Экспрессивные маркеры приписываемой лжи

Загрузка...

Человек как субъект практической и теоретической деятельности, познающий и изменяющий мир, не может являться просто созерцателем, того, что происходит вокруг. Он переживает всё, что с ним происходит и совершается, и именно эти переживания составляют сферу чувств и эмоций человека. Отражение чувств на лице приобрело такое же выразительное значение, как и человеческая речь, поэтому не без основания мимику человека можно назвать языком чувств.

Восприятие лица является многомерным процессом, в котором распознавание эмоции оказывается лишь одной из его составляющих.

Связь восприятия с эмоцией подмечена давно, хорошо исследована и описана в литературе. Переживаемое состояние человека открывается через систему мимических проявлений, а они в свою очередь играют роль информационных выражений в восприятии экспрессии.

Однако адекватность оценок состояния человека зависит от модальности экспрессии и типа лица. Наиболее эффективно распознаются базисные эмоции (страх, отвращение, радость, горе, гнев, удивление), наименее эффективно- комбинированные (сомнение, страх-гнев, горе- радость, горе-отвращение).

Актуальность работы заключена в существовании проблемы дезинформации, лжи и неискренности в процессе общения в современном обществе. Необходимо учитывать сложность в оценке вербальных и невербальных сигналов приписывания лжи, ориентируясь только на лицо и мимические проявления эмоций.

Цель - изучить влияние характеристик мимических экспрессий на приписывание лжи.

Объект - оценка мимических выражений эмоций.

Предмет - внешние признаки лицевых экспрессий, используемые для атрибуции лжи.

Гипотеза – мышечные движения (единицы действия в системе FACS), несоответствующие доминирующей базовой мимической схеме замечаются наблюдателями, но не являются маркерами приписываемой лжи.

Методы – эксперимент.

СОЦИАЛЬНАЯ ПЕРЦЕПЦИЯ ЭКСПРЕССИВНЫХ ВЫРАЖЕНИЙ ЛИЦА

Мимические схемы экспрессии

Термин «социальная перцепция» (от латинского perceptio - восприятие и socialis - общественный) был введен американским психологом Д.Брунером в 1947 г. для обозначения факта социальной обусловленности восприятия, его зависимости от характеристик субъекта восприятия, его прошлого опыта, цели, намерений, значимости ситуаций восприятия и т.д. [Брунер, 1977, с.73-79].

В понимание «социальная перцепция личности» заложены переплетающиеся внешние и внутренние черты человека: характер, темперамент, черты лица, пол, возраст, способности, социальные роли, а также переживания и ценностные ориентации.

Взаимодействуя с людьми человек, осуществляет себя как личность. Любые внешние проявления играют роль знаков, обеспечивающих возможность эффективной коммуникации (как вербальной, так и невербальной).

Индивидуально-психологические особенности личности, эмоции и чувства характеризуют важнейшую сторону жизни человека, так как за ними скрывается соответствие или несоответствие потребностей, целей, ценностей личности.

Благодаря эмоциям выполняется оценка событий, человек побуждается к активности, мобилизует энергетические, интеллектуальные и нравственные ресурсы.

Индивидуально-психологические особенности всегда проявляются на фоне определённых состояний: растерянности или собранности, радости или грусти, любви или ненависти.

Таким образом, психологические характеристики личности проглядываются во всей внешности человека, но наиболее сконцентрированы в выражении его лица.

С лица начинается ориентировка в ситуации, осуществляется анализ событий и оказывается влияние непосредственно на окружающих.

Выступая в роли отражателя внутреннего содержания и состояний личности, лицо включает несколько физиогномических слоев.

Поверхностный слой:

Состоит из мимических (масок) лица, изменения на физиологическом уровне цвета лица, глаз отражает внутренние изменения в состоянии человека. Это проявляется как при переживании отдельных эмоций- радости, страха. Горя, удивления, отвращения и т. п., так и их системы- настроения радости, грусти. Печали и многих других.

Средний слой:

Затрагивает устойчивые паттерны лица, сформированные в течение нескольких лет жизни человека, отображающие его интеллект и волю. По ним можно распознать кто человек прагматик или наоборот аскет. Фанатично преданный идее.

Так, горизонтальные складки на лбу информируют о регулярной концентрации внимания, напряженной работы мысли, а вертикальные наоборот о частой смене настроения и вспышках гнева.

На основании анализа нижней части лица, а именно губ можно свидетельствовать о степени контроля человеком свои силы и слабости. А именно жевательный мускул волевых людей напряжен, поэтому сближает челюсти и вызывает стискивание зубов и губ, а расслабленности, беззаботность, мягкость, напротив, раскрывает их.

Глубинный слой:

Данный слой представлен конституцией лица, формой, типом. В современной науке выявляется связь конституции лица с чертами характера, зависимость между конституцией лица и психологическими свойствами личности и другие аспекты, связанные с формой лица.

Фоновый слой:

В отличии от трех предыдущих, он обусловлен расовой или этнической принадлежностью, заболеваниями человека, дефектами лица с одной стороны. И внешними украшающими элементами (прическа, макияж, татуировка) с другой. Так, например, при базедовой болезни широко раскрытые глаза формируют выражение непрерывной тревоги.

Очевидно, что физиогномические слои тесно переплетаются, взаимовлияя друг на друга что и позволяет видеть и воспринимать лицо человека в целом, а не на уровне отдельных черт.

Особая роль в передаче информации отводится мимике лица, поскольку ни один человек на протяжении длительного времени не способен сделать так, что бы его лицо не отражало его внутреннюю жизнь. Главной характеристикой мимики является ее целостность и динамичность.

В истории изучения восприятия эмоций по мимике можно выделить четыре периода. Первый из них связан с работами Аристолеля, Дюшена, описавшими связь между мимическими выражениями и эмоциональными состояниями.

Примерно в 370 г. до. н.э. Аристотель уделил особое внимание чертам лица. Он писал о том, что люди, обладающими большими лбами, медлительны. Широкий лоб свидетельствует о легкой подверженности безумию, а выпуклый вспыльчивости.

Данное направление получило название физиогномики, однако так и не развилось до уровня науки. Что характерно, уже в те далекие исторически времена была попытка внести определенный порядок в систему восприятия человеческого лица. В физиогомике было определено направление метопоскопия , основанное на деление человеческого лица в зависимости от влияния планет и знаков Зодиака. [15/ 8].

верхняя часть лба «принадлежала» Овну и Тельцу;

средняя – Близнецам и Раку;

надбровная - Льву и Деве;

переносье – Весам;

оба глаза – Скорпиону;

ресницы и веки – Стрельцу;

щеки – Козерогу;

рот – Водолею;

подбородок – Рыбам.

Конечно, такое условное деление порождало много ошибок, поскольку чтение лица должно производиться в комплексе, и легкие пути исключены. Не существует черт однозначно отрицательных или положительных.

Второй период в изучении восприятия эмоционально-выразительных мимических проявлений связан с именем Ч. Дарвина.

В своем труде «Выражение эмоций у человека и животного» он охарактеризовал ряд мимических выражений и объяснил их происхождение с эволюционно-биологической точки зрения.

Так же Ч. Дарвину принадлежит первое межкультурное исследование распознания мимических проявлений. Работы Дарвина рассматриваются как первые попытки объективного изучения экспрессии.

Третий период характеризуется большим количеством исследований в области восприятия мимики, но однозначное решение по данным критериям так и не было выработано.

А. Фелеки в своих разработках пришла к выводу о восприятии по мимике трех эмоций- горя, радости и удивления. Н.Рамник разделил эмоции на успешно распознаваемые (любовь, ненависть, радость, печаль) и менее успешно (удивление, сомнение, пренебрежение и др.). К. Лендис установил, что только эмоция радости имеет высокую степень определяемости.

Такая несогласованность в экспериментальных изучениях была связана с тем, что на тот момент эмоции, которые использовались в качестве стимульного материала, не были стандартизированы.

Четвертый этап разработки проблемы восприятия экспрессии человека, связан и исследованиями таких ученых как П. Экман и К. Изард. Созданные ими мимические паттерны, сформулированные фотоэталоны опознаются с высокой степенью точности независимо от расовых, культурных и половых различий.

В своих исследованиях К. Изард называет десять основных эмоций: гнев, презрение, отвращение, дистресс (горе-страдание), страх, вину, интерес, радость, стыд, удивление.

Еще одна попытка в создании системы кодирования принадлежит Леонхарду. В своем исследовании он использовал принцип деления лица на зоны, и ориентировался на мимические проявления. Он учитывал в своей системе абсолютно все эмоции как основные, так и вспомогательные. Именно поэтому система Леонхарда оказалась достаточно трудной для использования.

Однако наиболее убедительные данные о возможностях распознавания эмоций по мимике были получены П. Экманм и У. Фризеном.

Основной целью исследований стало выявление мимических паттернов основных эмоций. Разделив лицо на три зоны: «лоб - брови», «глаза – веки - основание носа» и «нос - щеки - рот челюсти - подбородок», он тем самым сузил область исследования.

Каждая эмоция имеет наиболее характерные черты в какой-то одной зоне, именно они в процессе восприятия выступают в качестве основной детерминанты. Наиболее значимые признаки экспрессии локализуются в области наиболее сильных для данной экспрессии мимических изменений.

Полученные результаты позволили создать таблицы описания или фотоэталоны каждой эмоции. По мнению П. Экмана и У. Фризена таких эмоций шесть: радость, горе, отвращение-презение, удивление, страх и гнев, все остальные он отнес к дополнительным или вторичным.

Связав полученные естественные мимические проявления с эмоциональными состояниями, П. Экманом была создана система FAST. Однако в данной системе отсутствовала связь между внешними мимическими проявлениями и движением лицевых мускулов [6, 52]. Поэтому система FAST была модифицирована в FACS.

В ней были выделены 44 мускула и их комбинации, которые описывают все основные мимические проявления. Так же в системе предусмотрена фиксация интенсивности действия мускулов и их длительности (начало, конец, максимальное проявление). Однако не смотря на достоинства, система FACS оказалась объемной и трудной для использования и на ее базе создали систему EMFACS [6, 54].

Не смотря на все произошедшие изменения, основная и первоначальная система П. Экмана используется и в настоящее время, имеет практическую ценность для визуальной психодиагностики.

Таким образом, в процессе восприятия одни и те же зоны лица по-разному оцениваются и учитываются, соответственно признаки экспрессии – не более чем маркеры, эффективность которых определяется конкретной коммуникативной ситуацией, а точность восприятия экспрессии лица значительно выше тогда, когда она представлена как целостная система.

Целостность и динамичность есть главные характеристики мимики как элемента экспрессивного поведения личности, поэтому изменение мимической структуры приведет к изменению всего психологического смысла.

Так как при написании работы мы будем опираться на классические исследования П. Экмана и У. Изарда так называемых «базовых» эмоций перейдем к их предметному рассмотрению. Все мимические движения в этой системе кодируются в терминах единиц действия (action units (AUs) системы FACS (Экман и Фризен, 1976).

Удивление-Изумление

Общеизвестное выражение «открыть рот от удивления» как нельзя лучше характеризует мимические элементарные, естественные проявления, выражающие данное эмоциональное состояние.

Чувство удивления хорошо знакомо каждому, оно легко распознается, но по времени протекания удивление недолговечно, так как сам момент удивления разум не фиксирует, а реакция не получает достаточного осмысления.

Кратковременность состояния удивления не оказывает мотивирующего влияния на мыслительные процессы, но именно удивление подготавливает человека к эффективному восприятию нового, дает толчок к действию либо переходит в другие чувства.

Художественное воспроизведение состояний удивления во всех его проявлениях: неожиданности, удивления, изумления представлено на картине «Тайной вечери» у Леонардо да Винчи.

Замечательное художественное произведение Леонардо да Винчи «Тайная вечеря» не только является наследием культуры, но и имеет серьезное психологическое значение.

В данном произведении хорошо показаны, как внезапно приостановленные в состоянии удивления психические процессы возвращаются к своему обычному течению.

Художник передает ряд конкретных психологических картин, показывающие различные исходы чувства изумления в зависимости от характера людей, резкость данной психологической реакции служит выражение силы и глубины физиологических процессов, лежащих в основе удивления.

Однако, несмотря на различные подходы в области исследования реакции удивления, можно констатировать, что удивление является критерием развития в процессе восприятия и расценивается как позитивное переживание.

Радость

Прототипом радости служит жизнерадостность, то есть приятное самочувствие, вытекающее из правильного протекания всех физиологических процессов организма. Для того, что бы человек запомнил эмоцию, он должен хотя бы раз ее испытать, это особенно справедливо в отношении эмоции радости.

Если родители обладают хорошо развитой способностью к радости, то и в ребенке они способны пробуждать радостные переживания и формировать радостное мировосприятие.

Радость - одна из простейших с точки зрения мимики эмоций, так как возникает в результате сокращения одной пары мышц- скуловых, и выражается улыбкой и смехом, разные улыбки имеют разный смысл.

П. Экман и У. Фризен выделают три типа улыбки: искреннюю, фальшивую и жалобную.

Искренняя улыбка продолжительная, интенсивная помимо сокращения скуловых мышц происходит и сокращение круговых мышц глаз.

Фальшивая улыбка бывает как правило ассиметрична, она возникает либо раньше, либо позже, чем требует ситуация и так же внезапно исчезает.

Третий тип - несчастная улыбка характеризуется как мимическое выражение, наложенное на негативные эмоции, зачастую она малоубедительная и, как правило, кратковременная. [Изард, 2006, с. 52].

Подобно тому, как Леонардо да Винчи изобразил различные виды удивления в связи с характером изображенных лиц, так Репин на картине «Запорожцы» изобразил все виды смеха:

тонкая улыбка;

вульгарная улыбка;

простодушный смех;

развеселый смех;

здоровый смех;

глупый смех;

простоватый смех;

неприкрытое зубоскальство;

саркастическая улыбка;

тонкая ирония;

ехидная улыбочка.

Рассматривая смех как проявление радости, можно констатировать, что радостное переживание может быть очень сильны и интенсивным с положительным окрасом, но также можем судить и о взаимодействии радости и с негативными эмоциями (презрение, гнев ненависть и т. д.).

Отвращение

Мимическое выражение отвращения может носить разную природу происхождения: зрительную и вкусовую, но всегда будет очень четко читаема на лице, так как помимо мышц рта и мышц глаз здесь присоединяется восприятие мышцами носа.

Таким образом, в основе экспрессии отвращения и презрения лежат физические корни удаления от себя «неприятного».

Эмоция отвращения играет очень важную адаптивную роль в жизни человека, так как человек с возрастом научается контролировать мимические реакции, связанные с отвращением.

Эмоция отвращения вызванная определённым стимулом как правило будет адекватна ему, исключением может послужить сочетание эмоции отвращения и эмоцией гнева и страха, тогда будет сформировано агрессивное поведение как адаптивная реакция.

Эмоция отвращения может быть направлена как во вне, так и на самого человека, на его внутренние состояния, когда он сам отдаляет и отстраняет себя от других людей, желая тем самым избавить всех от себя.

Однако подобное самоотчуждение указывает на нравственную чистоту человека, и является началом реабилитации и раскаяния, качественно нового этапа развития.

Страх

Страх есть ожидание близкого страдания и боли, это эмоция, которая несет в себе ужас, однако при всем нежелании переживать человеком данной эмоции страх это реальная часть нашей жизни.

Страх - очень сильная эмоция, индикаторами служат мимические проявления к их числу можем отнести приподнятые брови, широко открытые глаза, так , что верхнее веко приподнято обнажая зрачок, уголки рта резко оттянуты.

Страх может быть вызван как физической, так и психологической угрозой, при этом большинство людей в повседневной жизни научаются сдерживать и подавлять выражение страха, так как страх формирует чувство неуверенности, незащищенности и невозможности контролировать ситуацию.

Несмотря на силу и интенсивность протекания, переживаемая эмоция страха несет в себе адаптивную функцию, так как заставляет искать новые способы защиты от возможного вреда, а состояние предчувствия страха служит импульсом к побуждению к самосовершенствованию.

Гнев

Гнев одна из важнейших эмоций имеющая много форм и вариаций. Основные из них ярость - как высшая форма гнева и негодование наиболее смягченное его проявление.

Все проявления гнева соответствуют акту нападения, злобности, враждебности.

Драка - представляет собою реализованный гнев и нападение;

Спор – есть раздраженный, нередко гневный обмен мыслей;

Угроза – есть преднамеренный показ гнева и враждебности;

Ненависть – есть длительный хронический гнев, но выраженный в слабейшей степени, при которой нет физической агрессивности, а существует только агрессивность психическая.

Мимическое выражение гнева включает в себя сокращение лобных мышц, губы сжимаются. Глаза сужаются, приобретая угловатую форму.

Однако именно при итерпретации гнева нужно осторожно подходить к толкованию мимических проявлений, так как людям в процессе жизни часто приходится хмуриться, стискивать зубы, и это не всегда есть проявление гнева.

Управление эмоциями гнева представляют проблему для человека, так как может привести к негативным последствиям и к разрыву отношений.

Однако и полное подавление гнева несет в себе негативные последствия, так как именно гнев мобилизует энергию, необходимую для самозащиты , ощущения собственной силы и храбрости и восприятия себя как личности.

Горе

Горе - это конкретное событие или обстоятельство, вызывающее печаль, именно эта эмоция является исходной эмоцией горя. Психологические причины горя формируются на основе привязанности одного человека к другому, к предметам. Поэтому наиболее глубокое переживание горя возникает вследствие утраты дорогого человека.

Не менее важна для человека утрата материальных ценностей, привлекательных качеств или чести, достоинства, доброго имени, так как реакцией будет формировать различные защитные механизмы помогающие компенсировать утрату.

Закономерности приписывания лжи с использованием элементов невербального поведения

Согласно теории Ч. Дарвина, о том, что некоторые мышечные движения на лице не могут быть вызваны человеком по своей воле, а значит они могут отражать истинные эмоции человека независимо от его воли. Поэтому, если необходимо узнать говорит человек правду нужно внимательно следить за его жестами, мимикой и движением глаз.

На сегодняшний день работы выдающегося американского психолога Пола Экмана являются непревзойденными в искусстве распознавания лжи.

Пол Экман профессор Калифорнийского университета в Сан-Франциско, крупнейший специалист в области психологии эмоций, межличностного общения, психологии и распознавания лжи является автором теории лжи.

По его мнению, самая легкая форма обмана это умолчание, когда лжец, пряча истинную информацию, не сообщает ложной.

Самая трудная форма лжи это искажение действительности, когда лжец придумывает хорошо разработанную несуществующею легенду.

Но какова бы не была форма лжи ее необходимо понимать, учиться распознавать, так как нет абсолютных признаков обмана. Нет ни одного жеста, выражения лица или непроизвольного сокращения мышц, которые обозначали, что человек лжет. Всякое поведение человека следует интерпретировать с большей осторожностью, чтобы не впасть в заблуждение.

Теоретический анализ невербальных показателей лжи отражает признаки лжи, обусловленные несколькими параметрами и закономерностями: мимикой, кинестетикой и вегетативной нервной системой.

Опишем признаки лжи, обусловленные вегетативной нервной системой.

Обман это определенный вид стресса, он создает физиологические реакции, которые впоследствии воспринимаются как маркеры лжи.

Одним из признаков обмана считаются изменения в вегетативной нервной системе.

Вегетативная нервная система производит в организме изменения, заметные в случаи проявления эмоций: изменяется частота и глубина дыхания, увеличивается интенсивность потоотделения.

По мнению исследователей, обусловлено это тем, что когда человек лжет, у него происходит выброс в кровь большого количества гормона стресса, адреналина, а это и нарушает функцию вегетативной нервной системы.

На этом принципе построена работа детектора лжи: когда человек напряжен или говорит неправду, меняются показатели его жизнедеятельности (частота сердцебиения, давление, пульс, дыхание и т. д.). Эти изменения происходят непроизвольно, их очень трудно подавить, и по этой причина их можно считать признаками проявления обмана.

Однако в настоящее время существует множество исследований доказывающих, что состояния вызывающие давление, сердцебиение, потливость, могут быть вызваны множеством других причин, и детектор лжи фиксирует не саму ложь а волнение человека.

Честный человек, когда его подозревают во лжи, волнуется намного больше чем профессиональный лжец, так как он боится быть обвиненным в том, что не совершал.

Так же есть исследования показывающие, что деятельность ВНС не является одинаковой для всех эмоций, так как изменения зависят от силы эмоции, а не от характера.

Например, рассмотрим поведение ВНС при проявлении эмоции гнева или страха. Сердце в обоих случаях бьется чаще, но температура кожи изменяется по разному, от гнева температура кожи становится горячей, а от страха наоборот холодной.

Пока не известно, можно ли различать эмоции только по видимым признакам деятельности вегетативной нервной системы.

Перейдем к описанию признаков лжи, обусловленных мимикой.

Основными ошибками в проблеме расшифровки мимических признаков обмана, по мнению П. Экмана являются три проблемы.

Первая проблема названа им как «ошибка Отелло».

Неправильное ошибочное толкование эмоций страха, или непонимание того факта, что даже честный человек может проявлять те же видимые реакции, что и обманщик. Как и герой пьесы Шекспира Отелло, увидев Дездемону, не смог понять, что она выражала страх испуганной жертвы, а е ужас подлой изменницы.

Вторая проблема связана со знаками речи, которые подчеркивают и усиливают слова говорящего. Большинству людей, испытывающих грусть или страх, свойственно поднимать или опускать брови.

Тоже человек делает, когда слишком стремится показать, что удивлен, и таких выражений лица существуют тысячи.

Поэтому важно уметь понимать, что перед вами? Знак речи, не имеющий ни какого отношения к эмоции, или четко проявляющаяся эмоция лжи.

Третья проблема - это актерская техника, позволяющая посредством мимики имитировать любые эмоции.

Очень не многие люди могут управлять своей мимикой, фальсифицируя эмоции горя, страха, гнева, с данной задачей хорошо справляются профессиональные актеры.

Воспользовавшись техникой Станиславского, обманщик может выдавать лживее эмоции за подлинные.

Продолжая изложенную логику исследования, мы попытались изучить более тонкие закономерности восприятия эмоций, в частности установить значимость мимических проявлений при определении эмоции.

Характерной чертой эмоционального состояния является симптокомплекс мимики, включающий признаки, которые одновременно являются универсальными для выражения одних состояний и неспецифические для выражения других.

На примере ряда признаков рассмотрим двойственность их восприятия.

Так например признак «уголки губ опущены», «глазная щель сужена», «глаза прищурены» соответствуют отрицательному состоянию (горе, гнев).

Приписывание лжи в зависимости от выражения эмоций

Детекция лжи является сложнейшей задачей. В мета-анализе Бонд и ДеПауло ССЫЛКА Bond, C. F., & DePaulo, B. M. (2006). Accuracy of deception judgments. Personality and Social Psychology Review, 10, 214–234. doi:10.1207/s15327957pspr1003_2. исследовали точность детекторов лжи в 206 исследований. В среднем, люди были точны в 54 % обнаружения лжи, в то время 50% точности соответствует уровню случайности.

Из 158 сигналов различения честного и нечестного поведения -75% оказались не связаны с обманом, остальные настолько слабо связаны с обманом, что практически их знание не приносит пользу. Таким образом, мы лучшие лгуны, чем разоблачители лжи. DePaulo, B. M., Lindsay, J. J., Malone, B. E., Muhlenbruck, L., Charlton, K., & Cooper, H. (2003). Cues to deception. Psychological Bulletin, 129, 74–112.

В научной литературе оформились три парадигмы в опознании лжи: парадигма эмоциональной «утечки», парадигма когнитивной перегрузки, парадигма взаимодействия лжеца и детектора ССЫЛКА. В нашей работе мы опираемся на парадигму эмоциональной «утечки».

Kassin S. M. Paradigm shift in the study of human lie-detection: Bridging the gap between science and practice http://dx.doi.org/10.1016/j.jarmac.2012.04.009

Научная обоснованность парадигмы эмоциональной «утечки» доказывается следующими фактами:

1. Существуют схемы базовых эмоций, их можно идентифицировать.

2. Существуют механизмы эмоционального взаимодействия, которые позволяют осознать состояние партнера (заражение, эмпатия).

3. Существуют нейропсихологические основания для различения подлинных и фальсифицируемых экспрессий. Намеренными лицевыми движениями управляют корковые / пирамидальные, а спонтанными - подкорковые/экстрапирамидальные системы. Если частично независимые нервные системы ответственны за намеренные и ненамеренные лицевые движения, то существуют различия в топографии подлинных и обманчивых выражений лица.

4. Изменения/искажения в базовых схемах осуществляются при фальсификациях и их можно фиксировать при помощи метода наблюдения. Стивен Портер и Линн Бринке ССЫЛКА Porter, S., & ten Brinke, L. (2008). Reading between the lies: Identifying concealed and falsified emotions in universal facial expressions. Psychological Science, 19, 508–514. предложили участникам рассмотреть отвратительные, печальные, пугающие, радостные и нейтральные изображения, отвечая на каждое подлинным или вводящим в заблуждение выражением:

- имитация при отсутствии эмоции,

- нейтрализация, т.е. сокрытие эмоции за нейтральным выражен.

- маска, выражение эмоции, которую не испытывает человек при наличии эмоционального переживания.

Оказалось, что неподготовленные наблюдатели обнаруживали обман в 59,8%, «утечка» произошла у 100% участников по крайней мере один раз и длилась более 1 сек. Непоследовательность может быть только в нижней или верхней частях. Участники были лучше способны создать убедительные показы счастья и отвращения, чем создать убедительные показы отрицательных выражений (печаль, страх).

Парадигма эмоциональной «утечки» работает, если:

1. Ненадежный партнер испытывает чувства, вызванные фактом обмана: удовольствие от успешности обмана, страх разоблачения и наказания, предвкушение награды, гнев на партнера, чувство вины за некооперативное поведение, презрение к «лоху». Эти чувства могут предъявляться открыто (не знает о факте наблюдения, недооценивает оппонента, низкий контроль) или скрываться (возникает «утечка»).

2. Обман непосредственно связан с мистификацией эмоций (нейтрализация, маскировка, имитация)

3. Детектор взаимодействуя с партнером, стимулирует переживания, позволяющие отличить лгущего от говорящего правду.

Опознание эмоционального состояния человека по выражению эмоций происходит путем считывания признаков присущих ей.

Выделяют два типа опознания: обобщенное и дифференцированное. [лабунская, 55]. Обобщенное опознание – это отнесение эмоции к определенному типу (отрицательная – положительная, активная – пассивная). Дифференцированное - когда при опознании эмоции берётся ее модальность (страх, гнев, радость).

При наличии эталонов восприятия эмоций, почему же происходят ошибочные прочтения состояний и мимических выражений.

Анализируя научные, литературные источники мы можем сделать вывод такого характера.

Во-первых, каждый человек обращает внимание только на некоторые признаки, входящие в эталон. Для радости это улыбка, реже сияющие глаза, смешливость; для удивления это широко раскрытые глаза, поднятые брови, реже приоткрытый рот и вопросительный взгляд: для презрения это кривая улыбка, холодный взгляд, опущенные уголки рта и т.д.

Во-вторых, в эталоны разных эмоций входят одни мимические признаки. Например, страх часто интерпретируют как удивление, поскольку для них характерна одна мимика. Однако страху еще свойственна и двигательная активность, а удивлению нет.

В-третьих, эталоны имеют не большую вариантность, люди примерно одинаково представляют себе основные признаки эмоций.

В настоящее время существует много методик для изучения точности определения эмоциональных выражений. Цель их всех одна и заключается в изучении факторов оказывающих влияние на точность определения эмоций.

Опознание фото эталонов эмоциональных состояний с возможностью определения лжи, мы постараемся выяснить в проведенном нами экспериментальном исследовании.

Выводы по первому разделу

3. В научной литературе оформились несколько парадигм в опознании лжи, в том числе и парадигма эмоциональной «утечки», в которой утверждается, что ложь связана с изменениями эмоционального состояния лгущего, которые проявляется в мышечных движениях, не связанных с фоновой эмоциональной схемой. Научная обоснованность парадигмы эмоциональной «утечки» доказывается существованием базовых эмоций, нейропсихологических оснований для различения подлинных и фальсифицируемых экспрессий, зафиксированными изменениями/искажениями в базовых схемах осуществляемыми при фальсификациях, которые можно определять при помощи метода наблюдения. Непоследовательность эмоций проявляется только в нижней или верхней частях лица.

4. Парадигма эмоциональной «утечки» эффективна в некоторых случаях:

- если лжец испытывает чувства, вызванные фактом обмана: удовольствие от успешности обмана, страх разоблачения и наказания, предвкушение награды, гнев на партнера, чувство вины за некооперативное поведение;

- обман непосредственно связан с мистификацией эмоций (нейтрализация, маскировка, имитация);

- детектор взаимодействуя с партнером, стимулирует переживания, позволяющие отличить лгущего от говорящего правду.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭКСПРЕССИВНЫХ МАРКЕРОВ ПРИПИСЫВАЕМОЙ ЛЖИ

Выборка и методы исследования

Целью нашего эксперимента, как и любого эксперимента, является проверка гипотезы о причинной связи между маркерами приписываемой лжи и выражением эмоций в чистой или смешанной форме.

Стоит отметить, что эксперимент как метод эмпирического исследования начал активно применяться лишь в 20-е годы прошлого века.

В настоящее время социальные эксперименты различаются:

По характеру объекта и предмета исследования (реальные и мысленные);

По специфике поставленной задачи (научные и прикладные);

По характеру экспериментальной ситуации (контролируемые и неконтролируемые);

По логической структуре доказательства гипотезы (параллельные и последовательные).

По характеру объекта проведенное нами экспериментальное исследование – реальное; так как основано на объяснении гипотезы путем планомерного управления условиями социальной деятельности.

По специфике поставленной задачи наш эксперимент - прикладной; так как направлен на получение практического эффекта.

По характеру экспериментальной ситуации наше исследование- неконтролируемое; так как контролируемый эксперимент возможен только в лаборатории, когда искусственно создаются условия максимально приближенные к задачам исследования.

По логической структуре доказательства наш эксперимент- параллельный, опирающийся на сравнение результатов двух групп экспериментальной и контрольной.

В эксперименте мы ставим задачу подтвердить или опровергнуть гипотезу:

мышечные движения (единицы действия в системе FACS), несоответствующие доминирующей базовой мимической схеме замечаются наблюдателями, но не являются маркерами приписываемой лжи.

Экспериментальное исследование проводилось среди сотрудников предприятия ООО «Гелиос» в г. Самаре.

В эксперименте приняли участие 60 добровольно согласившихся сотрудников, в возрасте от 20 до 50 лет.

Испытуемые были поделены на две группы по 30 человек. Группы были уравнены по социальной принадлежности, половому признаку, по роду и характеру выполняемой работы.

Первую группу мы будем в дальнейшем считать экспериментальной, вторую группу контрольной.

Для создания стимульного материала были разработаны бланки с черно-белыми фотографиями людей выражающих эмоции, и текстовыми вопросами открытого и закрытого характера сопровождающие фото. Были использованы фотографии базовых мимических схем, соответствующие системе FACS (П. Экман, У. Фризен). Затем в программе Фотошоп заменялись брови, соответствующие исходной схеме удивления или печали на брови, соответствующие схеме гнева.

Эта единица действия соответствует AU4 (Опускание бровей) и производит следующие действия:

- Опускает складку над глазом вниз и может сузить открытую часть глаза;

- Опускает бровь. В различных случаях может опускаться только внутренняя часть брови, центральная и внутренняя или вся бровь;

- Стягивает брови ближе друг к другу;

- может появиться косая морщина или выпуклость идущая от середины лба до середины брови, вниз к внутреннему углу брови или ряд выступов над средней частью брови, идущих в угол лба;

- появляются вертикальные морщины между бровями, которые могут быть глубокими. У некоторых людей морщины могут быть не вертикальными, а наклонены на 45 градусов или могут быть прямые и наклонены одновременно. Могут так же появиться одна и более горизонтальных морщин на корне носа. Если морщины видны всегда, то они углубляются.

На бланках с №1, №2, №3, №4, №5, №6, №7, №8 которые предъявлялись экспериментальной группе, на фото были изображены люди с проявлениями смешанных эмоций.

В частности, бланки с 1 по 4 - это удивление и гнев (в области бровей).

Бланки с 5 по 8 - это печаль и гнев (в области бровей).

В бланках под номерами №11, №12, №13, №14, №15, №16, №17, №18 предъявляемых контрольной группе фото людей с базовой эмоцией, бланки с 11 по 14 - это удивление, а бланки с 15 по 18 - печаль.

Испытуемым предъявлялся бланк для заполнения по следующим параметрам:

Определить говорит на фото человек правду или лжёт.

Отметить в процентном выражении степень уверенности в своём ответе.

Оценить качества, которые присущие человеку изображенному на фото по семибальной шкале, соответствующих факторам «Большой пятерки»: дружелюбный, умный, сознательный, тревожный, общительный.

Оценить степень приписываемой опасности, человеку изображенному на фото: заслуживающий доверие, опасный.

Испытуемым предъявлялся бланк, при этом им сообщалось, что они принимают участие в психологическом исследовании опознания лжи или правды.

При заполнении бланка требование было, внимательно посмотреть, на фото и долго не думая ответить на вопросы. Так как нам важно было услышать именно мнение испытуемого, основанное на первом впечатлении о человеке.

Инструкция: «Уважаемые самарцы ! Приглашаем вас принять участие в психологическом исследовании опознания лжи или правды. Внимательно посмотрите на фотографию и отвечайте на вопросы. Долго думать не нужно, нам важно именно ваше мнение. На фотографии изображен человек, который принимал участие в эксперименте. Его просили иногда говорить правду, иногда лгать. Как вы думаете, на фотографии изображен момент, когда человек лжет или правдив ?»

Для обработки результатов использовался критерий Манна-Уитни. 2-3 ПРЕДЛОЖЕНИЯ О ТОМ, ЧТО ПОКАЗЫВАЕТ КРИТЕРИЙ Критерий U Манна-Уитни - критерий различия двух независимых выборок.

 Анализ и обсуждение результатов

Далее опишем результаты статистической обработки. Были обнаружены достоверные различия между экспериментальной и контрольной группами по шкалам:

- сознательный (U=55.6, р=0.012), причем выше оценки сознательности у группы, которая оценивала базовые мимические схемы;

- тревожный (U=56, р=0.018), причем выше оценки тревожности у группы, которая оценивала базовые мимические схемы с единицами действия соответствующие гневу.

Были обнаружены различия между экспериментальной и контрольной группами по шкалам на уровне тенденции по шкалам:

- дружелюбный (U= 71,5, р=0.08), причем выше оценки дружелюбия у группы, которая оценивала базовые мимические схемы;

- умный (U=71, р=0.08), причем выше оценки ума у группы, которая оценивала базовые мимические схемы с единицами действия соответствующие гневу.

Нами не были обнаружены достоверные различия между подгруппами в степени приписывания лжи в зависимости от наличия или отсутствия признаков дополнительной экспрессии. Не обнаружено различий между группами оценивающими базовые экспрессии и мимику, содержащую эмоциональные «утечки» по качествам опасный и заслуживающий доверия.

О чем свидетельствуют полученные результаты?

Напомним, что известно, что неподготовленные, а иногда и подготовленные наблюдатели являются «плохими» детекторами лжи. Но ложь является существенным фактором социальной и общественной жизни. Поэтому, люди заинтересованы в опознании признаков лжи. Существуют несколько теорий, объясняющих низкую точность детекции лжи: например, отсутствие обратной связи позволяющей идентифицировать ложь, «гонка вооружения» между лжецом и детектором и т.д. Мы предполагаем, что одной из причин является не использование признаков выраженности двух эмоций как показателей возможной лжи. Именно этот результат и был нами получен.

Возможно, ли что единицы действия гнева, которые включались в базовую схема оказались слишком тонкими и были не замечены испытуемыми? Нет, это не так, поскольку приписываемые черты отличались по степени своей выраженности в контрольной и экспериментальной группах. Экспрессии, содержащие признаки гнева оказали влияние на рост приписываемой тревожности, снижение атрибутируемой сознательности в соответствии с валентностью эмоции. Гнев признается эмоцией социально опасной и социально нежелательной, отсюда падение социально желательных качеств.

Итак, наличие гнева фиксируется испытуемыми, но не рассматривается в качестве маркера лжи. Одной из самых разработанных и доказанных теорий детекции лжи является модель «эмоциональной утечки», в которой указывается, что скрываемая информация может «прорываться наружу» в виде мимических проявлений несовместимых или отклоняющихся от того состояния, в котором должен находиться человек в данной ситуации. Стивен Портер и Линн Бринке в своем исследовании показали, что «утечка» произошла у 100% участников, которые имитировали, скрывали или маскировали чувства по крайней мере один раз и длилась более 1 сек (ССЫЛКА). Непоследовательные выражения по мнению этих авторов появляются только в верхней или нижней частях лица, как это было сделано в нашем стимульной материале.

Эти и другие данные свидетельствуют о том, что сочетание нескольких мимических схем, при которой одна является доминирующей часто сопровождает ситуацию лжи.

Наше исследование показывает, что человек, демонстрирующий непоследовательность экспрессии не оценивается испытуемыми как более опасный. Оценка опасности осуществляется очень быстро с задействованием механизмов, не находящихся под контролем сознания. И если какие-то признаки не «читаются» как признаки опасности, то они вероятно не будут использоваться в качестве маркеров лжи.

Мы полагаем, что в программах обучения детекции лжи необходимо научить участников осознавать непоследовательные выражения и использовать их для оценки состояния наблюдаемого.

Выводы

1. Эмоциональные «утечки» в виде единиц действия гнева (AU 4 - опускание бровей) на фоне базовых мимических схем удивления и печали не используются неподготовленными испытуемыми в качестве признаков лжи

2. Эти же признаки дополнительной экспрессии используются при приписывании личностных черт, включенных в Большую пятерку (сознательность и тревожность) в соответствии с валентностью гнева, снижая выраженность социально желательных качеств. Этот факт доказывает сензитивность испытуемых к этому признаку наличия непоследовательных чувств у объекта наблюдения.

3. Непоследовательность экспрессии не оценивается испытуемыми как сигнал опасности.

Заключение

В «Заключение» в сжатой форме излагаются основное содержание и результаты проведенного исследования, перечисляются выводы, обоснованные и сформулированные при обсуждении результатов, дается оценка полученным результатам. Указываются перспективы и ограничения исследования. Объём заключения не должен превышать полутора-двух страниц

Список использованной литературы

Андреева Г. М. Психология социального познания. М.: Аспект пресс, 2000.-296с.

Артемьева Е. Ю. Основы психологии субъективной семантики. М.: МГУ, 1980.-З25с.

Аверченко Л. К. Управление общением. М.: Новосибирск, 1999.-338с.

Барабанщиков В. А., Малкова Т. Н. Исследование восприятия эмоционального состояния человека по выражению лица // Проблема общения в психологии. М.: Науука, 1981.-240с.

Барабанщиков В. А., Носуленко В. Н. Системность. Восприятие. Общение. М.: Институт психологии РАН, 2004.-480с.

Бехтерев В. М. Объективная психология. СПб.: Питер, 1907-323с.

Выготский Л. С. Психология развития как феномен культуры. М.: Воронеж : АПСН, 1996.-512с.

Гулевич О. А. Психология коммуникации. М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный институт, 2008.-384с.

Дарвин Ч. О выражении эмоций у животных и человека. СПб.: Питер, 2001-367с.

Екман П. Психология лжи. -СПб.: Питер, 1999.-272с.

Знаков В.В. «Психология понимания правды», СПб., 1999

Изард К.Э. Психология эмоций. –СПб.: Питер, 2006.- 464с.

Лабунская В. А. Психология невербального выражения личности. –Ростов н/Д: Феникс, 2009.-433с.

Лабунская В. А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание.- Ростов-н/Д., 1999.- 386с.

Петрова Е. А. «Знаки общения» - м.: Издательство ГНОМ и Д., 2001 - 256 с.

Таранов П.С. "Приемы влияния на людей" - М.: Фаир-Пресс, 2002 - 608 с.

 Тарасов А. Н. Психология лжи. –М.: Книжный мир, 2005. -327с.

Щербатых Ю.В. «Искусство обмана» - М.: ЭКСМО. 1998.

 

Загрузка...
Комментарии
Отправить