Детерминация социально-профессиональной субъектности будущих специалистов с социально-функциональными отличиями в ракурсе философского и психолого-педагогического дуализма

Загрузка...

УДК 159 + 37.015.323:612.821(075.8)
УДК 316.6 + 37.013.42(075.8)

Мальцева Татьяна Евгеньевна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры психологии, социальной работы и реабилитации Луганского государственного университета имени Владимира Даля

 

На первый взгляд кажется, что каузальность детерминации процесса формирования и развития социально-профессиональной субъектности будущих специалистов с функциональными различиями очевидна, но все же для выяснения внутреннего психологического механизма его мотивации, это понятие требует уточнения и научного толкования.

Переориентация жизнедеятельности человека с функциональными различиями на субъектную профессиональную деятельность, заставляет обратиться к философских аспектов детерминизма, его методологического принципа, который, по мнению П. Алексеева, является одновременно и основополагающим принципом философского учения о бытии [Алексеев П. В.. Философия / П. В. Алексеев и др. М., 1996.].

Термин детерминация происходит от латинского determine (определяю) и означает обязательную определенность всех вещей и явлений в мире другими вещами и явлениями. Дуализм, двусмысленность этого определения появляется тогда, когда вместо понятия определенность в эту формулировку подставляют предикат обусловленность, потому что возникает мысль, будто факторы, которые детерминируют, выступают в роли условий, хотя они, при всей своей значимости, являются лишь одним из этих факторов.

Различая большое разнообразие форм детерминации, отзеркаливающих многогранный мир и взаимосвязь явлений, обратим внимание на казуальную, в определении которой уже изначально заложена неоднозначность (от лат. causa причина; социологический словарь - случай, случайность), причинно-следственность, потому что формирование социально-профессиональной субъектности у будущих специалистов социальной сферы с социально-функциональными отличиями требует понимания научных детерминаций именно в этом русле. Причина получения высшего образования такими людьми выступает важнейшим элементом системы детерминирующих факторов. Однако говорить о полной казуальности (случайности) причинно-следственных связей изменения социальной роли людей с социально-функциональными отличиями не приходится, поскольку у заключенных - это мотивация повышения социального статуса для ресоциализации в обществе, у пенсионеров - повышение уровня квалификации с целью оставаться востребованным, а у людей с инвалидность - интеграция и адаптация в обществе мотив стать субъектом деятельности [Мурашко И. Введение в философию в 2-х частях / Игорь Мурашко. Ч. 2. [Теория и методология. Проблемы, понятия, принипы]. М., 1989.].

Анализируя историческое развитие самого понятия детерминизма с философской позиции, наблюдая трансформацию детерминизма классического (метафизического, механистического) в детерминизм постклассический - диалектический, становится понятна неоднозначность, некая двойственность, иначе говоря, дуализм современного подхода в его понимании [Невлева И. М. Философия / И. М. Невлева. М., 1997.].

Однако по своей сути понятие того, что ничего в мире случайного нет и быть не может, что, в отличие от философии Эпикура, соответствует новой метафизической концепции Демокрита и представлению Ф. Бекона, Т. Гоббса, Б. Спинозы, Р. Декарта, Ж. Ламетри, П. Гольбаха и других философов Нового времени. которая до конца все еще не понятна, не доказана и не имеет однозначного трактования [Введение в философию: учебник для вузов в 2-х частях / [под ред. И. Т. Фролова]. М., 1990.].

Огладываясь назад, в историю, заметим, что еще в 1814 году, основываясь на идеях И. Ньютона [Ньютон И. Математические начала натуральной философии / И. Ньютон. М.: Наука, 1989.] и К. Линнея [Линней К. Философия ботаники / К. Линней ‒ М.: Наука, 1989.] о математических началах натуральной, природной философии, П. Лаплас основал естественнонаучный детерминизм [Лаплас П. Опыт философии теории вероятностей. Популярное изложение основ теории вероятностей и ее приложений. [Перевод под ред. Власова А. К., пр.-доцента Московского университета] / П. Лаплас М., 1908.], который представлял собой причинно-следственные связи в механизме воздействия или влияния причины на следствие, когда, по мнению П. Лапласа результат детерминации неизбежно должен быть таким: представляв собою мехінізм дії причини на наслідок, тобто на результат детермінації, який, на думку П. Лапласа, однозначно мав бути таким:

- отрицание возможности других, помимо каузальных, связей в бытии;

- утверждение монокаузализма как справедливого результата инверсии базового постулата;

- отождествление случайности с непознанной каузальностю, что отрицает случайность в принципе;

- трактовка свободы как познанной необходимости.

Интересно, что в толковании случайности П. Лапласом тоже проскальзывает некая туманность, необъективность, поскольку случайность приравнивалась к незнанию причин, что само по себе не всегда доказуемо, хотя обеспечивалось согласованностью с теорией имоверностей [Лаплас П. Опыт философии теории вероятностей. Популярное изложение основ теории вероятностей и ее приложений. [Перевод под ред. Власова А. К., пр.-доцента Московского университета] / П. Лаплас. М., 1908.].

Понятно, что такая неоднозначность в подходах к определению самого понятия детерминации не может четко прояснить обоснование трактовки совершенно нового понятия детерминации социально-профессиональной субъектности в развитии жизнедеятельности будущих специалистов с социально-функциональными отличиями. Тем более, что термины и понятия социально-профессиональная субъектность и социально-функциональные отличия не существуют в философском тезаурусе современной научной школы. Поэтому, объясняя значение и роль самих терминов и механизмы их детерминации, обратим внимание на дуализм, иногда даже на взаимоисключающие причины в двух ипостасях этого явления: с одной стороны, субъектность личности имеет метафизическое трактование, а с другой ‒ природоведческое, то есть наблюдается влияние причины на следствие. Обращаясь к проблеме детерминации субъектности будущих специалистов социальной сферы с функциональными отличиями со стороны общества, его социальной политики, становится понятно, что целесообразнее будет рассматривать эту проблему не на уровне личности, а на уровне взаимодействия личности и общества, поскольку это свобода личного выбора деятельности в интересах самого общества.

История философии дает возможность убедиться, что проблема личного выбора деятельности в разные времена понималась и решалась по-разному.

Высокие моральные принципы людей Древнего Рима, Греции понятие свободы деятельности человека отождествляли с его социальным статусом. Проводя параллель понимания высокого статуса человека с его способностями, умениями, интеллектуальным развитием, люди античности считали, что человек, имеющий достаток, материальное благосостояние вправе чувствовать себя свободным по отношению не только к рабам, но и людям с низким материальным достатком. Бедный человек не имел права выбора своей деятельности, т. е. субъектом деятельности по объективным причинам он быть не мог, его род занятий определялся власть имущими, которым он обязан был полностью подчиняться.

Духовенство, которое царило во времена средневековья, тоже не способствовало развитию субъектности и свободы как обычного человека, так и тем более с функциональными отличиями. По мнению Н. А. Бердяева, недостаточность средневекового сознания прежде всего заключается в том, что не была раскрыта по-настоящему свободная, творческая сила человека и человек в средневековом мире не был отпущен на свободу для свободного творческого дела, для свободного созидания культуры [Бердяев Н.А. Антология / Н.А.Бердяев Кн. 1. СПб.: Изд-во Русского христианского гуманитарного института, 2004. 572 с.].

История показывает, что среди лиц с социально-функциональными отличиями, объединенных нами в одну социальную группу, люди с ограниченными возможностями находились, на первый взгляд, в более привилегированных условиях по отношению к другим, даже пожилым и старикам, если они не были из знатного рода. Однако, освобождая людей с ограниченными возможностями от тяжелого физического труда, с которым они и так бы не справлялись, государство не брало на себя ответственность за содержание этих людей, что вынуждало их попрошайничать, нищенствовать, голодать.

Следовательно, средневековая идеология и политика не способствовала развитию личности человека, причинно-следственные связи его деятельности устанавливались четкой регламентацией отношения к нему со стороны общества, руководящей элиты, философии общественных отношений того времени, что, безусловно подавляло его как личность, не давало стать субъектом деятельности, ограничивало в профессиональном выборе. Для того, чтобы человеку с социально-функциональными отличиями стать субъектом деятельности, необходимо было проявить особый талант, волю, способности, суметь повернуть свою жизнь в новое русло, но в Западной Европе этот процесс начинается только с эпохи Возрождения. Н. Бердяев характеризует этот исторический период как расцвет человеческих взаимоотношений в обществе, направленных на становление личности, ее свободу, самосовершенствование, развитие духовности, культурной жизни и творческих сил [Бердяев Н.А. Антология / Н.А.Бердяев Кн. 1. СПб.: Изд-во Русского христианского гуманитарного института, 2004. 572 с.].

Таким образом, возникало стремление обозначить особую сферу деятельности для человека с социально-функциональными отличиями, куда не могли бы вмешиваться ни государство, ни общественность, которые могут ограничить ее субъектность, свободу, право выбора деятельности. Эволюция субъектности деятельности ‒ это путь от свободы выбора деятельности к становлению личности как субъекта, ответственного за свой выбор и за свою жизнь. Английская Великая хартия вольностей, американская Декларация Независимости, французская Декларация Прав человека и гражданина, Русская правда (Конституция) декабриста П. Пестеля и другие акты - это вехи этого сложного и медленного пути.

Однако, надо отметить, что философское понимание человеческой свободы никогда, а в ХУ111-Х1Х ст. особенно, не соответствовало реальности, поскольку перекрещивание ее определенных пределов противоречит применению властью ее основных функций ‒ защиты граждан своей страны. Даже революционные взгляды Ж-Ж Руссо, которые охватили Францию XIX века, не удовлетворили ожидания миллионов граждан, хотя многое изменили в их жизни.

Все же так происходило не во всем мире. Мусульманский и исламский мир Востока очень отличался и сегодня отличается от Европы своеобразным представлением о субъектности деятельности, в основе которой лежит свобода и непривычные гендерные роли и их специфика. Это настораживает и отпугивает иноземцев и, несмотря на все своеобразие подходов, дает стабильность и чувство защищенности его гражданам.

Итак, следует признать, что, рассматривая детерминацию социально-профессиональной субъектности под углом развития человеческой субъектности деятельности вплоть до наших дней, этот процесс складывается не в пользу личности, ее свобод и плодотворного функционирования. Надо признать, что наше представление о субъектности деятельности людей с социально-функциональными отличиями является революционным, поскольку даже среди обычных людей в основу общественных отношений закладывается принцип подчинения человека человеку, человека ‒ государству, различным коллективам, где над всеми другими принципами возвышается принцип единства, наиболее значительно обусловленный в философии Гегелем: во Всемирной истории ... индивиды служат лишь в качестве средства ее поступательного движения [Encyklopadie der philosophischen Wissenschaften im Grundrisse’, 1817].

История человечества ‒ это удел каждого человека, который является частью общества, в котором родилась, училась взаимодействовать, подчинялась определенным законам, самореалізовувалася как личность и профессионал. И от того, каким будет жизнь отдельного человека, насколько полно ему удастся реализовать свои потенции, способности, таланты и возможности, будет зависеть не только качество ее жизни, достижение собственного опыта, но и судьба общества, которому она принадлежит. Понятие собственной свободы для людей, находящихся в местах лишения свободы, настолько актуально, что порой играет основную жизненную роль в понимании прав и свобод, той границе, которая разделяет свободу человека от нарушения законов. Трудно переоценить значимость процесса формирования и развития социально-профессиональной субъектности этой категории людей как направление и получение инструментария для достижении успеха, воспользовавшись которым, трудно промахнуться.

Признание детерминированности человеческих поступков дает объективную картину (основу) для научной оценки казуалізму (казуалізм, каузальность, от лат. casus ‒ случай, случайность; учение, которое обосновывает, что основой мироздания является случай, случайное стечение обстоятельств) в детерминации социально-профессиональной субъектности лиц с функциональными различиями. Центральным звеном механизма детерминации социально-профессиональной субъектности таких людей являются их потребности и интересы, ибо, именно с их помощью и через них объективное переводится в субъективное и благодаря им формируется специфический социальный субъект со своими стремлениями, целями, ожиданиями; они побуждают людей с функциональными различиями к деятельности, являются источником их активности [Бондаренко Н. Г. Принцип детерминизма в коммуникативной теории общества: Дис. д-ра филос. наук: 09.00.11 / Н. Г. Бондаренко. Ростов н/Д, 2004. С. 52.].

Особи з соціально-функціональними відмінностями відрізняються від звичайних людей тим, що змістовні характеристики наукової оцінки казуалізму в детермінації соціально-професійної суб’єктності осіб з функціональними відмінностями значно ускладнюють їх внутрішні детермінанти (від грец. determi-nans,-ntis - визначальний): психологічний стан, фізичні вади, стан здоровʼя, інтелектуальний і освітній рівень та ін. (статична віктимність); і зовнішні (нерідко це їх спотворені уявлення про свою власну долю і роль в житті суспільства, динамічна віктимність). Це ускладнює природню каузальність в детермінації їх соціально-професійної субʼєктності.

Виступаючи смисловими детермінантами, вони одночасно є причинами пасивності і мотивами субʼєктності, оскільки люди діють у відповідності зі своїми потребами і інтересами. Серед завдань вищої школи є головна: як зробити, щоб бажання отримати вищу освіту стало спонукальним мотивом до діяльності, а потреби та інтереси були усвідомлені. Тому свідомість у вигляді усвідомлених спонукань виступає необхідною ланкою в ланцюзі детермінації діяльності людей з соціально-функціональними відмінностями. У структурі їх діяльності можна виділити наступні елементи: мета, засіб, результат.

Каждая категория в определенной группе клиентов высшего инклюзивного образования, к которой относятся люди с социально-функциональными различиями, должен осознать свое собственное представление о Я ‒ идеал, конкретизировать качества, характеризующие этот идеал, среди которых непременно должны превалировать такие, как внутренние потребности, мотивы, и достаточное желание видение путей выбора средств для осуществления поставленных целей. Правильно поставленная цель и соответствующие средства ее достижения с большей вероятностью позволяют людям с социально-функциональными различиями достичь адекватного результата.

В таблице 2.1 показано, как детерминанты (в данном случае ‒ внешние и внутренние признаки и факторы, направленные на получение высшего образования) получают диалектическое единство.

Таблица 2.1

Детерминация формирования социально-профессиональной субъектности у лиц с социально-функциональными отличиями

п/п

Категория клиентов

Детерминанты

Сдерживающие факторы

-

Лица с ограниченными возможностями

Внешние: высокий интеллектуальный уровень; материальное положение семьи; родители или опекуны, готовы поддерживать, помогать.

Внутренние: потребность в развитии и востребованности в обществе; чувство самоуверенности, желание самореализоваться, большой внутренний потенциал; желание быть полноправным членом общества, субъектом деятельности

Психологическое, физическое или психическое состояние здоровья; низкое материальное состояние семьи, дисфункциональная семья; виктимность;

отсутствие потребности, мотивации к развитию; низкий уровень самооценки; вредные привычки; низкий моральный уровень;

недостаточное или полное отсутствие интеграции

-

Лица, находящиеся в местах лишения свободы

Внешние: достаточный уровень образования; материальное положение семьи; родители или опекуны, готовые помогать.

Внутренние: потребность в реабилитации, развития и желание изменить к лучшему свою жизнь; чувство собственного достоинства, желание получить или изменить профессиональное образование; самореализоваться, большой внутренний потенциал; желание быть полноправным членом общества, субъектом деятельности

Психологическое, физическое или психическое состояние, здоровье, низкое материальное состояние семьи, дисфункційна семья; виктимность;

отсутствие потребности, мотивации к развитию; низкий уровень самооценки; вредные привычки; низкий моральный уровень; виктимность; полное отсутствие интеграции

-

Пенсионеры

Внешние: достаточный уровень образования; нормальное физическое состояние здоровья; дети ‒ взрослые, не нуждаются в помощи родителей.

Внутренние: функциональные потребности не потеряны; желание быть нужным обществу; чувство собственного достоинства, мотив повысить профессиональный уровень или сменить профессиональное образование; потребность в самосовершенствовании; большой внутренний потенциал; желание быть полноправным членом общества, субъектом деятельности

Психологическое, физическое или психическое состояние, здоровье; низкое материальное состояние;

отсутствие потребности, мотивации к развитию; низкий уровень самооценки; вредные привычки; низкий моральный уровень; виктимность.

 

Как видим из таблицы, определяющие и сдерживающие факторы поступления в ВУЗ между этими категориями клиентов почти одинаковые, поэтому в детерминации исследуемой проблемы их смело можно объединить в одну группу ‒ лица с социально-функциональными различиями, в которых не сформирована социально-профессиональная субъектность. Поступив в ВУЗ, эти люди нуждаются в особых условиях обучения, отличных от обычных студентов, поэтому вполне логичным будет их назвать ‒ будущие специалисты по социально-функциональными отличиями.

В детерминации процесса формирования социально-профессиональной субъектности данной группы лиц нужно осознать важность соотношения реального и желаемого, что влияет на уровень потребностей, поскольку именно потребность является внутренним стимулятором активности в действия. Противоречие между реальным и желаемым создает проблему, но ее можно и нужно решать, создавая соответствующие условия. Такими условиями для лиц с социально-функциональными различиями мы видим высшее образование, создание поля субъектного развития в учебно-воспитательной среде ВУЗА, учитывая учебно-функциональные различия студентов, создание структурной подсистемы инклюзивного образования, которая войдет в общую систему высшего образования в едином европейском учебном пространства.

Специфической особенностью факторов детерминизма процесса формирования социально-профессиональной субъектности лиц с функциональными отличиями являются включенность в детермінаційний цепь, наряду с материальными, идеальных компонентов. Осознание своих потребностей, интересов, целей является переход объективной детерминации в субъективную, условия формирования и функционирования субъективного фактора общественно-развивающего процесса. Интерес является существенно значимым стимулом для человека с функциональными отличиями в изменении деятельности или в усилении активности, что определяется переходом объективной детерминации в субъективную.

Интерес ‒ это движущая сила, направленная на формирование внутренней мотивации лиц с социально-функциональными отличиями. Философы объясняют научную сущность интереса: это сознательная направленность деятельности субъекта на выбранные объекты для удовлетворения своих потребностей, именно в интересе в соответствии с уровнем развития общества, социальным положением субъекта, местом, занимаемым им в исторически определенной системе общественного производства, избирательным отношением к социальным условиям жизни, тенденций, возможностей объективной действительности, выражаются потребности субекта. В интересе соотносятся потребности субъекта как социального существа с объективными возможностями общества, с социальными условиями [Головашенко И. О. Специфика социального детерминизма: Дис.. .. канд. филос. наук: 09.00.01 / Ирина Олеговна Головашенко. ‒ М., 1984.].

Но интерес ‒ это лишь стимулирующий фактор, чтобы он активизировал действия по удовлетворению потребности, надо, чтобы это была осознанная потребность, которая бы включала субъектность деятельности, что влечет за собой определение конкретных целей в достижении высшего образования, выбор средств их достижения: определение профессии, учебного заведения и организация сущностных сил, что позволит лицам с функциональными различиями реализовать возможность субъектно-профессиональной деятельности. При этом надо заметить, что для достижения успеха объективные условия должны слиться с интересами субъекта.

Цель выступает как непосредственный идеальный, детерминирующий фактор деятельности, направленный на преобразование и создание нужных продуктов деятельности, в то время как потребность лишь побуждает людей к действию. [Маркс К. Сочинения / К.Маркс, Ф. Енгельс. ‒ Т.З. ‒ М.: Наука, с. 245. ‒ [Електронный ресурс]. ‒ Режим доступа: http://cheloveknauka.com].

У лиц с социально-функциональными отличиями непосредственно идеальная цель сформировать социально-функциональную субъектность не может появиться без неосознанной внутренней потребности - получить высшее образование и возможность изменить свой социальный статус.

Источниками формирования целей являются потребности субъекта, а также объективные условия, реальные возможности действительности. Цель является производной от объективной детерминации. Деятельность человека подчиняется законам внешнего мира, природы, но она является продуктом процессов его субъектности. Иными словами, связь между внешним и внутренним определяется связью между объектом и субъектом. При этом объектом может быть результат деятельности субъекта, для достижения цели-результата субъект создает материальный или нематериальный продукт, ценности здесь определяются мотивами и целями субъекта. И. Головащенко вводит в понятие достижения цели кроме понятия ценностей, которые, по мнению автора, определяются средствами. Средствами могут быть только те вещи, которые соответствуют цели [Головашенко И. О. Специфика социального детерминизма: Дис.. .. канд. филос. наук: 09.00.01 / Ирина Олеговна Головашенко. ‒ М., 1984.].

Определяя субъектность деятельности и ее детерминанты, нельзя не заметить, что достижение цели всегда осложняется реальными условиями. Если цель не соответствует действительным условиям ее достижения, возникающие имеющиеся препятствия, такая ситуация достижения целей называется проблемой [Гоббс Т. Сочинения: в двух томах. Т. 1. / Т. Гоббс. М. : Мысль, 1989].

Важнейшим этапом решения проблемы является поиск или создание условий для перехода мнимой цели в ее действительное достижение. Именно поэтому мы определяем цель как объект, а процесс, который субъект создает для достижения этой цели, на наш взгляд и является субъектной деятельностью. То есть говоря о формировании социально-профессиональной субъектности у лиц с социально-функциональными отличиями, процесс обучения, или учебная деятельность, является субъектной деятельностью, а формирование социально-профессиональной субъектности - объект или продукт этой деятельности, который, в свою очередь, для высшего учебного заведения цель сформировать у лиц с социально-функциональными отличиями социально-профессиональную субъектность конгруэнтна предыдущей. В дальнейшем социально-профессиональная субъектность в жизнедеятельности лиц с социально-функциональными отличиями станет средством для достижения новой цели-объекта - стать материально независимыми. Именно это, на наш взгляд, определяет соотношение между субъектом и объектом деятельности. Даже если условия для достижения цели кажутся идеальными, процесс деятельности всегда порождает определенные препятствия и трудности, есть проблемы, которые человеку предстоит преодолеть. Объективные условия жизнедеятельности субъекта непосредственно находят отражение в потребностях, породжучи и определяя их качественно и количественно. Объективные условия, следовательно, выступают определяющей стороной в их взаимодействии с потребностями. Потребности же, определенные проблемами, требуют деятельности субъекта по преобразованию условий из объективных структур реальности в субъективные [Головашенко И. О. Специфика социального детерминизма : дис.. .. канд. филос. наук: 09.00.01 / Ирина Олеговна Головашенко. ‒ М., 1984.].

Объективные, на первый взгляд, условия виктимизации лиц с социально-функциональными различиями определенным образом интериоризируют иждивенческое, потребительское поведение, которое является причиной отсутствия социально-профессиональной субъектности. Образуется предательская цепочка, которая ведет к зависимости от других людей, строится жизненный путь, психологически направленный на постоянное избегание или преодоление неудач, в отличие от того, целью которого является достижение успеха. Виктимность личности заставляет лиц с социально-функциональными отличиями именно так воспринимать действительность. Напрашивается вполне логичный вывод, что материальная помощь со стороны государства, иждивенческая позиция, виктимность в структуре их личности влияют на формирование мотивации, которая предполагает субъектное отношение, общечеловеческую и гражданскую ценностную оценку своих действий, роли и места в общественной жизни.

Следовательно, существенным элементом в мотивации человеческой деятельности является ценностный элемент. Одним из оснований значимости этого элемента является отношение человек - мир [Аскин, Я. Ф. Философский детерминизм и научное познание / Я. Ф. Аскин. М.: Мысль, 1977. С. 97-180.]. Бинарность понимания места и роли человека в самом общем плане заключается в кажущейся дуальности того, что:

а) человек есть фактор развития мира;

б) мир является фактором развития человека.

Развитие цивилизации ‒ это продукт развития человека, и наоборот. При всей диалектике этих отношений, различия, бесспорно, очевидны. Как же перестроить сознание человека с социально-функциональными отличиями с объекта, который зависит от превратностей мира, в субъект, который преодолевает проблемы, возникающие на пути и человек при этом выступает как одно из условий изменения мира, и именно это свойство его функций становится определяющим. Чтобы мир стал фактором развития человека, в его сознании он не должен быть враждебным, проблемы непреодолимыми, поэтому неоконченной представляется мысль И. Головащенко, которая считает, что не имеет значения, что есть мир сам по себе, важнее то, как мир относится к человеку с ограниченными возможностями [Головашенко И. О. Специфика социального детерминизма : дис. .. канд. филос. наук: 09.00.01 / Ирина Олеговна Головашенко. ‒ М., 1984.].

Естественно, что для лиц с социально-функциональными отличиями ощущение мира является искаженными, болезненными, преувеличенными в своей враждебности, поскольку постоянно приходится решать проблемы, которые у здоровых, свободных и успешных людей намного меньше и воспринимаются они ими совсем иначе. И здесь возникает еще один момент - невозможность ограничиться познанием мира, данным обычному человеку в его деятельности. Возникает вопрос: как должен поступать человек с социально-функциональными отличиями? Мало того, что он должен овладеть способом познания мира, он еще должен действовать, исходя из понимания того, что нужно именно ему. А такое понимание невозможно без оценки окружающего мира в его отношении к человеку и без познания этого отношения [Лейбниц, Г. В. Сочинения в 4 т. / Г. В. Лейбниц. М., 1983. Т. 2. С. 229.].

Переход от виктимности к интернальности наблюдается с начала развития цивилизации. Путь человечества с его зарождения наполнен опытом перестройки своего сознания от виктимного к интернальному, а значит ‒ субъектному, потому что еще первобытный человек всегда сначала чувствовал себя жертвой, потому что мир представлялся ему как что-то жестокое, чуждое и враждебное и, в то же время, если преодолеть эти чувства, в нем же можно было найти пищу, защиту и спасение. То есть, в самой природе человека генетически заложено умение решать проблемы, возникающие на пути достижения цели, различать субъектное и объектное.

Еще раз придется подчеркнуть, что для лиц с социально-функциональными отличиями это качество становится еще более существенным, поскольку речь идет о формировании социально-профессиональной субъектности, которая не свойственна большинству из таких людей или утрачена ими по разным причинам. Социально-функциональные различия для них ‒ это зачастую причина воспринимать мир как объективную непреодолимую реальность, которая вполне удовлетворяет и должна быть такой, какая есть. Ощущение своей отчужденности, ненужности в мире законов природы может стать стержнем отношений человека с социально-функциональными различиями с миром, который определит наличие количества и качества его потребностей, как результат. Опровергнуть это не легко, но без этого формирования социально-профессиональной субъектности у лиц с социально-функциональными отличиями не будет иметь процессуально-ценностный характер, скорее всего, будет аморфным и искусственным.

Для каждого человека мир и его действительность есть что-то свое, индивидуальное, поскольку мир такой, каким мы его воспринимаем. Примером может быть то, что в одной и той же семье, одни и те же родители воспитывают детей, которые думают по-разному, действуют по-разному и живут по-разному, в группе студенты слушают одни и те же лекции одних и тех же преподавателей, но одни становятся выдающимися профессионалами, а другие ‒ беспомощно и безрезультатно проводят свою жизнь. То есть люди думают не одно и то же что-то, они думают об одном и том же по-разному. Было бы ошибочным провозглашать какой-нибудь взгляд, точку зрения единственно приемлемой. Но тогда опять возникает вопрос ‒ что есть истина?. Марксизм утверждает, что истина на стороне прогрессивных общественных групп. А как быть, если среди этих групп появились разногласия? Ведь их нельзя мерить приверженностью к ранее единой позиции [Аскин Я.Ф. Философский детерминизм и научное познание / Я.Ф.Аскин. М., 1977.; Кассирер, Э. Познание и действительность (Понятие о субстанции, понятие о функции) / Э. Кассирер. СПб., 1912. С. 34.].

Таким образом, есть научная теоретико-методологическая необходимость осознать детерминанты таких новых понятий, как лица с социально-функциональными отличиями и социально-профессиональная субъектность. В данном случае необходимо, чтобы появилось новое осмысление, новое отношение, научные оценки детерминации социально-профессиональной субъектности будущих специалистов с социально-функциональными отличиями. Возможно, что их субъектное отношение к окружающему миру не является необходимостью, но именно оно порождает социально-профессиональную субъектность, направленную на осознанную, продуктивную, целеустремленную жизнедеятельность. Детерминация этих понятий лежит в основе механизма моделирования процесса формирования социально-функциональной субъектности будущих специалистов с социально-функциональными отличиями.

Загрузка...
Комментарии
Отправить