Уголовное уложение 1903 года

Уголовное уложение 1903 года стало последним, кодифицированным уголовно-правовым актом Императорской России. Интерес к изучению памятника уголовного права был вызван тем, что его создание явилось неоценимым вкладом в развитие русского права.

Поскольку были осуществлены самые смелые решения, совершенно новые для того времени. Проблема исследования имеет актуальность в современных условиях.

Об этом могут свидетельствовать периодичность изучение вопросов, касающиеся этого документа и высокий уровень разработанности в законодательстве царской России. Вопросам исследования посвящено множество работ.

В основном, материал изложен в учебной литературе и носит общий характер, но есть источники, в которых рассматриваются более узкие вопросы. Актуальность выбранной темы заключается в том, что с одной стороны, трактуется интерес к этой теме, с другой, ее недостаточная разработанность.

Также, анализ уголовного законодательства позволяет конкретнее проследить влияние на развитие права России общих закономерностей исторического процесса. Степень разработанности проблемы.

Историографию Уложения 1903 г. представляет «Обозрение хода работ по составлению уголовного уложения». Данная историческая справка, была составлена Государственной канцелярией и помещена в «Уголовное уложение с изложением рассуждений, на коих оно основано».

Отдельные сюжеты из истории Уголовного уложения 1903 года имеются в лекциях по уголовному праву профессоров Н. С. Таганцева, И. Я. Фойницкого, П. П. Пусторослева. И Работа Н. С. Таганцева — «Уголовное Уложение 22 марта 1903 года».

К работам этих людей нередко обращаются юристы и по сей день. Целью работы является изучение истории создания Уголовного уложения 1903 года, исследование его содержания и рассмотрение основных положений уголовного права.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач: Исследовать формирование и развитие уголовного права до принятия Уголовного уложения 1903 года Проанализировать развитие уголовного права в период с начала XI века по вторую половину XIX века

Рассмотреть историю создания Уголовного уложения 1903 года Изучить текст документа Уголовного уложения 1903 года Объект исследования – Уголовное уложение 1903 года.

Предмет исследования – содержание и значение Уголовного уложения 1903 года. При написании курсовой работы мной были использованы следующие методы исследования: - Анализ; - Индукция; - Формально-юридический;

Нормативная база – Уголовное уложение 1903 г., Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Артикул Воинский 1715 г., Соборное уложение 1649 г., Судебник 1497 и 1550 г., Русская правда. Теоретическая база – Н.С. Таганцев «Уголовное уложение 1903 года».

 

Тенденция развития уголовного права с начала XI века по вторую половину XIX века

 

История развития уголовного права в России своими корнями уходит в глубокое прошлое, и является предметом изучения в наше время.

Для того чтобы полностью понять какие же основные тенденции развития становились определяющими в истории российского уголовного права необходимо обратиться к основам права, к законам Древней Руси. Основным документом этого времени была Русская Правда, этот документ стал первым, который смог стать платформой уголовного права и повлекший за собой начальное развитие права в целом.

Этот документ предусматривал наказания за уголовные преступления исходя из устоявшихся обычаев. Основным наказанием можно было назвать то, которые было основано на принципе кровной мести, то есть оно исполнялось не определенным лицом, ответственным за это деяния, а родственниками.

Но, несмотря на принцип талиона, главное наказание, то есть смертная казнь, в ряде случаев могло быть заменено вирой. Так можно привести пару статей: «статья 4. Если кто ударит мечом, не вынув его из ножен, или рукоятью, то 12 гривен за обиду»,«Статья 5. Если же ударит мечом по руке и рука отвалится или усохнет, то 40 гривен».

Исходя из текста документа следует сделать вывод, что основным наказанием считалась вира, при этом смертная казнь была уместна, но только с решения родственников потерпевшего. Следующие на пути к полноценному нарастанию значения уголовного права стали Судебники 1497 и 1550 гг., сыгравшие огромную роль в становлении и развитии уголовного права Российского государства.

В отличие от Русской Правды Судебники содержали в себе перечень более суровых наказаний. При этом стоит сказать, что количество преступлений увеличилось соответственно.

Так, к примеру, появились должностные преступления (взятка, фальшивомонетчество, дача ложных показаний и т.д.). Основной тенденцией развития уголовного права в Судебниках 1497 и 1550 гг., явилось появлением наказаний публичных, с целью устрашения населения и выработки у них отталкивающего эффекта при мысли о совершении преступления.

Так, к примеру, появляется новый вид наказания, как торговая казнь – публичное битье кнутом на торговой площади. Исполнение таких наказаний часто напоминало картину устрашающего спектакля, который производил на публику взбудораживающее впечатление, заставляя народ задуматься над своим правовым статусом, а также желанием или нежеланием совершения преступного деяния.

Таким образом, понятия «устрашение, запугивание и позор» стали основополагающими в борьбе с лицами, преступающими закон. Появление Соборного Уложения 1649 г. стало следующим этапом в развитии уголовного права.

Этот документ, продолжил тенденцию развития целей наказания, это было не только устрашение, но и возмездие со стороны государства, изоляция и возмездие преступнику. Появились разнообразные виды смертной казни, теперь она была, по истине, жестокой, чем в предыдущих документах.

Так, к примеру, за фальшивомонетничество преступнику «заливали в горло раскалённое железо»; за богохульство или за преступления, связанные с религией следовало сожжение. Стоит отметить, что преступления против религии были поставлены на первое место, и им была отведена специальная глава в документе.

Продолжали практиковаться телесные наказания, разнообразие которых увеличилось. Теперь они были определены с той целью, что бы преступника могли видеть в толпе, это процедура стала называться клеймением.

Также можно было отнести: вырывание глаз, отрезание ушей и языка и т.д. Соборное уложение сделало значительный шаг вперед по сравнению с предыдущим законодательством.

Артикул воинский, принятый в 1715 г. стал еще одним звеном в цепочке последовательного становления уголовного права. Определяется понятие преступления. Им считалось общественно опасное деяние, причинявшее вред государству.

При этом преступления делится на умышленные, неосторожные и случайные. И соответственно уголовная ответственность наступала только при совершении преступления умышленного или неосторожного.

Цели наказаний преследуются те же, а именно устрашение, возмездие, изоляция преступника, но целью явилось также и эксплуатация труда преступника. Изменений в системе наказаний не произошло, осталась смертная казнь, телесные наказания, подразделяющиеся на членовредительские, клейменные и болезненные, тюремное заключение, каторжные работы, отстранение от должности.

Следующим и особенно важным документом следует назвать Уложение о наказаниях и исправительных 1845 г. Этот документ считают первым уголовным кодексом России. Оно представляло собой кодифицированный нормативный акт, содержащий нормы, регулирующие общие вопросы уголовного права и устанавливающие ответственность за совершение конкретных преступных деяний.

Стоит отметить, что впервые документ такого раздела имел Общую часть. Уложение делило правонарушения на преступление и проступки. Документ предусматривал обширную и сложную систему наказаний, которые в свою очередь подразделялись по разрядам, родам и степеням.

Была создана «лестница наказаний», в которой были обусловлены основные положение и подразделение по степени тяжести наказания. Уложение о наказаниях и исправительных было большим шагом вперед в развитии уголовного законодательства Российской империи, но в дальнейшем его использование было нелегким, поскольку с течением времени менялись и принципы и понятия государства в целом.

Таким образом, эти документы, регулирующие уголовное право и систему исполнения наказаний сыграли важную роль в становлении и развитии системы уголовного права Российского государства. . История создания

Уголовное уложение 1903 г. – последний по времени принятия законодательный акт российской империи в области материального уголовного права. В его истории отчетливо отражается как особенность Российского государства в целом, так и организация законотворческой деятельности в это время.

История создания Уголовного уложения не получила достаточного освещения. Официальная версия уложения была изложена в печатной записке статс-секретаря Фриша «О составлении проекта Уголовного уложения редакционной комиссией», приложенный к тексту доклада по проекту Уложения о наказаниях, а затем в пространном «Обозрении хода работ по составлении Уголовного уложения», подготовленном Государственной канцелярией на основе указанной записки и последующих материалов.

Основным источником норм уголовного права России к моменту отмены крепостного права являлось Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. 22 апреля 1881 г. Александру III был предоставлен план производства работ по пересмотру Уложения министром юстиции Д.Н.

Набоковым и главнокомандующим второго отделения князем С.Н. Урусовым.

Они полагали, что пересмотр уголовных законов стоит возложить на Второе отделение и министерство юстиции и для составления проекта нового Уложения учредить особый комитет из лиц «Знающих теорию уголовного права и судебной практикой». В дальнейшем предполагалось, что из членов этого комитета стоит образовать редакционную комиссию, на которую смогли бы возложить составление первоначального проекта уложения и объяснительной записки к нему, при этом предоставить право комитету и редакционной комиссии приглашать на свои заседания, с правом совещательного голоса чинов судебного ведомства, «и всех тех лиц, мнение которых признают полезным».

Подготовленный проект с объяснительной запиской подлежал рассмотрению комитетом в полном составе, а затем после обсуждения и исправления ошибок его предлагалось напечатать для общего сведения и разослать на заключение соответствующим ведомствам, а так же тем лицам и учреждениям, суждение которых будет признано полезным. По истечении 4 месяцев со времени рассылки проекта комитет должен был обсудить все предложения и замечания, учесть их и предоставить вновь исправленный вариант, при этом сопоставить вместе с относящимися к нему материалами и объяснительной запиской в Государственный совет.

Кроме этого комитету вменялось в обязанность одновременно с внесением проекта в Государственный совет предоставить и соображения в связи с пересмотром действующих статей Свода законов, применение или отмена которых вызывались лишь постановлениями проекта. План был утвержден в тот же день.

30 апреля 1881 г. Александр III утвердил этот проект. Через несколько дней, 2 мая, была создана редакционная комиссия во главе с товарищем министра юстиции Э.В. Фришем.

В состав комиссии также были избраны профессор Петербургского университета, член консультации при Министерстве юстиции Н.С. Таганцев, профессор Санкт-Петербургского университета, товарищ обер-прокурора уголовно-кассационного департамента Правительствующего сената И.Я Фойницкий, Н.А.

Неклюдов. Позже в состав академии вошел В.К. Случевский. Исходные данные, на которых должна была строиться работа комитета и редакционная комиссия по подготовке нового Уголовного уложения была утверждена Александром III.

И это положение заключалось в следующем, Комитет должен был составить план своей работы так, чтобы потребности современного состояния государства были учтены, указаниями судебного опыта при применении действующего законодательства, а равно с положениями науки уголовного права и уголовным законодательством иностранных государств. Так же была необходимость составить проект одного уголовного уложения, заменяющего собой как действующее Уложение 1845 г., так и устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В будущее Уложение не должны были включаться маловажные проступки по государственной и общественной службе, так же разрешалось не включать в него нарушения различных специальных уставов, ограничившись определением общих оснований ответственности за эти нарушения и пределов их наказуемости. Редакционная комиссия конкретизировала эти исходные положения, сформулировав своеобразную теоретическую платформу, сложившую ей практическим руководством в ходе подготовки проекта нового Уложения.

Сопоставив государственные и общественные условия жизни России во время составления Уложения 1845 г. и в конце 70-х – начале 80-х гг., комиссия, как отмечалось выше, констатировала такие существенные изменения, которые с неизбежностью вызвали несоответствие и неполноту законов, охраняющих общественный и государственный строй. Определяя свой подход к использованию данных науки и иностранного законодательства, комиссия указала, что она «искала в них по преимуществу средства для проверки правильности усвоенных ею воззрений, масштаб для оценки данной ею формулировки отдельным понятиям, а не непосредственный материал, который мог бы быть прямо перенесен в российское законодательство, как это в свое время сделала комиссия, готовившая проект Уложения 1845 г. и механически заимствовавшая подходящие к конкретному случаю тексты из различных законов».

Успокаивая возможных ревнителей собственно русских начал, консервативные круги и подлаживаясь под монаршую идею незыблемости и вечности Свода законов, комиссия подчеркивала, что она «имела руководящею мыслию при становлении проекта уложения сохранить преемственное развитие начал, нашедших себе выражение в нашем старом Своде законов, согласовать их с требованиями и условиями современной жизни и проверить указаниями науки и западноевропейской практики». Предметом особой заботы комиссии являлся также учет «указаний опыта по применению действующих законов.

Особенно тщательному осмыслению, по заявлению самой комиссии, была подвергнута практика уголовного кассационного департамента и общего собрания Правительствующего сената, ибо «решения нашего верховного кассационного суда, несомненно, представляют драгоценнейший материал для уразумения недостатков действующего права и необходимых условий для его пополнения и исправления». Редакционная комиссия начала свою работу в октябре 1881 г. с обсуждения проекта Общей части.

Первоначально предполагалось, что она сумеет подготовить проект Уложения за 3-4 года, но эти предположения были тщетными. В ноябре 1882 г. подготовленный комиссией проект Общей части с объяснительной запиской был напечатан и разослан сенаторам, судебным палатам, окружным судам, прокуратуре, университетам, юридическим обществам и отдельным специалистам, а также наиболее известным иностранным ученым.

Проект получил массу откликов и замечаний от практиков и ученых, в том числе и зарубежных – фон-Гольцендорфа, Вальберга, Шютце, Майера, Гейера, фон-Листа, Меркеля, Гуго, Мейера, Лукини. Эти замечания были собраны, систематизированы и отпечатаны в пяти томах.

В ноябре 1883 г. комиссия приступила к рассмотрению этих замечаний и переработке с учетом проекта Общей части, а в августе 1884 г. переработанный проект и записки к нему уже были напечатаны. Одновременно велась подготовка, а затем рассылка и обсуждения проектов Особенной части.

Замечания по проекту глав о преступлениях против личности составили три тома, о преступлениях имущественных – два тома, о преступлениях против порядка управления, о подделках монеты, подлогах и о преступлениях по службе – три тома. Всего на первоначальный проект нового Уложения было опубликовано 13 томов замечаний.

Казалось, все шло к успешному завершению работ, но в середине 80-х гг. деятельность этой комиссии резко затормозилась. В конце концов, к середине 90-х гг. комиссия завершила свой труд. Подготовленный ею окончательный проект состоял из 35 глав и 589 статей.

Одна из главных забот комиссии состояла в том, чтобы уйти от казуистики Уложения 1845 г., дать определения преступных деяний по их существенным признакам. Это позволило ей резко сократить объем самого Уложения, о чем свидетельствуют приведенный выше цифры.

К проекту была приложена обширная объяснительная записка в восьми томах. В ней излагались соответствующие постановления действующего уголовного законодательства в их историческом развитии и практическом применении, приводились положения иностранных уголовных кодексов, а также научные воззрения по вопросам Общей и Особенной частей Уложения, подробно разъяснялись основания каждой из статей, внесенных комиссией в проект Уложения.

Составителями записки были в основном те же лица, которые разрабатывали проект Уложения: Н.С. Таганцев – том 1(общая часть), 2 (посягательства государственные и против порядка управления), 5 (подлог), 6 (посягательства личные), а также окончательная доработка тома 8 (преступления по службе) и одной части тома 4 (посягательства религиозные).

И.Я Неклюдов – первоначальный текст тома 8, кроме того в подготовке отдельных томов объяснительной записки участвовали барон Э.Ю. Нольде, Г.Г Савич, С.М Латышев.

19 апреля 1895 г. Николай II во изменение первоначально установленного порядка прохождения проекта, предполагавшего обсуждение подготовленного редакционной комиссией текста на заседании всего комитета, распорядился передать проект с объяснительной запиской и другими материалами министру юстиций, а последнему поручил передать проект на заключение ведомствам, установив для этого 4-х месячный срок. После получения отзывов министру юстиции совместно с председателем комитета и участием членов редакционной комиссии полагалось еще раз обсудить проект, доработать его с учетом замечаний ведомств и представить проект с дополнительными к нему законодательными предположениями на рассмотрение государственным советом «с изложением соображений по замечаниям ведомств и объяснений тех разномыслий, которые могли бы представиться по содержанию постановлений проекта».

Установленный царем срок не был соблюден, получение замечаний от ведомств растянулось более чем на 2 года. В итоге появился «проект, измененный министром юстиции по соглашению с председателем высочайшей учрежденной редакционной комиссии», который 14 марта 1898 г. вместе с проектом Устава о служебных провинностях был представлен на рассмотрению Государственного совета.

Новый проект Уложения в основном повторял прежний. Добавилось пять новых статей, глава о преступлениях против религии и церкви была поставлена на первое место.

Значительно более основательной доработке проект Уложения подвергся в следующей инстанции – в специально учрежденном для его предварительного рассмотрения Особом совещании при Государственном Совете, заседавшем с 7 октября 1898 г. по 26 мая 1901 г. В его состав вошли наряду с членами государственного Совета и государственные секретари, министр юстиции и его заместитель, первоприсутствующий уголовного кассационного департамента Сената, а также руководители ведомств. Особое совещание признало необходимым остановиться, прежде всего, на связанном с введением в действие нового Уложения вопросе об отношении его к действующему законодательству. «Уголовные законы, устанавливая пределы дозволенного и последствия их нарушения, касаются почти всех областей правовой жизни, а потому, – полагало Особое совещание, – общее изменение этих законов, каким является издание нового уголовного кодекса, неизбежно требует тщательного пересмотра всего законодательства в целях согласования его постановлений с изменившимися определениями уголовных законов», отметив, что в наиболее тесном соотношении с ними находятся судебные уставы и, в особенности, Устав уголовного судопроизводства.

Особое совещание понимало, что они «должны подвергнуться значительной переработке». Определяя свой подход к оценке содержания самого проекта, Особое совещание указало, что «новый уголовный кодекс должен восстановить исчезнувшее соответствие карательного закона современным требованиям жизни.

С точки зрения удовлетворения этим требованиям и надлежит главным образом подвергнуть соображению внесенный в Государственный совет проект нового Уголовного уложения. Задача такого рассмотрения сводится к разрешению вопросов о том, исчерпываются ли определениями предначертанного уголовного кодекса все виды современной преступности и достаточно ли целесообразно, в интересах охранения государственного порядка и духовных и материальных благ населения.

Установлены в новом Уложении общие начала уголовной ответственности и меры взыскания за каждый отдельный вид преступных действий». Совещание подчеркивало также, что «независимо от суждений о правильности определений проекта по каждому виду преступных деяний необходимо, прежде всего, сообразить проектированную систему наказаний с точки зрения ее практической осуществимости».

Следующей инстанцией, которая обсуждала проект, стало учрежденное Николаем II 6 ноября 1901 г. Особое присутствие Соединенных департаментов Государственного совета. Редакционную комиссию в этом органе представлял один Н.С.

Таганцев, выступивший в качестве первоприсутствующего уголовного кассационного департамента Сената. Особое присутствие констатировало, что «законы уголовные оказывают громадное влияние на народную жизнь», и подчеркнуло, что «в отношении уголовных законов надо остерегаться двух крайностей: постановления их, с одной стороны, могут оказаться недостаточными для необходимого ограждения государства, общественного быта и прав частных лиц, с другой – могут слишком расширить область караемых запрещений и тем стеснить правильное развитие общественной жизни, направленной к достижению как духовных, так и материальных благ».

По мнению Особого присутствия, благотворное влияние уголовного законодательство могло иметь лишь в том случае, «когда в целесообразной системе запрещений находят себе достаточное обеспечение все главнейшие условия безопасности государственной, общественной и личной и когда в то же время запрещения эти не ограничивают без надобности область свободной деятельности населения. Поэтому одна из главных целей Уголовного уложения, должна заключаться в достижении возможно полного соответствия между уголовным запрещениями, с одной стороны, и условиями действительной жизни – с другой… Лестница наказаний, являясь орудием, которым государство ведет борьбу с преступностью, должна удовлетворять многим условиям: заключающиеся в ней наказания, содействуя исправлению лиц, впавших в преступления, вместе с тем, должны устрашать всех помышляющих вступить на путь преступности; в то же время они должны отвечать чувству справедливости; не будучи жестоки, они не должны, однако, своей слабостью возбуждать представления о легкости последствий преступных деяний».

Рассмотрев с указанных позиций в ходе 15 заседаний, с 19 декабря 1901 г. по 17 мая 1902 г., проект Уложения и суждения Особого совещания, Особое присутствие признало его «вообще удовлетворяющим современным научным и практическим требованиям». 10 февраля 1903 г. проект Уложения был рассмотрен и одобрен общим собранием Государственного совета.

Но при этом остались 17 спорных вопросов (о формах ответственности «преступников-тунеядцев»; об ответственности признанных по суду невменяемых; несовершеннолетних от 14 до 17 лет; о введении в проект понятий попустительства, укрывательства и ответственности за них в случае недонесения; об усилении ответственности за убийство должностных лиц и членов их семей и др.), они были переданы на разрешение самого царя. 22 марта 1903 г. Николай 2 утвердил проект.

Введение в действие уголовного уложения осуществлялось постепенно. Появление в законе новых видов наказаний, изменения судебной системы, системы исполнения наказаний и др., обусловили продолжительность данного процесса.

В результате, некоторые главы Уложения так и не были реализованы на практике, тем не менее, их значение для теории уголовного права имеет определенную ценность. Уголовное уложение 1903 года в окончательном виде состояло из 37 глав и 687 статей.

Глава I «О преступных деяниях и наказаниях вообще», эта глава включала в себя 72 статьи, излагались общие положения (ст. 1-3), определялось пространство действия Уложения (ст. 4-14), рассматривались вопросы о наказаниях (ст.

15-38), об условиях вменения и преступности деяний (ст. 39-47), о видах виновности (ст. 48-52), о смягчении и замене наказаний (ст.

53-59), об обстоятельствах, усиливающие ответственность (ст.60-67), об обстоятельствах, устраняющих наказуемость (ст.68-72). Глава II называлась «О нарушении ограждающих веру постановлений», включала в себя статьи с 73-98.

Глава III – «О бунте против верховной власти и о преступных деяниях против священной особы императора и членов императорского дома», включало статьи с 99-107. Глава IV была посвящена государственной измене (ст. 108-119).

Глава V – смуте (ст. 120-137). Глава VI – неповиновению власти (ст. 138-155).

Глава VII – противодействию правосудию (ст. 156-178). Глава VIII рассматривала нарушения постановлений о воинской и земских повинностях (ст. 179-194).

Глава IX – постановления, ограждающие народное здравие (ст. 195-221). Глава X – постановления, ограждающие общественную и личную безопасность (ст. 223-239).

Глава XI – постановления, ограждающие народное благосостояние (ст. 240-291). Глава становления, ограждающие общественное спокойствие (ст.

262-279). Глава XIII трактовала вопросы, связанные с нарушением постановлений о надзоре за общественной нравственностью (ст. 280-289).

Глава XIV – с нарушением постановлений о воспитании юношества (ст. 290-291). Глава XV называлась «О нарушении постановлений о надзоре за печатью (ст. 292-309). Глава XVI – «О нарушении постановлений о надзоре за промыслами и торговлей (ст.

310-363). Глава XVII – «О нарушении постановлений о личном найме» (ст. 364-377).

Глава XVIII – «О нарушении постановлений о производстве строительных работ и о пользовании путями сообщения и средствами сношения» (ст. 378-407). Далее в Уложении рассматривались преступные деяния против прав семейственных – Глава XIX (ст.

408-426). Глава ХХ – подделка монет, ценных бумаг и знаков (ст. 427-436). Глава XXI – подлог (ст. 437-452).

Глава XXII – лишение жизни (ст. 453-466). Глава XXIII – телесные повреждения и насилие над личностью (ст. 467-480). Глава XXIV именовалась «О поединке», (ст.

481-488). Глава XXV – «Об оставлении в опасности», (ст. 489-497). Глава XXVI – «О преступных деяниях против личной свободы», (ст. 498-512).

Глава XXVII – «О непотребстве», (ст. 513-529). Глава XXVIII – «Об оскорблении», (ст.

530-540). Глава XXIX – «Об оглашении тайн», (ст. 541-546).

Глава ХХХ трактовала вопрос о повреждении имущества, путей сообщения, предостерегательных, граничных и тому подобных знаков или иных предметов, (ст. 547-570). Глава XXXI – О необъявлении о находке, присвоении чужого имущества и о злоупотреблении доверием, (ст. 571-580).

Глава XXXII – о воровстве, разбое и вымогательстве, (ст. 581-590). Глава XXXIII – о мошенничестве, (ст.

591-598). Глава XXXIV – о банкротстве, ростовщичестве и иных случаях, наказуемой недобросовестности по имуществу, (ст. 599-619).

Глава XXXV – о преступных деяниях против прав авторских и привилегий на изобретения, (ст. 620-622). Глава XXXVI – о самовольном пользовании чужим имуществом, (ст. 623-635).

Глава XXXVII – о преступных деяниях по службе государственной и общественной, (ст. 636-687).

 

Уголовное уложение 1903 года. Общая характеристика

 

Уголовное уложение основывается на структурирование уголовного право, после того как с течением времени происходят изменения в обществе и государстве в целом. То есть принцип Уголовного уложения 1903 г. направлен на изменение специфики предыдущих документов, их несоразмерности в связи с предшествующим временем.

Уголовное уложение выделяло 3 группы преступных деяний: тяжкие преступления, преступления и проступки. Субъективная сторона преступления разделялась на умысел, неосторожность и случайность.

Также регламентируется необходимая оборона и крайняя необходимость, которые были возможны при защите своих или чужих прав. Основными наказаниями были смертная казнь, каторжные работы срочные и бессрочные, ссылка на поселение, заключение в исправительный дом, тюрьму, арест и денежная пеня.

В качестве дополнительного наказания предусматривалось лишение всех прав состояния, всех личных или присвоенных, прав поступать на государственную службу и лишение избирательных прав. Уголовное уложение представляет нам такие преступления как, преступления против веры, государственные, против порядка управления, должностные, против имущества, жизни, здоровья, свободы.

Уложение также сохраняет институт соучастия. Соучастниками признавались лица, которое действовали сообща или согласившиеся на совершение деяния, учиненного лицами. Помимо этого дается определение, кто такой исполнитель, подстрекатель и пособник.

В уголовном уложении 1903 г. были развиты различные институты, сохранившиеся до сего момента.

 

О преступных деяниях и наказаниях

 

«Преступным признается деяние, воспрещенное, во время его учинения, законом, под страхом наказания».

В этой статье устанавливается, что наказание за учинение какого-либо деяния может быть определено только в том случаи, если подлежащее судебному рассмотрению деяние запрещено законом, в установленном для этого порядке, обнародованном и вступившим в силу до учинения данного деяния или во время его учинения. Уголовное уложение устанавливает трехчастное деление преступного деяния.

Об этом нам свидетельствует 3 статья Уголовного уложения, в которой говорится, что преступным деянием, за которое в законе определены, как высшее наказание, смертная казнь, каторга или ссылка на поселение, являются тяжкими преступлениями. Преступным деянием, за которое в законе определены, как высшее наказание, заключение в исправительном доме, крепости или тюрьме, являются преступлениями.

И соответственно, преступным деянием, за которое в законе определены, как высшее наказание, арест или денежная пеня, являются проступком. При этом преступные деяния имеют в своем ведение такие дела, которые были, учинены только в пределах России, но при этом совершенные как российскими подданными, так и иностранцами.

То есть преступное деяние, совершенное на территории России, будет наказываться Уголовным уложением, независимо от того, будет ли оно направлено против своих же подданных или против иностранцев, находившихся на момент совершения преступления на территории. Но при этом стоит учесть, что охрана иностранцев, в случаи посягательств, направленное против их жизни, здоровья, свободы, чести и имущества не особо нуждалась в постановлении о том закона, поскольку это было в интересах страны.

Но действие Уголовного уложения имело границы, так, оно не могло распространяться на деяния, наказуемые по церковному, воинскому и военно-морскому уставам о наказаниях, уставам о ссыльных и уставом казенных и административных управлениям, поскольку можно предположить, что уставы имели свою отдельную силу, независимо от влияния на него уложения. Не распространялось на деяния, наказуемые по обычаям инородческих племен, в пределах, законом установленных; на преступные деяния, учиненные в Великом княжестве Финляндском, за исключением случаев, законом установленных.

Н.С. Таганцев писал, что это княжество сохранило свой особый порядок управления и свое самостоятельное законодательство по делам внутренним и по отношению ко всем иностранным державам, оно является частью единого, целого государства, частью России и в своем отношении не может представлять никакой угрозы империи.

Но в случае, если Уголовное уложение будет применено к жителям Великого Княжества Финляндского и может возникнуть коллизия между ними, то спор должен быть разрешен в пользу имперских законов. Также не распространялось на преступные деяния иностранцев, временно находившихся на территории России и пользующиеся правом внеземельности.

Таковыми являлись, представители верховной власти иностранных государств, представляющие власть своего государства, дипломатические представители (чрезвычайные послы, посланники, уполномоченные в делах). Но при этом, государство, на чьей земле находится этот представитель, пользующийся правом внеземельности, имеет право обратиться к державе этого представители с заявлением о совершении им преступления.

Если учитывать право внеземельности российских подданных на территории иностранных держав, то Уголовное уложение распространялось на них в обязательном порядке. Оно также распространялся на преступные деяния, учиненные российскими подданными в Турции, Персии, Китае, Корее, Бухаре и других иностранных держав, в коих они неподсудны местной власти.

Исходя из выше перечисленного, Уголовное уложение предоставляет нам особую лестницу наказаний, в которой должно было быть учтено: справедливость со стороны государства, его четкость применения и особый подход к каждому совершенному преступлению, совокупность методов, применяемых к налагаемым санкциям и гармония между государством и обществом. В представленной редакционной комиссией записке, к проекту Уголовного уложения, наблюдается неопределенность и противоречивость в вопросе, связанном с целями наказания.

В одних случаях целью наказания является устрашение, в других – исправление. В.В.

Пржевальский, сопоставляя проект Уголовного уложения с воззрениями на основные институты уголовного права, писал: "Редакционная комиссия то заявляет, что наказание имеет своей целью исправление преступников, и дает даже одному из его родов, назначаемому за весьма суровые правонарушения, название "исправительного дома", то вдруг говорит, что известный род наказания (каторга) преследует по преимуществу карательные, а не исправительные цели. Следовательно, одно из двух: или комиссия противополагает карательные цели исправительным, не считая, значит, исправление "карательной целью", то есть целью наказания; или комиссия допускает, в некоторых случаях, наказание как неизбежную кару, как абсолютное социальное возмездие, независимо от достижимости каких-либо утилитарных результатов: Комиссия то совершенно основательно признает, что наказание не должно деклассировать преступника, навсегда выбивать его из социальной колеи, и вводит, ввиду этого, реабилитацию, отменяет пожизненное лишение прав, то, в явное нарушение принятого ею основного взгляда, вдруг, ни с того, ни с сего обязательно присоединяет к многим наказаниям (каторге, поселению, исправительному дому, тюрьме при имущественных и должностных преступлениях) лишение прав на известный срок и по отбытии уголовного наказания, независимо от мотивов, во имя которых действовал виновный, и таким образом препятствует релаксации осужденного".

Тем не менее, в Уголовном уложении отсутствуют нормы, которые могли бы определить цели наказаний, его задачи и основные принципы исполнения. Но, исходя из изучения документа, можно предположить, что основной целью наказания было устрашение.

Смертная казнь совершалась через повешение и непублично. Редакционная комиссия полагала, что Россия могла бы сделать новый шаг по историческому пути и вовсе смогут вычеркнуть смертную казнь из списка уголовных наказаний, налагаемых по общим законам, но Государственный Совет, исходя из практикуемой лестницы наказаний в целом, решил внести смертную казнь, соответственно, предположения редакционной комиссии были тщетны.

Следующим наказанием по лестнице, была каторга, назначаемая на срок от 4 до 15 лет или бессрочная. Приговоренные, к этому наказанию, содержались в каторжных тюрьмах, в общем заключении, и подвергались принудительным тяжким работам.

По отбытии каторги преступники переводились на поселение в предназначенные для этого места. Следующим, немало важным наказаниям является ссылка на поселение, которая назначалась бессрочно.

Приговоренные ссылались в предназначенное для этого место, которое определялось каждые три года по усмотрению министерства Юстиции и Внутренних Дел. Следующим наказаниям стоит отметить заключение в исправительный дом, на срок от 1 года и 6 месяцев до 6 лет.

Приговоренные содержались сначала в одиночном заключении от 3 до 6 месяцев, затем переводились в общее заключение. Они в обязательном порядке должны были заниматься, какими либо исправительными работами в помещении, лица мужского пола могли выполнять эти работы и за пределами исправительного дома.

Также одними из видов наказаний являлись заключения в тюрьму и крепости. Заключенным в крепость назначался срок от 2 недель до 6 лет, все они должны были содержаться в общем заключении. Заключенным в тюрьму назначался срок от 2 недель до 1 года.

Приговоренные к этому наказанию содержались в одиночной камере, если таковых не имелось, то заключенный содержались совместно с другим заключенным. П. Д. Калмыков писал, что условия одиночного заключения, «отдаляя осужденного от сообщества людей, поселяют чувство одиночества, вредное для него при переходе в общество: не представляют достаточных данных для суждения о нравственном исправлении осужденных».

Они в обязательном порядке должны были заниматься тюремными работами. Далее об аресте, это наказание назначалось на срок от 1 дня до 6 месяцев. Приговоренные содержались в местах, специально отведенных.

Для начала приговоренные на сроке свыше семи дней обязаны были выбрать себе какое-либо занятие, которое могло осуществляться в месте заключения. Если преступник был приговорен на срок меньше семи дней, то с дозволения суда он мог отбыть свой арест в собственном жилище.

И последним наказанием являлось взимание денежной пени, она определялась рублями и полтинами. Уплата денежной пени могла быть отсрочена или рассрочена судом, на время им данного, не свыше одного года.

Каждое наказание сопровождалось определенными, дополнительными наказаниями, так приговоренные к смертной казни, каторге или ссылке на поселения лишались прав состояния. Дворяне теряли дворянство; лица духовного звания – духовного сана, звания и всех преимуществ, в коих они были осведомлены; купцы и люди прочих состояний – в потере прав и преимуществ, к каждому из состояний которых они относились.

Помимо этого, присужденные к заключению в исправительный дом, в тюрьму, также лишались прав состояния. Помимо этого приговоренные лишались прав на имущество, наследование; потерей почетных титулов, чинов, орденов; право участвовать в поселениях и выборах сословных собраний, право быть избирателем и избираемым в земские, городские и общественные собрания; состоять на службе в армии или во флоте; занимать церковные должности; право быть опекуном или попечителем.

Но некоторые права могли быть восстановлены по истечению определенного срока, например, приговоренные к каторге или ссылке на поселение по истечении 10 лет, по освобождению от поселения; для приговоренных к заключению в исправительный дом – 10 лет, в тюрьму – 5 лет по освобождению из заключения. При этом учитывалось их примерное поведение.

Уголовное уложение сохраняет институт, благодаря которому можно выделить лиц, не способных к пониманию совершаемых ими преступлений. Так закон устанавливает основания, устраняющие уголовную ответственность за преступное деяние, учиненное лицом, которое во время его учинения, не могло понимать значения, им совершаемого преступления, вследствие душевного расстройства, бессознательного состояния или умственной отсталости.

В случаях, когда суд признает это лицо опасным, он отдает его под ответственный надзор родителей или других лиц, согласившихся взять его на свое попечение, если же таковых не имеется, то его помещают во врачебное заведение. К таким лицам также относят малолетних, не достигших 10 лет; несовершеннолетних от 10 до 17 лет, которые также не могли понимать значения, совершаемого ими преступления.

Но если несовершеннолетний от 14 до 17 лет совершит тяжкое преступление, то он должен быть помещен в воспитательно-исправительное заведение, если же невозможно это сделать, то его определяют в особые помещения для несовершеннолетних при тюрьмах и арестных домах; несовершеннолетних женского пола, при не имении возможности поместить в воспитательно-исправительное заведение, отдавали в монастыри их вероисповедания. Не считались преступными деяния те, которые были учинены для спасения здоровья, свободы, целомудрия или иного личного имущественного блага своего или другого лица от опасности, которые произошла вследствие угрозы, незаконного принуждения или другой причины, которые была неотвратима в этот момент.

Уголовное уложение делит преступное деяние на умышленное или неосторожное. Под умышленным понимается такое деяние, когда виновный желал нанести увечья, при этом осознавая последствия своего действия.

Под неосторожным понимается такое деяние, когда виновный не предвидел учиненного им деяния и когда хоть и предвидел наступления последствий, после совершенного им деяния, но предотвратить не смог. При этом тяжкие преступления и преступления наказываются при наличии вины умышленной, а преступления совершенные по неосторожности - только в случаях законом указанных.

Проступки же наказываются из учета вины умышленной и неосторожной, в случаях законом указанных. Исполнение преступного деяния делилось на стадии покушения и приготовления. Покушение на тяжкие преступления, преступления и проступки наказуемо.

Приготовление наказывается в случае законом установленном, при этом, если оно было остановлено по обстоятельству, от воли виновного независящее. Институт наказаний рассматривает присутствие в совершение преступного деяния третьих лиц, то есть соучастников.

Такими лицами признавались те, которые непосредственно учинили преступное деяние или участвовали в его выполнении; подстрекнули другого, к соучастию в преступном деянии; выступали в роли пособника, доставляющие средства или устранившими препятствия, или оказавшие помощь учинению преступного деяния. Соучастники тяжкого преступления или преступления наказывались законом установлено.

Из Соучастников проступка наказывались те, которые смогли учинить его или участвовали в нем, выступали в роли подстрекателя и пособника. Лица же, сумевшие вовремя отказаться от участия в совершении преступного деяния могли быть освобождены от наказания.

Каждый преступник мог, при наличии уменьшающих вину обстоятельств, получить снисхождение или смягчение наказания. Так не могла быть назначена высшая мера наказания, за учиненное преступное деяние в законе установленном; при определении в законе за преступное деяние низшего предела наказания, суд должен был снизить до низшего рода наказаний; при отсутствии в законе особого определения о низшем пределе наказания за преступное деяние, и в соответствии с этим, суд должен снизить это наказание законом установленное.

 

Виды преступлений

 

Уголовное уложение делит преступления на: преступления против веры, государственные, против порядка управления, должностные, имущественные, против общественного благоустройства, против жизни, свободы, чести, имущества.

Преступления против веры были поставлены в документе на первое место. Интересы религиозные охранялись не только как важнейшее благо отдельных лиц, не только как интерес, около которого группировались церковные общения, но и является одним из главных условий развития и существования общества.

Религия охраняется как ценный интерес всего государственного единства. При этом будет уместно сказать о том, что надругательство над верою и церковью можно разделить на 2 вида: надругательство над религией - богохульство и оскорбление святынь и неуважение к вере - кощунство, при этом такое основное разделение построено на 2 признаках: на религиозном значении того, что подвергалось осмеиванию или поруганию, и на самом свойстве и степени проявляемого виновным неуважения к религии.

Так виновными считались лица, которые смогли возложить хулу на славимого в единосущей Троице Бога, на Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Пресвятую Деву Марию, на Бесплотные Силы Небесные или на Святых Угодников Божьих; в поругании действием или в помещении Святых Таинств, Святого Креста, мощей, икон и других предметов, почитаемых православию или иной христианской церковью; в отношении установлении обрядов церкви и христианства вообще; в поругании действием или в поношении предметов, употребляемые при православном или ином христианском освящении; в непристойном крике, шуме, препятствующем отправлению общественного христианского богослужении; в поношении в России вероисповедания или поругании действием или религиозного предмета. Нарушение каждых из представленных ситуаций в статьях, несет за собой наказания в виде ссылки на поселение, срочной каторги, ареста, заключения в тюрьму, исправительный дом, крепость, штрафа.

Преступления против веры учитывают, и отношение к праву избирать то религиозное вероучение, которое признается истинным, и право перехода из одного вероисповедание в другое. Естественное стремление каждого истинно верующего является стремление сделать сопричастников своей религиозной жизни, своих утопий и верований.

Но право распространять религиозные вероучения, как одно из проявлений широко понимаемой свободы веры, имеет и свои естественные границы. Эти границы двояки: по содержанию религиозной пропаганды и по способам пропаганды.

То есть пределы распространения какого-либо религиозного вероучение имеют свои рамки. Следующими, по значимости преступлениями являются государственные.

Признаком, определяющим преступления государственные, является интерес или благо, охраняемое выраженною в законе нормою, на которую посягает преступник. Таким объектом является существование государства, нерушимость его бытия, целостности, независимости.

То есть государственные преступления, в тесном смысле, должны быть не только отличаемы от посягательств на правительственную деятельность в сфере судебной, административной или финансовой, но и от посягательств на порядок управления вообще, на государственное благосостояние, спокойствие и безопасность внутреннюю и внешнюю. Редакционная комиссия разделила преступления на 3 главы: мятеж, измена и оскорбление Величества, причем к последнему отнесли и посягательства на Членов царствующего дома.

В статье 99 были сосредоточены все посягательства на Особу царствующего Императора, как на главу государства, к ним отнесли: посягательства на жизнь, здоровье, свободу и неприкосновенность, низвержение с престола, лишение его Верховной Власти, или ограничение иных прав. Соответственно это статья дает нам понятие мятежа, который заключался не в нарушении присяги на верность подданства, а в дерзостной попытке ниспровергнуть существующий государственный строй России.

Такое преступное деяние могла носить наказание только в виде смертной казни. Что касается измены, то это преступное деяние также носило тяжкий характер. Наказание, следовавшее за этим деянием, были смертная казнь и каторга срочная или бессрочная.

Так, если российский подданный, виновный в способствовании или благоприятствовании неприятелю в его военных или иных враждебных против России действиях, наказывается срочной каторгой; если уличен в шпионаже, то смертной казнью, а если совершено убийство с изменнической целью, то бессрочной каторгой. Законодательство устанавливает 2 рода государственных повинностей это воинская и земская.

Посягательства сообразны существу их и системе, усвоенной уголовным уложением для группировки преступных деяний. Они подразделялись на три категории: неисполнение воинской и земских натуральных повинностей, злоупотребление земскими повинностями со стороны должностных лиц и укрывательство военных дезертиров.

Первая, представляет собой преступные деяния частных лиц против установленных государством повинностей, вторая – образует один из видов злоупотребления службою, третья – составляет посягательство, направленное к сокрытию от государственной власти виновных в преступном уклонении от военной службы. Наказания: этим: заключение в тюрьму, арест, денежная пеня.

Преступления против общественного спокойствия включали в себя ряд таких преступных деяний как, учинение шума, крика или иного бесчинства в публичных или общественных местах; буйство, учиненное толпою; распространение ложного слуха, которые может возбудить общественную тревогу и т.д. Наказания, следовавшие за такие деяния, были не столько жестоки, а сколько основывались на повсеместной изоляции преступника, с целью ограждения его от общества.

К таким относили: арест, заключение в тюрьму и денежная пеня, зависящая от рода совершенного преступления. Нарушение постановлений о надзоре за печатью, преступления такого рода также имели определенные понятия.

Независимо от системы цензуры, принятой правительством, управление печатью вызывало ряд принудительных мер, для предшествования злоупотребления печатным словом и обеспечения судебного и административного преследования преступных деяний, совершенных печатью. Такие деяние характеризовались тем, что должны были пресечь преступника такими санкциями: заключение в тюрьму, штраф, в размере, установленном соразмерно совершенному деянию и арест.

Ложь или искажение истины не влечет за собой как таковой уголовной ответственности, но оно становится наказуемо тогда, когда это требует условия, установленные законом. Искажение истины сводится к двум основным типам: к искажению истины простому, не материализованному, к которому относят ложные заявления или удостоверения на словах; и к искажению, нашедшему свое выражение во внешних предметах, к этому виду относят ложь, овеществлённую в каких либо предметах, не соответствующих тому, что они по общему представлению о них, должны изображать или содержать или по их материалу, или по их форме и виду, или по условиям их выпуску в общественный оборот, причем неважно, будь то предмет частного или общественного хозяйства.

К преступным деяниям такого вида следует отнести: подделка денежных знаков и кредитных бумаг, подделка ценных знаков, документов, печатей. Наказаниями уместно было считать такие, как заключение в тюрьму, исправительный дом, арест, штраф.

Многообразие уголовно-правовых норм, содержавшихся в гл. 16, можно разделить на несколько блоков. Первый блог предоставляет нам статьи, в которых устанавливается ответственность за нарушение порядка «устройства» коммерческих предприятий (ст.

310—313), т. е. без надлежащего разрешения; лицом, не имеющим на то права; или в месте, где это запрещено. Следующий блок норм включал нарушения правил продажи крепких спиртных напитков (ст. 314—317).

Статьи 318—323,334,335 содержали постановления о нарушениях правил о праве на торговлю и ее производстве. Статья 335, запрещала осуществление торговли или промысла лицом, не имеющим на это права. Блок статей с 324 по 333 содержал нормы о нарушениях постановлений о кредите.

Включению их в Уголовное уложение предшествовала кропотливая работа составителей, изучение новых форм экономической жизни общества. Тюремному заключению до 6 месяцев могло быть подвергнуто лицо за открытие подписки на ценные бумаги от имени неразрешенного к открытию торгового или промышленного общества или товарищества; за выпуск ценных бумаг от имени общественного установления, торгового или промышленного общества или товарищества без разрешения (ст.

324). Аналогичное наказание было определено за производство страховых операций от имени общества, не имеющего разрешения на такие операции, либо с нарушением установленного порядка (ст. 325).

К этой же группе деяний принадлежало неведение учредителем акционерного общества или иного коммерческого предприятия установленных книг (бухгалтерских документов) либо непредставление их на ревизию, караемые денежной пеней (ст. 326).

К нарушениям постановлений о кредите относилось деяние, указанное в ст. 330, состоящее в осуществлении недозволенных операций заведующими или распоряжающимися делами кредитных установлений, других коммерческих предприятий и предусмотренное ст.

331, заключающееся в выпуске различного рода ценных бумаг не в установленном порядке. К рассматриваемому блоку относились и ст.

327, 328, о помещении «в заявлениях, подаваемых в раскладочные по промысловому налогу присутствия», либо в отчетах и балансах «заведомо ложных сведений об оборотах и прибылях» предприятий. Наиболее строгое наказание, в виде тюремного заключения до шести месяцев, было предусмотрено для лиц, осуществляющих управленческие функции.

Внимания заслуживают статьи (348—355), посвященные нарушениям правил об изготовлении и торговле золотыми и серебряными изделиями. Наказание в виде тюремного заключения было определено за изготовление или хранение поддельного пробирного клейма и наложение такого клейма на золотые и серебряные изделия (ст.

351). За хранение и продажу не клейменных золотых изделий устанавливалась денежная пеня, а за такие же действия с изделиями, клейменными поддельным клеймом, тюремное заключение до 6 месяцев (ст. 348, 352).

Еще одна группа посягательств обобщенно может быть названа «самовольное пользование товарными и иными знаками» (ст. 356—360). «С первого раза могло бы показаться, что употребление чужих клейм есть только квалифицированное мошенничество или обман в качестве товара с особыми приготовлениями.

Но подобная постановка вопроса ставит его на совсем не подлежащую почву. Действие должно быть наказываемо, хотя бы сбытчик доказал, что товар его был даже лучше качеством, нежели фирмы, которой он был приписываем».

Объектом этого преступного деяния, достаточно схожего с деянием, предусмотренным ст. 180 УК России, члены Редакционной Комиссии считали не публику (покупателей), приобретающих товары с ложной фирмой, а саму фирму, «которой имя или знаки поставлены на товары». Статья 363 гл.

16 устанавливала ответственность за использование и хранение неверных весов и мер. Наказание должно было следовать не за обман потребителей, а за приготовление к такому обману.

Лишение жизни, как родовое понятие, распадается на 2 вида: умышленное и неосторожное; причем для каждого из этих видов усвоены различные термины, такие как лишение жизни умышленное именуется убийством, а лишение жизни по неосторожности именуется причинением смерти. В Уложение не определены признаки законного состава убийства, но оно охватывает все случаи желаемого или допускаемого лишения кого-либо жизни, причиненного действием или бездействием виновного, за исключением особо выделенных видов.

Все другие преступные деяния, не имеющие отношение к убийству, имеют особое понимание. Субъектом преступного деяния считается дееспособное лицо, которое не находилось на момент совершения преступного деяния в условиях, описанные в общей части, а именно не вменение, несовершеннолетие и др.

Объектом же преступного деяния (убийства) является человеческая жизнь. При этом жизнь, как способность человеческого организма к дальнейшему развитию, проявляется в 2 формах: в форме жизни несамостоятельной, утробной, и жизни самостоятельной.

Убийство может быть выполнено как положительным действием, так и бездействием, когда виновный должен был совершить что-либо, и не выполнил этого, осознавая, что от его бездействия может произойти смерть, и также желая или допуская таковою. Условия, благодаря которому убийство получает особенно тяжкое значение и наиболее возмущает общественную совесть и общественное спокойствие, представляется в действительной жизни в высшей степени разнообразными, завися от индивидуальных особенностей каждого отдельного случая.

В виду этого при составлении уложения было признано необходимым: во-первых, при установлении видов квалифицированного убийства принять за основание 2 начала, к коим отнесли большую опасность деятеля, проявленную в особенности безнравственности побуждений, в способе исполнения, в нарушении особых, на виновном лежащих обязанностей и т.п.; или же объективное значение убийства, зависящее от известного государственного или общественного положения лица, на которое было направлено преступление; во-вторых, сообразно с этими условиями и в виду состава каждого преступного деяния, распределить все эти убийства по трем признакам: объект, средства и способы; в-третьих, в каждой из этих групп указать только наименьшие случаи. Наказания, следующие за таковыми убийствами, были: каторга срочная, бессрочная, заключение в тюрьму, исправительный дом.

Посягательства на телесную неприкосновенность в буквальном значении означало случаи самовольного или насильственного видоизменения условий физического бытия личности, причинение неприятных ощущений, физической боли или страданий, всякое воздействие на тело другого, то есть охватывает посягательство на норму «не прикасайся к телу другого». Для уголовной наказуемости необходимо, чтобы к посягательству на телесную неприкосновенность были отмечены какие-либо обстоятельства, отягчающие виновность и оправдывающие применение карательных мер.

Такими условиями являлись: причинение физического боли, страдания или какого-либо неприятного ощущения; принуждение к какому-либо действию или бездействию, не соответствующие желаниям принуждаемого; умаление чести. То есть нарушение телесной неприкосновенности может быть разделено на 3 группы: против телесного благосостояния, против свободы и против чести.

Субъектом считается всякое дееспособное лицо, учинившее деяния не при условиях, описанных в общей части. Объектом, признается лицо, к которому это деяние было применено.

Виды телесных наказаний: легкое телесное повреждение и насилие, к ним относили: удары каким-либо твердым телом или удары о твердое тело, происшедшие вследствие пинков, толчков, оставившие или не оставившие следы в организме жертвы; причинение физического страдания какими-либо иными средствами, тасканием за волосы, за уши, опускание зимою в прорубь и др.; травматические повреждения, заключающиеся в нарушении целостности или отправлении органов или тканей, вызванных механическими средствами. Следующим видом были тяжкие и весьма тяжкие телесные наказания, к которым можно отнести: повреждения для жизни или на важность расстройства здоровья, повреждение органов в общих функциях человеческого тела.

Наказаниями, в общем, для причинения телесных повреждений, относили: каторга срочная, заключение в исправительный дом, тюрьму, арест. Одним из важнейших благ личности, поставленных государством по юридическую охрану, является свобода лица проявлять свою волю в деятельности, действовать по своему усмотрению.

Условия совместной общественной и государственной жизни требуют взаимоограничения личностей, ставя известные пределы и ограничения для деятельности каждого. Такие ограничения объемлют все сферы личной свободы, будь она проявляться в слове устном или печатном, в передвижении из мест в место, в выборе занятий и т.п.

Бытие таких границ свободы, с одной стороны обусловливает ряд наказуемых случаев злоупотребления свободою со стороны ее обладателя, преступления ее пределов, случаев, входящих в область группы проступков против порядка управления, а с другой, это гарантированная государством свобода деятельности может являться объектом более или менее важных посягательств на права отдельных лиц. К преступным деяниям такого вида относят: задержание или заключение какого-либо лица, продажа, похищение, принуждение.

Наказаниями были: заключение в исправительный дом, тюрьму, арест, штраф. Простейшую форму имущественных посягательств составляет повреждение имущества, заключающееся в уменьшении сферы чужого имущественного обладания действием, направленным против какой-либо физической вещи, но без цели захвата этой вещи в имущественную сферу виновного.

Предметом преступного посягательства является чужое имущество, посягательство на которое составляет вторжение в чужую имущественную сферу, нарушение чужого права. Со стороны физической и юридической под имуществом, как предметом наказуемого повреждения, понимается конкретный предмет чужого имущественного обладания, если только повреждением его нарушается право собственности в самом его существовании.

Следовательно, не всякий вред, причиняемый чужому имуществу, подходит под понятие повреждения имущества, а лишь такой вред, который проявляется в форме истребления и порчи чужой вещи как имущества. Помимо этого, объектом повреждения также можно считать предмет для общей пользы.

Наказаниями были: заключение в тюрьму, исправительный дом, арест, штраф. Понятие имущественного похищения предполагает нарушение прав собственности на вещь и фактическое обладание ею. К таким относили: воровство, разбой, мошенничество и вымогательство.

К воровству относили всякое противозаконное похищение чужого имущества с целью присвоения. Разбой, означал похищение чужого: движимого имущества посредством физического или психологического насилия против личности потерпевшего.

Мошенничество, хищения чужого движимого имущества посредством обмана. Вымогательство делось в свою очередь на шантаж. Каждое из представленных деяний, носило особое наказание. Так воровство носило такие наказания как: заключение в исправительный дом, срочная каторга.

Разбой – срочная каторга, заключение в исправительный дом. Мошенничество – срочная каторга, заключение в тюрьму, исправительный дом. Помимо этого, уголовное уложение предоставляет нам такие преступления, за которыми следуют свойственное им наказания.

К таким относили: самовольное пользование чужим имуществом, о банкротстве, ростовщичестве и иных случаях наказуемой недобросовестности по имуществу, о не объявлении о находке и присвоение чужого имущества, злоупотребление доверием. Также преступные деяния по службе государственной и общественной, к коим относили превышение служебных полномочий, непочтение власти, препятствие исполнению обязанностей других служащих, непринятие обязательных для него мер и т.д.

Наказания были соответствующие: заключение в исправительный дом, тюрьму, арест, ссылка на поселение, штраф. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Экономическое, политическое и социальное развитие Российское империи в ХХ веке потребовало изменения в праве, в том числе и уголовном.

Что и потребовало создание Уголовного уложения 1903 года. Этот документ предстал перед нами в окончательном варианте и содержал 37 глав и 687 статей, состоявший из общей и особенной части. Общей части было посвящено 72 статьи, особенной же части остальные 615.

Оно было более кратким, понятным и достаточно разработанным с теоретической точки зрения. Пространство этого документа впервые было определено на всю территорию России, не зависимо от того подданный ты или иностранец.

Важность этого документа можно отметь также в том, что говорилась о равенстве перед законом, независимо от сословной принадлежности. Система наказаний была упрощена, по сравнению с предыдущим законодательным актом, при этом применение наказания ничуть не было упрощено, поскольку уложение было построено так, что каждый, чье деяние могло противоречить понятию «качественность государства» должен был быть наказан.

То есть, уложение смогло определить четкое понятие преступления; оснований, в связи с которыми наступает уголовная ответственность; институт соучастия; более четко определило признаки преступления, смогло отразить соразмерность наказаний тяжести преступного деяния. Институты, которые смогли более основательно сформироваться в Уголовном уложении, на данное время также достаточно развиты и регламентированы.

То есть, этот документ смог превознести особенности дальнейшего развития институтов. Тем не менее, Уголовное уложение имеет и свои недостатки: так в документе не содержится норм, определяющие цели, задачи наказания, прежде всего лишения свободы, как наиболее употребляемого, и принципов его исполнения.

К сожалению, срок действия этого документа был недолгим, только лишь до 1917 года, поскольку на подступах к власти были совершенно другие принципы, понятия, основы, в соответствии с которыми уголовное права должно было вновь пройти изменения. Но, несмотря на это некоторые теоретические положения стали использоваться и развиваться с принятием новых законодательных актов.

Соответственно, уголовное право нового времени может уходить корнями в Уголовное уложение 1903 года, которое смогло внести очертания того времени.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

 

Уголовное уложение 1903 года // Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. / Под общ. ред. Чистякова О. И. Т. 9: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революции, M., Наука,1994. Уголовное уложение 1903 года // Под общ. ред.

Таганцева Н.С., СПб 1904 Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. / Под общ. ред. Чистякова О. И. Т. 9: Законодательство эпохи буржуазно-демократических революции, M., Наука,1994. Исаев И.А. Очерки государства и права с древнейших времен до 1917 года: Учебное пособие.

М.: Юридическая литература, 1992. Наумов А.В. История создания и общая характеристика Уголовного уложения 1903 г. // Вестник Московского университета. Серия 11. Право.-1993.- № 5.

Пржевальский В. В. Проект Уголовного уложения и современная наука уголовного права. СПб., 1897. С. 28-29.

Таганцев Н. С. Русское уголовное право. В 2-х т. Тула, 2001. Калмыков П. Д. Учебник уголовного права. М., 1866.

С. 312. Тюнин В. И Экономические преступления в Уголовном уложении 1903 г.: К истории создания Уголовного уложения //Правоведение. – 2000. – № 2. [Электронный ресурс]. URL: http://uristy.ucoz.ru/publ

Комментарии
Отправить