личностных свойств и другими теоретически значимыми конструктами. Кроме того, существуют факты отдельных исследований доказывающих, что EQ-I прогнозирует другие критерии (например, академический успех, наличие клинических расстройств, отклик на лечение алкоголизма).

Прогностическая валидность EQ-I выглядит весьма многообещающей, но, не смотря на это, кандидат психологических наук,  профессор психологии в университете Цинциннати, США Дж. Мэтьюс и другие зарубежные авторы (Gerald Matthews, Moshe Zeidner, and Richard D. Roberts) критически оценивают работу Р. Бар-Она, ссылаясь на невалидность методики. Они считают, что есть вероятность совпадения концепции Р. Бар-Она с уже существующими конструктами индивидуальности, с обоснованными, установившимися личностными опросниками. В качестве примера можно привести Калифорнийский Психологический Опросник (California Psychological Inventory or CPI) который включает в себя измерение по шкалам ответственность, толерантность, эмпатия, гибкость, самоконтроль, интеллектуальная продуктивность, психологическая настройка интеллекта, самопринятие, социальная презентация. У авторов нет четкого понимания, измеряет ли EQ-I какой-либо малоизученный конструкт. Они считают, что прогностическая валидность может быть результатом функционирования EQ-I как оценки личности. Такая ситуация не допустима в психологической науке. Но если посмотреть с другой стороны, у ученых остается надежда на то, что EQ-I может действительно оценивать качества за пределами личности.

Р. Стернберг [Stenberg 2002] и другие авторы отмечают, что было обнаружены подсчеты в рамках теста Р. Бар-Она отрицательно коррелирующие с показателями негативных воздействий, фиксируемые списком депрессий Бека и шкалой депрессии самооценки Занга, но позитивно коррелируют положительными изменениями. Подсчеты Р. Бар-Она, как он сам это отмечал, несущественно соотносились с тестированием общего интеллекта в рамках WAIS-R (Wechsler).

Р. Стернберг делает акцент на том, что, так как измерение эмоционального интеллекта по Р. Бар-Ону производятся на основе самооценки, то трудно определить степень достоверности полученных результатов при оценке поведения.

Концепция эмоционального интеллекта П. Саловея, Дж. Майера и др.

Говоря о людях с развитым эмоциональным интеллектом, как о людях озабоченных не только успешностью своей карьеры, но и тем, насколько они от этого будут счастливы, Питер Саловей и Джон Майер в 1990 ввели термин эмоциональный интеллект.

Авторы доказали, что персональные факторы не являются сущностью эмоционального интеллекта. Изначально эмоциональный интеллект связывался с такими факторами как теплота, чуткость. Он представлялся, как способность осознавать смысл эмоций, иметь способность, используя эти знания выявить причины возникновения проблем и решить их. В 1997 году было дано следующее определение: «эмоциональный интеллект – способность точно воспринимать, оценивать и выражать эмоции, способность получать доступ и/или генерировать чувства, когда они помогают мышлению, способность к пониманию эмоций и эмоциональному знанию и способность генерировать эмоции ради эмоционального и интеллектуального роста». К моделям способностей концепцию эмоционального интеллекта П. Саловея и Дж. Майера относит понимание сущности эмоционального интеллекта как совокупности способностей задействованных в адаптивной обработке эмоциональной информации измеряемой с помощью тестов содержащих правильные и не правильные ответы.

В начале своей работы, авторы выделили три компонента состоящие из признаков, на основе чего создали первую шкалу измерения эмоционального интеллекта.

Позже схема усложнилась и стала четырехчленной, охватывающей следующие типы способностей:

Дж. Майер и П. Саловей выдвинули предположение о том, что существует связь между эмоциональным интеллектом и умственными способностями, т.к эмоции способны увеличить продуктивность мышления и сфокусировать внимание на конкретных задачах. Умение эффективно регулировать свои эмоции может соотносится с эмпатией, факт алексетимии, в виду возможного отсутствия взаимосвязи между областями мозга, указывает на единство мышления и эмоций.

П. Саловей, Дж. Майер, Д. Карузо внесли некоторые корректировки в первый тест уровня эмоционального интеллекта, далее создали шкалу мультифакторного эмоционального интеллекта (MEIS) – это было итогом теоретической и эмпирической работы. Данное тестирование измеряет 12 видов способностей сгруппированных в соответствии с четырьмя основными типами: восприятие, ассимиляция, понимание эмоций, управление эмоциями.

Достоверность результатов обуславливается обширной выборкой. Факторный анализ результатов позволяет говорить о трех факторах: восприятие, понимание, управление эмоциями. Эмоциональный интеллект (gei) – генеральный фактор, чьи показатели значительно коррелируют с оценками вербального интеллекта, с баллами по шкале словарного запаса армии Альфа (Yerkes), а также с самооценкой способности к сопереживанию (Caruso & Mayer). Был установлен факт возрастания уровня эмоционального интеллекта с возрастом ( у взрослых показатели существенно выше, чем у подростков).

Вербальный интеллект лучше всего коррелирует с пониманием эмоций, затем с управлением эмоциями, с восприятием эмоций. MEIS показатели, как и большинство стандартных тестов на определение интеллекта изменяются в зависимости от возраста. Это позволяет говорить, что эмоциональный интеллект в некоторой степени пересекается с традиционным, или абстрактным интеллектом.

Тест П. Саловея, Дж. Майера и Д. Карузо несмотря на все его плюсы критикуется за недостаточную объективность [Matthews 2003], объясняется это тем, что тест EQ-I Р. Бар-Она не показывает более высокую конвергентную валидность с тестами MEIS/MSCEQT. На сегодняшний день, тест MSCEIT V2.0 адаптирован для русской выборки Е. А. Сергиенко и И. И. Ветровой. Данная методика соответствует минимальным требованиям, которые предъявляют к исследовательским методикам, о чем свидетельствуют результаты психометрической проверки характеристик русскоязычной версии теста.

 

 

Загрузка...
Комментарии
Отправить