Актуальность психологической семантики в структуре текста

Загрузка...
Под актуальным смыслом слова в лингвистике принято понимать то содержание, которое имеется или проявляется в условиях конкретной ситуации общения, связано с функцией языковых средств различных уровней [2, с. 7-9]. Данное явление рассматривают также как многозначность слова, т.е. возможность использования в разных значениях, что обусловлено контекстом.
 
Содержание слова представляет собой многоаспектное явление, оно зависит от целей и задач исследования: оценка семантики, формы или функций; стилистические особенности; историческое или современное состояние; характер взаимодействия коммуникантов и т.д.
 
Практика речевого общения в текстовой коммуникации показала, что слово способно иметь, сохранить и развить различный объем информации: исходная, приращенная, диагностическая, объективно-субъективная; событийная, философская, психологическая, эстетическая и др. [11, с. 35]. Перечисленные типы информации формируются в тексте, зависят от речевой ситуации, функций языковых средств, процессов порождения и восприятия содержания при текстовой коммуникации.
 
Отличительной особенностью этого процесса является то, что данные информационные типы могут быть актуальными, ведущими и фоновыми, что также детерминировано целями общения, их необходимостью в реальном существовании текста. Среди информационных типов могут быть наиболее значимыми, максимально передающие объем знаний, представлений о мире предметов, состояний, отношений между коммуникантами, оценки ситуаций и т.д. Поэтому под информацией принято понимать знания о мире, что также связано с познавательным и образовательным процессами.
 
Анализ текстовой информации непосредственно мотивирован оценкой содержания слова и текста, тем смыслом, который зависит от возможностей языковой системы и ее пользователей. В ходе лингвистических исследований выработана классификация, отражающая различные подходы в рассмотрении информационной дифференциации семантики текстов, к числу которой чаще всего относят наличие логической и эстетической информации. И.Р. Гальперин выделял прежде всего содержательно-фактуальную, содержательно-концептуальную и содержательно-подтекстовую разновидности [5, с. 38]. Н.С. Валгина с учетом функций текста дифференцирует виды информации: фактологическая по эмпирическому уровню познания; концептуальная и гипотетическая по теоретическому уровню познания; методическая по способу и приемам усвоения информации; эстетическая и оценочная категориальная, нравственно-эстетическая; инструктивная с ориентацией на определенные действия [3, с. 75].
 
Безусловно, функциональная значимость текста в коммуникативном пространстве способствует тому, что он в процессе общения развивает отдельные виды содержания (в широком смысле слова), актуализирует или переводит в фоновую [10, с. 15; 11, с. 35] один из них. Поэтому при коммуникативном подходе к изучению смысловой структуры текста следует обращать внимание на наличие в нем различных типов информации, их распределение по функциональной значимости, особенностям порождения и восприятия в процессе речевой деятельности, а также объективности или допустимой субъективности при оценке фактов и т.п. При этом не следует забывать о соотношении содержания и формы как необходимого условия существования текста в системе языковой культуры.
 
Специфика текстообразующей функции единиц различных уровней состоит в их взаимодействии и распределении по актуальным, ключевым и фоновым, и имеющих дополнительный или грамматический характер, компонентам. Глагольные лексемы могут выполнять несколько обязанностей в структуре предложения и текста. Как правило, в предложениях, если они употребляются в своей основной исходной форме, чаще всего являются предикатами. Приобретая грамматическую форму существительного и прилагательного, синтаксические позиции которых увеличивают семантический объем глагольных лексем, дополнительно в тексте развивается информационное поле. Одним из компонентов нового содержания становятся психологические сведения о поведении, характере, внутреннем и внешнем проявлениях физического и психологического состояния человека. Данные сведения могут иметь объективный и субъективный признак, зависящий от знаний автора (порождение информации), читателя (восприятие информации), а также состояния языковой системы, от свойств речевой ситуации. Эти особенности не только отражаются на семантике текста, но являются одним из способов развития сюжета, информационных типов самого текста.
 
Объективным способом передачи психологической семантики можно считать употребление глаголов «говорения». Их текстовое разнообразие обусловлено использованием синонимов, разностилевых вариантов как авторской индивидуальности. Когда общепринятое в системе языка значение соответствует норме употребления, информация обеспечивает исходное содержание, и, если в тексте происходит расширение содержания слова во взаимодействии с другими лексемами, то осуществляется развитие языковой системы.
 
Продуктивно в связи с этим изучение роли единиц системы языка как текстовых единиц различного содержания и формы. Об этом писали многие исследователи, используя следующие понятия: информемы, в рамках коммуникативной стилистики как единицы информативно-смыслового уровня текста [2, с. 45]; поэтемы [12, с. 40]; текстемы [8, с. 56]; экспрессемы [7, с. 15]; текстовые единицы (портретные, пейзажные, психологические, философские, времени года и др.) [11, с. 103] и т.п.
Основной формой выражения таких текстовых единиц является слово в его исходном или коммуникативно обусловленном ином содержании, что зависит от исторического развития языка, культуры и пользователей. Порождение и восприятие информации различного типа, актуализация отдельных видов зависят от конкретных коммуникативных ситуаций, речевой деятельности языковой личности, целей и задач общения. Это также связано с психологией речи, и, следовательно, позволяет принять наличие текстовых психологических единиц.
 
Примером творческого использования глаголов с семантикой «говорения» служат диалоги, авторское употребление сходных и противоположных по значению лексем в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети». Так, с первых строк писатель сочетает нейтральные слова и те, которые содержат дополнительное социальное, психологическое, гендерное значения. Это происходит естественным образом, т.к. речевая деятельность взаимосвязана с психологическими состояниями человека, обретающими словесную форму.
В русском языке существует несколько глагольных лексем с нейтральным и эмоциональным содержанием, которые описывают процесс говорения. И.С. Тургенев не только передает разговор, который состоялся между героями, но одновременно мотивирует их речевое поведение, характер, психологические состояния.
 
Например:
Кирсанов Николай Петрович – спрашивал, повторил (барин лет сорока с небольшим…в запыленном пальто и клетчатых панталонах) – глагол спрашивал в форме несовершенного вида и многократного действия, что выражает состояние беспокойства и ожидания, которое завершается, т.е. повторил, но вновь через повтор сохраняет ту же информацию.
 
Петр – ответствовал (слуга…, молодого и щекастого малого…с тусклыми глазенками; сережка в ухе, напомаженные разноцветные волосы; учтивые телодвижения; все изобличало человека новейшего, усовершенствованного поколения; посмотрел снисходительно; вторично ответствовал; доложил) – поведение слуги одновременно отражает его социальное положение и принадлежность к новому времени, т.е. он посмотрел снисходительно, поэтому с мнимым достоинством ответствовал, а не отвечал.
Кирсанов Николай Петрович – закричал, твердил, прибавил, приговаривая (казался гораздо встревоженнее своего сына; он словно потерялся немного, словно робел) – автор объясняет психологическое состояние своего героя.
 
Аркадий – говорил, отвечая, остановил, сказал, перебил, спросил, спросил (повтор) – в данном случае использованы нейтральные глаголы, передающие норму поведения в диалоге.
 
Кирсанов Николай Петрович – начал, продолжал, заговорил, подхватил, хлопотливо говорил, вскрикнул, говорил – вновь глаголы передают беспокойство, повышенную эмоциональность, и, как отмечает писатель, хлопотливо говорил, т.е. вновь используются формы длительного незавершенного действия в сочетании с глаголами, семантика которых передает продолжительность разговора: продолжал, заговорил, подхватил.
 
Базаров – отвечал, не отвечал, обратился к ямщику – глаголы нейтрального характера обозначают участника диалога без комментария, что создает семантику сдержанности или осторожности, отстраненности; при этом стандартное обозначение действия в разговоре отвечал или не отвечал противопоставлено более сложной семантике в глагольном слове обратился при нормативном в этикете характере.
 
Кирсанов Николай Петрович – продолжал – диалог продолжается, но появился глагол процедил сквозь зубы, когда речь зашла о наемных работниках, что уже дополнительно создает в тексте семантику социально-психологического характера.
 
Петр – промолвил, прибавил презрительно – речевое поведение вызвано диалогом с ямщиком, т.е. вновь социально-психологическая мотивация поведения.
Кирсанов Николай Петрович – промолвил, заметил, начал – в разговоре с сыном о положении дел в доме, воспоминаниях о детстве меняется психологический тон, поэтому далее он прибавил, запнулся, продолжал, проговорил, отвечал, заметил.
 
Аркадий – заметил, развязно спросил, подхватил, повторил, заметил, промолвил – появились стилистически окрашенные архаичные формы глаголов, подтверждающие приспособленность по психологическому признаку речи сына к настроению отца, их заинтересованность в обсуждении темы разговора.
Кирсанов Николай Петрович – умолк – действие переходит к описанию нового для него человека, друга сына.
Базаров – раздался голос, закричал – диалог переходит на новый уровень, но нет обращения к собеседникам, поэтому диалог завершен. И картина описания характеров героев завершается, происходит смена действия.
 
Автор также усиливает семантику глаголов за счет их сочетания с другими лексемами.
Стилистическое разнообразие глаголов «говорения», разрушение синонимии в данном случае создает эффект развития психологической семантики и динамизма в тексте. Общение между героями происходит на бытовом уровне и отражает особенности хозяйственного, семейного уклада, форму приветствия в виде диалогов, принятых в дворянской среде. Но именно в этой речевой ситуации происходит актуализация психологического семантического признака в структуре слова и текста.
Опыт лингвистического анализа текста, который является основополагающим для других видов изучения содержания различных научных и практических дисциплин, показал, что авторское творчество взаимосвязано с реальностью, допуская при этом определенную часть вымысла. Это соотношение служит обогащению коммуникации. Не случайно многие исследователи занимались психологией сознания, речи, искусства [4, с. 95-113; 1, с. 326-385; 9, с. 70].
 
«Любое явление действительности, попадая в сферу искусства, перестает иметь значение только явления действительности, но в то же время становится знаком внутреннего мира художника» [6, с. 35], а это в свою очередь представляет еще один тип психологической семантики в тексте, это приводит к ее актуализации.
Объективность оценки актуализированной в текстовой и словесной структуре информации психологического типа зависит от учета всех достижений гуманитарных наук, знаний о свойствах языка, литературном творчестве, факторах истории, особенностях человека, его поведении и взаимодействии с другими членами сообщества. Лингвистический аспект современной коммуникации приобретает поэтому особенно значимую роль социально-психологического характера.
 
 
Литература
 
 
Арнаудов М. Психология литературного творчества. М.: Прогресс, 1970.
Болотнова Н.С. Коммуникативная стилистика текста: Словарь-тезаурус. Томск: Изд-во ТГПУ, 2008. С. 7-9.
Валгина Н.С. Теория текста. Учебное пособие. М.: Логос, 2003.
Выготский Л.С. Психология искусства. М., 1968.
Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981.
Горбов Д. Поиски Галатеи. Статьи о литературе. М.,?1929.
Григорьев В.П. Поэтика слова (На материале русской советской поэзии). М.: Наука, 1979.
Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. М.: Высшая школа, 1980.
Лилов А. Природа художественного творчества. М.: Искусство, 1981.
Папина А.Ф. Текст: его единицы и глобальные категории. Изд. 2, 2010.
Пискунова С.В. Тайны поэтической речи (грамматическая форма и семантика текста): Монография. Тамбов, 2002.
Руделев В.Г. Принципы сегментации поэтической речи // Поэтика литературы и фольклора. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1979. С. 71-78.
Тургенев И.С. Полное собрание сочинений: в 30 т. М
Загрузка...
Комментарии
Отправить