Детские страхи и их возрастная динамика в дошкольном возрасте

В настоящее время отмечается сильный рост детских страхов. Маленький человечек в современном мире сталкивается с такими страхами, о которых и не ведали его сверстники в ХХ веке. Причина этого, как считает Л. С. Акопян, кроется в сюжетах фильмов ужасов, распространении фильмов, содержащих сцены убийств и насилия, героях компьютерных игр, сообщаемой СМИ каждый день информации о терактах, военных действиях и т. п. (Л. С. Акопян, 2010).
 
Трудно найти человека, который бы в детстве чего-либо не боялся. Диапазон детских страхов весьма обширен: страх незнакомцев, страх неожиданных резких звуков, страх темноты, страх перед вымышленными существами, сказочными персонажами, боли, смерти, одиночества и т.д. Многие из этих страхов являются нормальными и закономерными явлениями, отражающими особенности детской психики на каждой из стадий развития. Так, если говорить о дошкольном возрасте, то возникающий в 5-7 лет страх смерти связан с осознанием конечности жизни, что означает развитие способности понимать категории времени и пространства, предвосхищать события (А. И. Захаров, 2006). Однако зачастую окружающие, сами того не подозревая, способствуют усилению детских страхов своим отношением к ним. Они ругают, стыдят ребенка, смеются над его страхами. В результате тот оказывается лишенным возможности поделиться своими переживаниями, стремится скрыть страх, который усиливается, ведет за собой формирование вредных привычек, в некоторых случаях может привести к неврозу.
 
А. И. Захаров  говорит о детских страхах как о связанных с семейной ситуацией (А. И. Захаров, 2006). Важно правильно относиться к страхам ребенка для того, чтобы помочь ему справиться с ними, и уметь строить взаимоотношения в семье так, чтобы они не являлись почвой для детских страхов. Это возможно лишь благодаря знанию о данном феномене, его причинах, изменениях страхов в процессе развития ребенка, возрастных особенностях детских страхов.
 
Выше мы уже упомянули о зависимости детских страхов от особенностей психики ребенка на каждом возрастном этапе. Иными словами, наличие определенного страха может говорить о том, что новообразования, характерные для данного возраста, сформировались. С другой стороны, не наблюдая у ребенка страхов, встречающихся у детей его возрастной категории, можно предположить несформированность новообразований данного возраста. То есть, обладая сведениями о динамике детских страхов и их связи с определенными стадиями развития, специалист может использовать детские страхи как своего рода диагностический критерий, который, наряду с другими критериями, будет показывать, соответствует ли психика ребенка нормам возраста.
 
Заблаговременное выявление отклонений в развитии дошкольника поможет своевременно провести коррекционную работу, что в конечном счете повысит психологическую готовность ребенка к школе. Поэтому использование специалистом знаний о страхах, характерных для разных возрастных групп детей, и их возрастной динамики, приобретает здесь, на наш взгляд, большое значение в дошкольном возрасте.
 
Таким образом, изучение выбранной нами темы обладает особой важностью и большой значимостью в настоящее время.
Объект исследования: детские страхи дошкольного возраста.
Предмет исследования: возрастная динамика детских страхов в дошкольном возрасте.
Цель исследования: изучение страхов детей дошкольного возраста и их возрастных изменений на данном этапе.
Методы исследования: библиографический, метод эксперимента
 
Задачи исследования:
Изучение и анализ литературы, посвященной детским страхам, с целью изложить историю исследования детских страхов и современные взгляды на данный вопрос, а также с целью обозначить детские страхи каждого возрастного этапа.
Обзор литературных источников, содержащих сведения о психологических особенностях детей дошкольного возраста, описание данных особенностей на основе полученных сведений.
 
Исследование детских страхов и их возрастных изменений в течение дошкольного возраста.
Описание (на основании проанализированной литературы и результатов проведенного исследования) основных детских страхов дошкольного возраста и их возрастной динамики.
 
Гипотезы:
1) У детей в возрасте 5–7 лет среднее количество страхов и распространенность социально опосредованных страхов (страхов людей, других детей, одиночества, родителей, наказаний родителей, опозданий, ошибки и нападения), больше, чем у детей 3-5 лет.
2) Существует прямая связь между уровнем тревожности дошкольника и его возрастом, а также количеством страхов, испытываемых ребенком дошкольного периода.
 
 

Детские страхи

 

Общие сведения о понятии «страх»

 
 
В научной литературе можно встретить множество содержательно отличных друг от друга подходов к определению понятия «страх» и классификации страхов. Приведем в настоящей главе некоторые из них.
 
Но для начала хотелось бы разделить такие, на первый взгляд, сходные понятия, как страх и тревога:
1) Страх возникает в ответ на угрозу, которая локализована вовне, определенна, известна и природа ее непротиворечива, тревога возникает в ответ на опасность, которая неизвестна, является внутренней, природа ее неопределенна или противоречива (Г.И. Каплан, 1994);
2) Возникновение страха происходит при наступлении опасности, либо за некоторое время до этого момента. Состояние тревоги же в большинстве случаев можно отследить задолго до появления угрозы;
3) Обычно причина страха конкретна, и субъект ее осознает. Тревогу зачастую вызывает причина, лежащая вне сознания или такая причина, которую невозможно истолковать логически;
4)Страх оказывает на деятельность тормозящее влияние, состояние тревоги приводит к общему возбуждению организма;
5)Страх обязан своим возникновением прошлому опыту, тревога связана с будущим;
6) Основу страха составляют инстинкты, тревога социально обусловлена (Ю. В. Щербатых, 2007).
 
Теперь перейдем к существующим в литературе определениям понятия «страх».
По мнению Д. Айке, страх можно охарактеризовать как «неприятное эмоциональное переживание», при котором субъект «в той или иной степени осознает, что ему угрожает опасность» (Д. Айке, 2001, с.44).
 
М. И. Дьяченко и Л. А. Кандыбович считают страх психическим состоянием, реакцией на реальную или воображаемую опасность, основой которого является инстинкт самосохранения (Психология, 1998).
 
О страхе как о явлении, относящимся к базовым эмоциям человека, говорит А. И. Захаров. Страх, по мнению этого ученого, имеет следующее значение: во-первых, он выполняет защитную функцию, во-вторых, на протяжении истории человечества страх являлся организующим звеном в противоборстве людей и стихии (А. И. Захаров, 2000). «…страх можно рассматривать как естественное сопровождение человеческого развития»,- убежден Захаров (Л. С. Акопян, 2010, с. 9).
Мы можем видеть, что страх рассматривается разными учеными и как эмоция, и как психическое (эмоциональное) состояние. Л. С. Акопян принадлежит попытка обобщить существующие определения. Она считает, что страх может иметь как форму процесса, так и форму состояния и свойства личности, такого, как боязливость (Л. С. Акопян, 2010). В нашей работе мы будем придерживаться данного представления о страхе, так как, на наш взгляд, оно наиболее полно отражает содержание понятия.
Сходную ситуацию мы можем наблюдать и в отношении классификации страхов. Здесь также существует множество подходов. Мы назовем только несколько из них, так как это не является главным моментом нашей работы.
 
Психиатр Карвасарский предложил разделять все страхи по фабулам (фабула - то, чего боится человек). Он выделил восемь основных фабул:
1)боязнь пространства (клаустрофобия, агорафобия – боязнь открытых пространств, страх высоты, страх глубины);
2)социофобии, например страх публичных выступлений, эрейтофобия – страх покраснеть в присутствии людей;
3) нозофобии – страхи заболеть чем-либо;
4) танатофобия – страх смерти;
5)различные сексуальные страхи;
6) страх нанести вред себе или близким;
7) «контрастные» фобии (например, боязнь интеллигентного человека произнести ругательные слова в присутствии других);
8) фобофобии – «страх бояться чего – либо» (Ю. В. Щербатых, 2007, с.20).
 
Щербатых Ю. В. составил свою классификацию страхов: природные (имеющие прямую связь с опасностью для жизни), социальные (например, боязнь публичных выступлений) и внутренние (они «рождаются лишь сознанием человека» (Ю. В. Щербатых, 2007, с.20).
 
Сэдок и Каплан выделяют конструктивные и неконструктивные страхи. Вторые представляют собой неадекватную по продолжительности и силе реакцию на воздействие, которая может явиться причиной нарушений психической сферы (Ю. В. Щербатых, 2007).
 
Также страхи делятся на взрослые и детские. Истории изучения, современным представлениям о детских страхах, а также их возрастным особенностям будут посвящены последующие пункты настоящей главы.
 
 

История изучения феномена детских страхов

 
 
Интерес к проблеме детских страхов возник достаточно давно. Начнем, пожалуй, с взглядов одного из самых известных деятелей – основателя психоаналитического направления З. Фрейда (1856-1939). Говоря о страхе, ученый подчеркивал, что он представляет собой аффективное состояние, вызванное представлением о возможности угрозы (А. Фрейд, З. Фрейд, 1997), и что зачастую страхи «… являются результатом неудовлетворенных желаний и потребностей» (З. Фрейд, 2001, с. 20). На основе созданного им учения о стадиях психосексуального развития Фрейд составил классификацию страхов, естественных для каждой стадии. Согласно ему, страх на самых ранних стадиях является следствием ощущения ребенком собственной беспомощности, также возникновение страха обусловлено у младенца опасностью потери объекта. На фаллической фазе страх из-за беспомощности и страх потери объекта преобразуются в страх кастрации, который при вступлении ребенка в латентную фазу развития превращается в страх перед Супер-Эго, перед совестью, страх нарушить социальные нормы. Следующий этап – страх смерти, сопровождающий человека на всем оставшемся отрезке жизненного пути.
 
Фрейд выделяет два возможных сценария, по которым может идти развитие страха:
1) Нормальное, или естественное, развитие. При таком развитии содержание страхов соответствует особенностям стадии развития, на которой находится человек;
2) Патологическое развитие. В данном случае, хотя развитие уже перешло на новую ступень, сохраняются страхи, свойственные предыдущим стадиям (О.В. Хухлаева, 2001).
М. Кляйн (1882-1960), считающаяся основательницей метода исследования детского бессознательного через наблюдение за играми, предложила концепцию возникновения тревоги у детей, основанную на теории объектных отношений. В начале своей жизни, по Кляйн, младенец занимает по отношению к миру параноидно – шизоидную позицию. То есть, на данной стадии младенец воспринимает мир фрагментарно, как набор частичных объектов (части целостных объектов, связанные с потребностями, такие как материнская грудь) и разделяет частичные объекты на «хорошие» и «плохие», что имеет сходство с расщеплением «Я» при шизофрении.
 
Затем наступает депрессивная стадия. На данном этапе в сознании ребенка происходит объединение частичных объектов в целостные, в результате чего приходит осознание того, что у одного и того же объекта могут быть как положительные, так и отрицательные качества, то есть объект может объединять в себе «хорошие» и «плохие» частичные объекты. Такое понимание ведет за собой возникновение противоречивых чувств, разрушительных тенденций по отношению к матери, которые вызывают чувство вины и тревогу из-за страха их осуществления (Р. Хиншелвуд, 2007).
 
Г.С. Салливену (1892-1949), представителю неофрейдизма, принадлежит мысль о том, что природа детского страха и детской тревоги различна. Страх у детей, согласно Г.С. Салливену, возникает тогда, когда ощущается какое-либо препятствие удовлетворению витальных потребностей. Иная природа у детской тревоги. Тревога рождается в межличностных отношениях, она связана с эмпатией. Так, тревогу ребенка вызывает почувствованная им тревога матери. Ученый считал, что виды страхов определяются видами потребностей, с неудовлетворением которых они связаны. Тревога, в отличие от страхов, не зависит от состояния организма, так как причина ее лежит во внешнем мире.
 
В период от 6 до 10 лет, который Г.С. Салливен назвал «ювенильный», у ребенка развивается такое важное новообразование, как сознательная регуляция поведения, самоконтроль (иными словами, произвольность). Это качество позволяет ребенку так выстраивать свое поведение, чтобы не сталкиваться с наказанием, и таким образом избегать, насколько это возможно, тревоги. То есть, тревога играет важную роль в усвоении ребенком социальных норм.
 
Американский психолог начала ХХ в. С. Холл придерживался точки зрения, что развитие психики каждого индивида подчиняется биогенетическому «закону рекапитуляции», то есть проходит все стадии психического развития человечества, начиная с дочеловеческих предков. Сказанное, по мнению Холла, можно отнести и к развитию страхов, которые проходят путь от иррациональных в детском возрасте до вполне логичных и адекватных во взрослом. Но Холл не отрицал и влияния личного опыта ребенка, а также социума, на развитие страхов.
 
Отечественные психологи в основном разрабатывали вопрос детских страхов в русле проблемы неврозов. В.И. Гарбузов (1930—2013) полагал, что источником всех страхов детского возраста является осознание ребенком своей смертности, которое происходит в конце дошкольного – начале младшего школьного возраста. Иными словами, все детские страхи – формы проявления страха смерти.
 
Т.П. Симсон подчеркивала, что возникновение страха у ребенка обусловлено в первую очередь неожиданностью возникновения объекта или ситуации (О.В. Хухлаева, 2001).
Итак, вопрос детских страхов, их причин, развития занимал умы многих научных деятелей на протяжении истории психологии. Следующие разделы будут посвящены современным представлениям о данных проблемах.
 
 

Современный взгляд на проблему детских страхов

 
 
Сейчас, когда на экранах в изобилии представлено насилие и убийство, когда герои компьютерных игр отличаются жестокостью и зловещим внешним обликом, когда средства массовой информации каждый день сообщают об очередной операции террористов, несчастных происшествиях, катастрофах, у детей возникают страхи, которые не были свойственны их сверстникам в прошлом столетии. «В последние годы специалисты отмечают высокий рост детских страхов», - пишет Л. С. Акопян (Л. С. Акопян, 2010, с. 4).
Такая атмосфера, подрывающая чувство безопасности, стабильности, является если не единственной, то, по крайней мере, одной из главных причин того, что страх смерти в настоящее время является лидирующим среди детей, а страх физического насилия у детей школьного возраста стремительно усилился (Л. С. Акопян, 2010). По утверждению В. В. Абраменковой, тема смерти завоевывает все большее место в сознании ребенка, о чем свидетельствует появление в среде детей такого явления, как «черный юмор», и то, что дети проявляют все больше жестокости, разыгрывая друг друга (В. В. Абраменкова, 2002).
 
Мы можем видеть, что детские страхи претерпели значительные изменения с прошлого столетия, и сейчас ситуация, как в отношении содержания, так в отношении выраженности отдельных страхов, отлична от той, что была в ХХ в. Можно предположить, что содержание и выраженность страхов связаны с особенностями той эпохи, в которую живет ребенок. А каковы, на сегодняшний момент, представления о причинах, развитии детских страхов и их видах?
 
Л.А. Першина, отвечая на данный вопрос, называет следующие причины возникновения детских страхов:
1)Нехватка двигательной и игровой активности, неумение ребенка общаться и играть со сверстниками, из-за чего ребенок может стать беспокойным. Л. А. Першина в подтверждение приводит очень интересные факты. Оказывается, интенсивность страхов сильнее у городских детей, чем у деревенских, дети, которые живут в коммунальных квартирах, реже подвержены страхам, чем те, чьи семьи имеют отдельные квартиры, а единственные дети подвержены страхам чаще тех, у кого есть сиблинги;
2) Ситуация в семье, при которой мать берет на себя доминирующую роль или же чрезмерно нагружена работой, так как связанная с этим сильная нагрузка матери приводит к повышению у нее раздражительности, вызывающему, в свою очередь, беспокойство у детей;
3) Частые ссоры родителей с громким выяснением отношений. Причем больше подвержены действию данного фактора девочки, которые при этом, что интересно, не принимают роль матери в играх, выражая, пусть и неосознанно, свое негативное отношение к образу действий матери;
4) Истощение детей вследствие сильного и продолжительного стресса, что может стать причиной неврозов (Л. А. Першина, 2013).
 
Подробнее о теме влияния семьи на формирование детских страхов, затронутой Л. А. Першиной, говорит А. И. Захаров. Он рассматривает следующие ситуации, связанные с семьей:
1) Неполные семьи. У мальчика, растущего без отца, зачастую возникают трудности в формировании поведения, связанного с полом. Кроме этого, такие мальчики ощущают свою незащищенность от внешних опасностей, потому что отец воспринимается детьми как защитник. Для девочек из неполных семей, по мнению А. И. Захарова, характерны такие страхи, как страх темноты и одиночества, причина которых лежит, опять же, в нехватке чувства защищенности;
 
2) Мать, которая работает или занимает позицию главы семьи. В дополнение к сказанному Л. А. Першиной о влиянии излишней нагрузки матери на повышение тревожности у детей А. И. Захаров говорит о том, что ситуация, при которой матери принадлежит главенствующая позиция, свидетельствует о малой значимости отца в глазах членов семьи, о его слабом участии в семейной жизни. Это, считает Захаров, приводит к затруднению усвоения мальчиком шаблонов поведения, связанного с ролью отца (идентификации с ролью отца), к развитию у мальчика многочисленных страхов.
Захаров отмечает интересный факт, который может свидетельствовать о том, что мальчик испытывает большое количество страхов: мальчик в игре берет на себя роль матери, а не отца. К тому же, это может свидетельствовать о привязанности к матери, имеющей невротический характер.
 
3) Разногласия, размолвки, ссоры родителей. Как полагает Захаров, у детей - дошкольников из таких семей страхов намного больше, чем у их сверстников из семей с более благополучной атмосферой. В первую очередь написанное относится к девочкам. Ссоры родителей порождают у детей в возрасте 3-7 лет такие страхи, как страхи заболевания, заражения, страхи смерти, стихии, родителей и страхи ночных кошмаров (А. И. Захаров, 2006).
 
Поговорим теперь о видах детских страхов.
Следующие группы страхов описывают у детей К. С. Лебединская и О. С. Никольская:
«…1)типичные для детского возраста вообще (страх потерять мать, а также ситуационно обусловленные страхи после пережитого испуга);
2)обусловленные повышенной сенсорной и эмоциональной чувствительностью детей (страх бытовых и природных шумов, чужих людей, незнакомых мест);
3)неадекватные, бредоподобные, т. е. не имеющие под собой реального основания» (Кузнецова Л. В., Переслени Л. И., Солнцева Л. И. и др., 2003, с. 350).
Согласно представлениям А. И. Захарова, детские страхи по содержанию можно разделить на:
1) медицинские (например, врачей, уколов, болезней, страхи, связанные с болевыми ощущениями, страхи при виде крови);
2) страхи, связанные с причинением физического ущерба (например, страхи огня, войны, неожиданных звуков);
3) страхи смерти себя и родителей;
4) страхи животных и сказочных персонажей;
5) страхи перед сном, страхи кошмарных снов и темноты;
7) социально опосредованные страхи (такие как страхи наказания и опоздания);
8) «пространственные» страхи (высоты и т.п.) (А. И. Захаров, 2006).
 
Л. А. Першина склонна полагать, что существует тревога, страх как нормальные состояния, всегда сопровождающие социализацию в детском возрасте, и подчеркивает, что следует обязательно отличать их от страхов, сохраняющихся в течение длительного промежутка времени, превращающихся в фобии. Такие страхи могут нарушить развитие ребенка, их нужно замечать и работать с ними (Л. А. Першина, 2013).
 
Вопрос разделения детских страхов в связи с проблемой того, как происходит их развитие, также рассматривается представителями современной науки. Щербатых Ю. В. описывает две линии развития страхов у детей:
Страхи, развивающиеся на основе собственного опыта ребенка;
Страхи, заимствованные от окружения, внушенные (Ю. В Щербатых, 2007).
 
Как считают многие (Щербатых, Захаров, Акопян и др.), чаще всего детские страхи являются внушенными. Родители и другие люди, воспитывающие ребенка, выступают в качестве источников внушенных страхов. Предостерегающие фразы: «Не ходи – упадешь», «Не бери – обожжешься» зачастую имеют слишком яркую эмоциональную окраску. В результате ребенок может, еще не осознавая опасности ситуации, но уловив сильную тревогу в голосе взрослого, сам начать испытывать страх. Внушенные страхи могут являться результатом воспитания чрезмерно тревожными родителями, у таких детей может развиться излишняя осторожность и боязливость (http://mothercity.ru/zdravstvuj-mir/rannee-detstvo/60-detskie-strahi-i-ih-prichiny Дата обращения: 23.10.13).
 
Порой взрослые, чтобы ребенок слушался, запугивают его различными страшилками, что также приводит к возникновению внушенных страхов. К внушенным страхам, как полагает Акопян, относится и страх заражения. Родители могут пугать ребенка возникновением различных заболеваний (Л. С. Акопян, 2010). «Этот страх падает на благоприятную почву повышенной возрастной чувствительности к страхам смерти» ( А. И. Захаров, 1986, с. 60-61).
 
Таким образом, мы видим, что интерес к проблеме детских страхов в настоящее время не угасает. Переходим теперь к обсуждению тех аспектов проблемы, которые связаны с фактором возраста.
 
 

Возрастные особенности детских страхов

 
 
У каждого возраста есть характерные страхи. Они связаны с особенностями психики ребенка на данном возрастном этапе, со степенью развитости мышления, то есть изменение страхов обусловлено процессом развития головного мозга (Щербатых, 2007). Следует отметить, что прослеживается совпадение по времени между возникновением конкретных страхов и теми периодами, когда психомоторное развитие ребенка делает резкий скачок. Если развитие ребенка соответствует норме, то страхи осуществляют регулирующую функцию в поведении и с течением времени пропадают (Лебединский В. В., Никольская О. С., Баенская Е. Р., Либлинг М. М., 1990).
 
Перед тем как приступить к описанию страхов, присущих каждому возрасту, хотелось бы коснуться темы развития детских страхов. Ю. В. Щербатых выдвигает интересное предположение о существовании некоего «психогенетического закона» (Ю. В. Щербатых, 2007, с. 127), очень похожего на биогенетический «закон рекапитуляции» С. Холла. Он сравнивает развитие детских страхов и изменение страхов человечества в процессе эволюции. Согласно закону, предложенному Щербатых, «в своем развитии детские страхи проходят этапы развития страхов, свойственных людям, стоящим на ранних этапах общественного развития» (Ю. В. Щербатых, 2007, с. 127). В подтверждение своей позиции ученый указывает на то, что маленькие дети, как и представители ранних этапов существования человечества, порой не способны распознать действительную угрозу в ситуации, где она есть, и наоборот, страх у детей вызывается тем, что является незнакомым и может не быть опасным. У детей старшего возраста, по мнению Щербатых, появляется адекватность и прямая связь страхов с угрозой, как и у наших предков более поздних периодов (Ю. В. Щербатых, 2007) .
 
Перейдем теперь к рассмотрению проблемы возрастных особенностей страхов и начнем со страхов детей в период новорожденности и младенчества (0-1г).
Сейчас самым распространенным мнением считается точка зрения, согласно которой новорожденный не способен к страху. Сторонники такой позиции (Захаров, Лэшли, Щербатых и др.) говорят, что для возникновения страхов нужен определенный уровень развития мозга, которого новорожденный ребенок еще не достигает. Хотя, конечно, у новорожденного уже можно наблюдать рефлекторные реакции в результате неожиданной смены положения, а также при восприятии внезапного сильного звука, потере опоры и в случае, если приближается крупный предмет: ребенок вздрагивает или цепенеет (А. И. Захаров, 2006) или же у него возникает так называемый «рефлекс Моро» - ребенок сначала резко разводит руки в стороны, растопыривает пальцы, разгибает ноги, а затем обхватывает себя руками. Рефлекс Моро свойственен детям в течение нескольких недель после рождения (Малая медицинская энциклопедия, 1991).
 
С полуторамесячного возраста у новорожденного можно наблюдать беспокойство при долго длящемся отсутствии матери и как реакцию на слишком сильный шум. Трехмесячный младенец выглядит спокойнее, находясь дома и если взрослый, находящийся рядом в данный момент, ведет себя как мать, то есть демонстрирует признаки любви к нему.
 
После 6-месячного возраста младенец при появлении чего-либо пугающего не реагирует непосредственно, а смотрит на реакцию матери, которая теперь является для него показателем степени опасности.
 
С какого же возраста возможно чувство страха? А. И. Захаров считает, что чувство страха присуще детям только начиная с полугода, так как для этого необходима определенная степень развития познавательных процессов, в том числе способность к прогнозированию опасности, с которой ребенок сталкивался в прошлом (А. И. Захаров, 2006).
 
В 7 месяцев можно говорить о первом проявлении чувства тревоги. Оно возникает в случае, если мать уходит, если прерывается взаимодействие, общение с близкими людьми. При этом появляется чувство одиночества. У детей, у которых в данном возрасте были созданы неблагоприятные условия, в последствии могут появиться такие страхи как страх отчуждения, непонимания, непринятия. Хотя, конечно, за данными страхами могут стоять и другие причины.
 
Возникающий в 8 месяцев страх незнакомцев расценивается (Захаров, Щербатых) как «…уже проявление собственно страха в ответ на конкретную угрозу извне» (Ю. В. Щербатых, 2007, с.128). Позднее этот страх перерастает в страх вымышленных персонажей, способных нанести вред ребенку (А. И. Захаров, 2006).
 
Д. Лешли утверждает, что первые страхи появляются в 3 месяца. Это страх одиночества и страх посторонних людей (Д. Лешли, 1991). Однако более высокую распространенность все же имеет точка зрения, согласно которой страх одиночества присущ детям в возрасте 6-7 месяцев, а страх незнакомых людей – восьмимесячным (Ю. В. Щербатых, 2007).
 
 

Страхи детей в раннем возрасте (1-3 г)

 
 
Й. Райншбург полагает, что промежуток с 7-8 месяцев до 2-3 лет является периодом, когда прослеживается прямая связь между уровнем интеллекта и количеством испытываемых страхов. Ребенку данного возрастного промежутка свойственно испытывать «конкретные страхи»: реакция страха возникает в ответ на определенные, конкретные стимулы, о которых ребенок полагает, что они представляют опасность (Й. Раншбург, П. Поппер, 1983).
 
Раннее детство считается сенситивным периодом - таким периодом, когда уязвимость к неблагоприятным факторам повышается. Это обуславливает тот факт, что наибольшее количество детских страхов мы можем видеть в 3 года (В.А. Аверин,1998 ).
 
Приближение к двухлетнему возрасту связано для ребенка с первым осознанием своего «Я», своей автономии, своей личности. Чем ближе к 3 годам, тем отчетливей становится осознание себя отдельным существом. Первые проявления такого осознания можно видеть в год: ребенок выказывает стремление быть более самостоятельным, независимым, отсутствие матери уже не вызывает такой тревоги, как раньше. Это явление получило название кризиса 1 года, который зачастую обозначается как «Я сам». Однако страх потери матери все же является для ребенка сильным, что приводит к появлению в данном возрасте страха темноты (А.И.Захаров, 1986). Темнота воспринимается ребенком как равнозначная одиночеству, потере матери. Стоит также отметить еще один фактор, лежащий в основе страха темноты. Он связан с развитием образного мышления, способности к воображению. В темноте ребенку начинают мерещиться сказочные персонажи, страшные животные (Й. Раншбург, П. Поппер, 1983).
 
В период от 1 до 2 лет наиболее распространенным является страх неожиданных звуков, на второй позиции находится страх одиночества, страх боли и уколов занимают третье место по распространенности.
 
Между 2 и 3 годами картина меняется: теперь страх боли и уколов является наиболее часто встречающимся, распространенность страха одиночества та же, однако теперь он более характерен для девочек, чем для мальчиков, страх неожиданных резких звуков перемещается на третью позицию. Иными словами, чем старше становится ребенок, тем больше у него становится условнорефлекторных страхов и тем меньше – имеющих безусловнорефлекторный инстинктивный характер.
 
Ближе к двухлетнему возрасту учащаются страшные сны и связанные с ними страхи перед засыпанием. Больше этому подвержены мальчики.
Достаточно часто в данном возрасте встречаются страшные сны, основным героем которых является Волк. Причем в основном, как замечает В. А. Аверин, страх волка присущ детям, испытывающим страх наказания со стороны отца. Можно предположить, что волк символизирует боль (В.А. Аверин,1998 ). Страх наказания, конечно, умеренно выраженный, выполняет очень важную функцию – он регулирует поведение ребенка, способствует развитию и закреплению социально приемлемых и адекватных форм поведения (Л. С. Акопян, 2010).
 
К трехлетнему возрасту среди персонажей детских снов начинает встречаться Баба Яга, что может являться показателем строгости матери. Страх Волка и Бабы Яги также отражает появление страха более глобального порядка - страха смерти.
 
Если говорить об основных источниках страхов в раннем возрасте, то можно назвать следующее:
Ревность к сиблингам;
Психологическое состояние родителей;
Ссоры, разногласия между членами семьи (В.А. Аверин,1998 ).
Опишем страхи детей дошкольного возраста (3-7 л).
 
Об основных причинах детских страхов в промежутке 3-5 лет говорит А.И. Захаров. По его мнению, страхи в данном случае могут возникать как следствие:
лишения ребенка возможности взаимодействовать со сверстниками;
2) неправильных воспитательных мер, таких как закрывание ребенка в темной комнате в качестве наказания;
3) ситуаций внезапного и непредсказуемого характера (автомобильная катастрофа, поломка лифта и т. п.) (А.И. Захаров, 2000).
Следует также отметить, хотя об этом говорилось и раньше, что, помимо страхов, развившихся как следствие личного опыта ребенка, у ребенка возникают страхи, внушенные ближайшим окружением.
 
Захаров говорит о триаде страхов, типичных для дошкольного возраста:
страх одиночества;
страх темноты;
страх замкнутого пространства (А.И. Захаров, 1988).
 
В 4 года у мальчиков и в 3 года у девочек выраженность страхов наименьшая по сравнению с другими периодами детства (А.И. Захаров, 1986).
В промежутке от 3 до 5 лет у детей можно наблюдать страх перед засыпанием. Появляются идеи, будто под кроватью кто-то притаился, кто-то смотрит в окно.
По мнению Щербатых, главным страхом дошкольного возраста является страх смерти, который достигает пика в 7 лет у мальчиков и в шестилетнем возрасте у девочек (Ю. В. Щербатых, 2007). Дети открывают для себя конечность существования. Возникновение страха смерти, как считает В. Карандашев, есть «…симптом пробуждающегося сознания. Само ощущение себя становится потребностью. А страх себя не ощущать легко превращается в страх смерти … Страх небытия — вот чего прежде всего боится ребенок 3-5 лет» (В. Карандашев, 1999, с. 15). По мнению ученого, более сильная выраженность страха смерти свойственна детям с развитой чувственной и эмоциональной сферой, развитым абстрактным мышлением (В. Карандашев, 1999). Усиливает страх смерти и современная жизнь, полная тревожности и нестабильности, постоянное упоминание темы смерти в СМИ, о чем мы рассуждали в начале главы.
 
Со страхом смерти тесным образом связан возникающий в данном возрасте страх смерти во сне (6-7 лет). Страх смерти – закономерное явление, говорящее о правильном развитии психики, его отсутствие у детей может говорить о задержке психического развития, его нет, например, у детей с расторможенным, агрессивным поведением, у детей, выросших в семьях хронических алкоголиков (А.И. Захаров, 1986).
 
Страхи животных и сказочных персонажей в дошкольном возрасте имеют максимальную выраженность (Ю. В. Щербатых, 2007).
Дошкольный возраст является периодом, в который достигают наивысшего расцвета ночные кошмары. Это, по словам С. Б. Готтлиба, является следствием того, что дети интенсивно приобретают новый опыт (С. Б. Готтлиб, 1998). Как правило, в таких снах фигурируют Баба Яга и Волк. Позднее к Бабе Яге присоединяются Кощей Бессмертный и Бармалей как символы, отражающие наличие страха наказания (А.И. Захаров, 2000). «Частые, с повторяющимся сюжетом ночные кошмары, требуют особого исследования» (Л. С. Акопян, 2010).
 
Чем старше становится дошкольник, тем больше он приобретает способность к планированию действий, прогнозированию, тем больше развивается чувственная сфера (появляются чувства стыда, гордости, вины, самолюбия, способность к эмпатии) и, соответственно, тем более сложной становится область страхов (А.И. Захаров, 2000).
Наличие страхов в дошкольном возрасте, как, впрочем, и в других возрастных промежутках, является нормой. Если же ребенок не испытывает страхов, то это может означать низкий уровень интеллекта, органическую расторможенность, некритичность ребенка. Малое количество страхов (по сравнению со сверстниками) характерно, помимо всего прочего, для сыновей отцов с алкогольной зависимостью (Захаров, 2006).
 
А. И. Захаров в 1982 г опубликовал результаты исследования изменения среднего количества страхов в зависимости от возраста. В своей работе он также сравнил среднее количество страхов у девочек и мальчиков каждого возраста. Согласно полученным им данным, среднее количество страхов в дошкольном возрасте у мальчиков наибольшее в 3 и 6 -7 лет (9 страхов). У девочек картина иная: у них количество страхов в 3 года наименьшее (7 страхов), затем оно нарастает и к семи годам составляет 12. У девочек в 3 года страхов несколько меньше, чем у мальчиков того же возраста (7 и 9 соотвественно). Зато начиная с 4 лет девочки лидируют по среднему количеству страхов (4 года: мальчики – 7 страхов, девочки – 9; 5 лет: мальчики – 8 страхов, девочки -11; 6 лет: у мальчиков – 9, у девочек – 11) (М. А. Панфилова, 2002).
Страхи детей младшего школьного возраста (7 – 11 л.).
 
Особенность младших дошкольников – магическое мышление, усиление веры в сверхъестественное, фантастическое. Это отражается на содержании страхов: появляются страхи перед таинственными явлениями, предсказаниями, возникают суеверия. Популярность приобретают так называемые «страшилки».
 
На первый план выходит страх несоответствия требованиям и ожиданиям окружения. Ребенок начинает беспокоиться, что, показав себя не с лучшей стороны, он снизит хорошее отношение к себе со стороны мамы и папы, педагогов, товарищей, от которого зависит его самооценка. В основе таких страхов: страх опоздания (который является одним из ведущих в данном возрасте (Захаров, 2006)), боязнь сделать что-то не так, совершить ошибку (http://mothercity.ru/zdravstvuj-mir/rannee-detstvo/60-detskie-strahi-i-ih-prichiny Дата обращения: 23.10.13).
 
Помимо страха несоответствия требованиям, ведущими страхами дошкол??ного возраста являются боязнь войны и смерти родителей (Захаров, 2006).
 
 

Страхи детей в возрасте 11- 16 лет

 
 
Подростковый возраст – время, когда в организме в течение относительно короткого промежутка времени развертываются мощные, масштабные по своему размаху процессы. Подросток меняется буквально на глазах: увеличивается рост, изменяется голос, фигура, появляются вторичные половые признаки – и это только то, что касается внешних характеристик, а за ними стоят внутренние процессы. Конечно, подобные явления не могут не сказаться на психической сфере: подростку становится трудно контролировать свои чувства и эмоции, заостряются некоторые черты характера и многое другое.
 
Типичными страхами данного возраста являются: боязнь изменений, совершающихся на физическом уровне, страхи утратить контроль над аффективной сферой, стать обезличенным, страх одиночества, страхи быть наказанным, быть отвергнутым и непонятым сверстниками, не выполнить обещанного.
Помимо данных специфических страхов, подросткам свойственны страхи, обусловленные инстинктом самосохранения, или природные: пожара, заболеть, войны, стихии. Также порой в подростковом возрасте у детей сохраняются страхи, свойственные более ранним периодам.
 
Нам представляются интересными результаты исследования Т. А. Гавриловой страха смерти в подростковом возрасте. Согласно им, содержание страха смерти претерпевает изменения на протяжении пубертатного периода: если 13-14-тилетние подростки боятся неожиданной смерти, то для 15-16–летних страшна мучительная смерть (Т. А. Гаврилова, 2004).
 
Мы увидели, насколько различны и многообразны представления современных авторов о том, что такое страх и каковы его виды, проследили историю исследования детских страхов и обозначили сегодняшние точки зрения по данному вопросу, а также коснулись темы развития страхов и их связи с основными возрастными этапами детства. В следующей главе мы рассмотрим особенности психической сферы ребенка-дошкольника и более подробно опишем страхи данного возраста.
 
 

Дошкольный возраст

 
 

Психологические особенности детей дошкольного возраста

 
 
Дошкольный возраст (в отечественной психологии) - этап развития ребенка от 3 до 6-7 лет, находящийся между ранним (1-3 года) и младшим школьным (7-10 лет) возрастами (Большой психологический словарь, 2003).
 
Дошкольный возраст принято разделять на:
1) Младший дошкольный возраст (3-4 года);
2) Средний дошкольный возраст (4-5 лет);
3) Старший дошкольный возраст (5-7 лет) (Психологический словарь, 2000).
 
Ведущей деятельность данного возраста является игра, что и дало ему второе название – «возраст игры». Интересна динамика игровой деятельности в дошкольном возрасте:
1) В младшем дошкольном возрасте игра передает предметные действия людей, в ней отсутствует сюжет, не предполагается участие кого-либо другого;
2) Средний дошкольный возраст – период, на который приходится пик ролевой игры, то есть такой игры, в которой воссоздаются отношения между людьми – носителями различных ролей. Дети осваивают сложную систему взаимоотношений. В игре появляется сюжет;
3) В старшем дошкольном возрасте на первый план выходит соблюдение правил, связанных с той ролью, которая взята в игре. Ролевая игра сменяется игрой с правилами. В такой игре главным становится достижение определенной цели в заданных условиях, то есть следуя правилам игры («прятки», «классы») (Большой психологический словарь, 2003).
 
Способность подчиняться игровым правилам отражает очень важные новообразования данного возраста – произвольность и выстраивание иерархии мотивов. Ребенок становится способным управлять своим поведением в соответствии с условиями, нормами, правилами, отделять ведущие мотивы от второстепенных, обдумывать свои действия, прежде чем их совершить (Психологический словарь, 2000). Причем, сдерживание одних желаний и осуществление других теперь регулируется еще и самим ребенком (обещание родителям, например) (Л. Ф. Обухова, 1996). Произвольность проявляется прежде всего в психической сфере - как возможность управлять своими психическими процессами (произвольное внимание и т.п.). Развитие произвольности является одним из необходимых условий будущего обучения ребенка в школе.
Если продолжать разговор о видах деятельности, свойственных дошкольникам, то можно отметить восприятие сказок, конструирование, рисование, лепку, начальные проявления трудовой и учебной деятельности (подробнее о некоторых из них – далее). Деятельность дошкольника отличается от деятельности ребенка предыдущих этапов способностью претворять в жизнь собственные идеи. Это свидетельствует о том, что появляется опосредованность поведения образом результата и образом поведения. Иными словами, поведение, которому ранее была свойственна ситуативность, практически полная зависимость от внешних факторов, постепенно становится личностным, регулируемым собственным представлением о результате и о том, как данное поведение должно быть построено.
 
Образование иерархии мотивов, а также то, что поведение становится опосредованным представлениями, позволяет говорить о том, что в данном возрасте начинает формироваться личность (Большой психологический словарь, 2003).
 
Всем известно, насколько привлекательна для детей, в том числе дошкольного возраста, сказка, и как хорошо усваивается ими то, что передано в форме сказки. В чем причина этого? Дошкольник в восприятии мира ориентируется более всего на чувства и эмоции, а не на логический анализ. Сказка как раз направлена на чувственную, эмоциональную сферу. Поэтому именно восприятие сказки представляет для ребенка наиболее близкий, естественный способ познания мира, усвоения норм морали, приобретения представления о добре и зле (И.П. Токмакова, 1991).
 
Мы упомянули, что в дошкольном возрасте можно наблюдать трудовую деятельность, правда, находящуюся на начальной стадии формирования. Как считает Л. Ф. Обухова, появление данной деятельности придает новое звучание взаимоотношениям ребенка и взрослого: появляется взаимопомощь, необходимость согласования поведения, встает вопрос разделения ответственности, распределении функций. Таким образом, ребенок приобретает множество навыков взаимодействия, которые с возрастом развиваются (Л. Ф. Обухова, 1996).
 
Еще одно важное новообразование дошкольного возраста – децентрация. Ребенку более раннего возраста свойственен эгоцентризм – неспособность встать на позицию другого. К концу дошкольного возраста такая позиция по отношению к миру сменяется пониманием, что существуют иные точки зрения, взгляды. Феномен эгоцентризма был открыт Ж. Пиаже, которому принадлежат знаменитые исследования особенностей детского мышления. Пиаже выделял два условия преодоления эгоцентризма:
 
1) Воспринимать свое «Я» как субъект, отдельный от всего, что представляет собой объект по отношению к нему;
2) Принимать во внимание, что возможны другие взгляды, и соотносить свою позицию с ними (Ж. Пиаже, 1999).
 
Исследования, осуществлявшиеся Д.Б. Элькониным и его последователями, показали, что процессу децентрации способствует ролевая игра, являясь важнейшим его условием. Было установлено, что в ходе игры ребенок, принимая на себя какую-либо роль, занимает в каждом случае эгоцентрическую позицию. Переключаясь между ролями, он учится смотреть на мир глазами разных персонажей и постепенно осознает существование среди людей других точек зрения, их многообразие, понимает, что не все видят мир одинаково (Д.Б. Эльконин, 1978).
 
Дошкольное детство – тот возраст, когда завершается формирование половой индентификации, начавшееся с двух с половиной – трех лет. Трехлетний ребенок уже способен ответить на вопрос о своем поле (Малая медицинская энциклопедия, 1991).
 
Мировоззрение дошкольника Ж. Пиаже назвал «артификалистским». Это такое мировоззрение, при котором ребенок считает все творением людей. Можно сказать, что данное мировоззрение является первой попыткой упорядочить немногочисленные пока знания о мире, понять его законы.
 
В дошкольном возрасте складываются первые этические представления: о добре и зле, о хорошем и плохом. Также можно говорить о начале формирования в данном возрасте самооценки: ребенок понимает, что его возможности небезграничны. С появлением самооценки связано возникновение еще одного новообразования – личного самосознания. Ребенок понимает свое положение в структуре социальных отношений, свое пока еще неравенство со взрослыми в данной сфере, и стремиться к деятельности, которая бы приносила пользу обществу, одобрялась обществом и повысила бы его общественный статус (Л. Ф. Обухова, 1996).
 
Следует отметить, что уже трехлетний ребенок открывает свою смертность и испытывает соответствующие данному осознанию переживания (Ю. В. Щербатых, 2007).
Хотелось бы упомянуть еще о двух явлениях, связанных с дошкольным возрастом: кризисах трех и семи лет, содержание которых представляет, на наш взгляд, интерес в русле изучения проблемы психологических особенностей детей-дошкольников.
 
 

Особенности кризисов трех и семи лет. Кризис трех лет

 

Осознание своей автономии, своей личности, своего «Я», впервые проявляющееся в 1 год, к трем годам все увеличивается. Появляется понимание «…себя как активного субъекта в мире предметов. Произнося: "я сам", ребенок стремился действовать в этом мире, изменять его» (http://psyera.ru›4568/krizis-semi-let. Дата обращения: 01. 04. 14 г). Ребенку становится недостаточно тех взаимоотношений со взрослыми, которые были ранее, он нуждается в переходе на новый уровень отношений, при котором учитывалась бы его формирующаяся личность.
 
Л. С. Выготским были выделены семь типичных проявлений, или смптомов, кризиса трех лет:
1) Негативизм – отказ выполнять требования взрослых. При этом могут игнорироваться слова не всех, а какого – то конкретного взрослого;
2) Упрямство. Встретив отказ, ребенок все равно продолжает требовать чего-либо. При этом упрямство порождается не столько желанием получить требуемое, сколько отказом взрослого, возникает как бы назло отказу. Следует понимать, что упрямство – это не настойчивость, так как настойчивость вызывается желанием достичь чего–либо;
3) Строптивость – отказ подчиняться правилам, следовать установленному распорядку дня;
4) Своеволие – стремление принимать собственные решения, выполнять все самостоятельно. Такое желание вызывается познавательной потребностью. Зачастую своеволие распространяется на то, что пока еще не может быть выполнено ребенком самостоятельно. Ребенок понимает, на что он способен, у него формируется самолюбие;
5) Протест – бунт. Это выражение стремления ребенка к тому, чтобы его автономия, его «Я» учитывались. Родители же еще не перестроились на новые взаимоотношения, что вызывает бунт у ребенка, ссоры с ними;
6) Обесценивание – для ребенка перестает быть дорогим, значимым, важным то, что являлось таковым. Авторитет и правота родителей уже не кажутся такими непоколебимыми, обесцениваются ранее значимые предметы;
7) Деспотизм. Ребенок кажется настоящим деспотом, требует, чтобы все его желания исполнялись (Л. С. Выготский, 1997).
 
 

Кризис семи лет

 
 
К концу дошкольного возраста формируется множество новообразований. Одно из них – обобщение переживаний, появление внутренней жизни, которая отныне будет являться регулирующим фактором поведения. Именно появление внутренней жизни, по мнению Л. Ф. Обуховой, является базовым для понимания причин кризиса семи лет.
 
Обратимся к другим причинам. Мы уже писали в данной главе, что к концу дошкольного периода у ребенка формируется личное самосознание – понимание того, на какой низкой ступени он стоит в системе отношений в обществе. Ребенок стремится повысить свой общественный статус через деятельность, имеющую значимость в глазах общества, а конкретно – в глазах взрослых (Л. Ф. Обухова, 1996). Деятельностью такого рода, наиболее достижимой для ребенка данного возрастного этапа, является учебная деятельность и связанная с ней социальная роль школьника. Ребенок, достигший семи лет, стремится занять позицию школьника, хочет, чтобы к нему уже относились как к «большому» .
 
К тому же не нужно забывать о накопившихся к концу дошкольного возраста новообразованиях, наличие которых требует перехода к новым взаимоотношениям ребенка и взрослых. Семья же еще не успевает перестроить свое отношение к дошкольнику.
 
Вот причины кризиса семи лет. А теперь поговорим о его основных симптомах:
1) Потеря детской непосредственности. Появление внутренней жизни приводит к тому, что намерение не осуществляется ребенком сразу после своего возникновения (как было ранее), а вначале обдумывается, рассматривается под углом последствий этого поведения для позиции ребенка в структуре взаимоотношений со взрослыми. По мнению Эльконина, ребенка до той поры нельзя считать вступившим в новый возрастной этап, пока у него не наблюдается склонность к оценке своих поступков с данной позиции;
2) Манерничанье. Дети начинают вести себя неестественно, строя из себя что-то (Л. Ф. Обухова, 1996);
3) Симптом «горькой конфеты». Он был отмечен А. Н. Леонтьевым при исследовании дошкольников, которое состояло в том, что ребенку предлагалось, сидя на стуле, завладеть предметом, находящимся от него на таком расстоянии, что выполнение задания по инструкции было невозможным. Исследователь уходил в другую комнату, откуда следил за происходящим через зеркало Гезелла. Ребенок, несколько раз попробовав выполнить задание и потерпев неудачу, наконец нарушал инструкцию: вставал со стула, брал предмет и опять садился на стул. Тогда исследователь возвращался к ребенку, и, выражая свое одобрение, протягивал ему конфету в качестве приза. И тут происходила интересная вещь: ребенок не хотел принимать конфету, а при уговорах у него даже появлялись слезы.
 
Леонтьев объяснил это явление тем, что у дошкольника формируется иерархия мотивов, в которой социальные мотивы доминируют. Экспериментальная ситуация породила борьбу социального мотива выполнить задание и мотива добыть предмет, в которой ребенок удовлетворил последний мотив. Но появление исследователя напомнило ребенку о том, что он проигнорировал более значимый для него мотив – социальный, «…значение которого еще усилилось незаслуженной наградой».
 
Мы можем видеть, какие масштабные изменения происходят в психике ребенка в дошкольном периоде, какова яркость проявлений новообразований в критические периоды, граничащие с ним. И конечно же, данные преобразования не могут не сказаться на детских страхах. Например, как мы уже говорили ранее, на 7 лет у мальчиков и 6 лет у девочек приходится пик страха смерти, который является, по сути дела, основой всех страхов. Это, конечно же, не может не быть связанным с тем, что ребенок переживает кризис 7 лет, когда, в результате резкого скачка в психическом развитии, заостряются все внутренние конфликты, в том числе и конфликт, вызванный осознанием своей смертности.
 
 
 
В экспериментальной группе 3-5 лет самой высокой распространенностью обладают страхи животных, стихии и пожара (по 100%). Самая низкая распространенность у страха других детей (13, 33%). Остальные страхи по распространенности можно расположить между этими двумя крайними значениями следующим образом (в порядке убывания):
1. Страхи при виде крови, болевых ощущений, страхи кошмарных снов и ошибки (99, 33 %);
2. Страхи огня и сказочных персонажей (80%);
3. Страхи войны и глубины (73,33 %);
4. Страхи наказаний родителей, одиночества и высоты (66,67 %);
5. Страхи неожиданных звуков, уколов, болезней, собственной смерти и смерти родителей, темноты, воды (60%);
6. Страх перед сном (53, 33%);
7. Страхи людей, опозданий, врачей, открытых пространств (46,67%);
8. Страх замкнутых пространств (40%);
9. Страхи нападения, родителей и транспорта (26,67%).
 
В возрасте 5 – 6,5 лет самым высоким по распространенности является страх огня (100%), распространенность страха пожара несколько меньше, чем в 3-5 лет (93,33%). Самым низким значением распространенности обладает страх родителей (6,67%). Распространенность остальных страхов (в порядке убывания):
1. Страхи пожара, стихии и сказочных персонажей (93,33%);
2. Страхи кошмарных снов, темноты и войны (86,67%);
3. Страхи ошибки, нападения, неожиданных звуков, боли (80%);
4. Страхи одиночества, наказаний родителей, собственной смерти и смерти родителей, животных (73,33%);
5. Страхи из группы медицинских: при виде крови и уколов (66,67%);
6. Страхи болезней, высоты и глубины (60%);
7. Страхи замкнутых пространств и опозданий (53,33%);
8. Страх людей (46,67%);
9. Страхи детей, врачей (кроме зубных), открытых пространств и воды (26,67%);
10. Страх транспорта (20%);
11. Страх перед сном (13,33%).
 
Можно выделить те страхи, распространенность которых значительно различается в обеих экспериментальных группах:
 
Говоря о медицинских страхах, можно отметить, что в группе 5-6,5 лет по сравнению с группой 3-5 лет в 1,75 раза ниже распространенность страха врачей и почти в 1,35 раза ниже распространенность страха при виде крови.
 
В группе страхов перед сном, кошмарных снов и темноты у дошкольников 5-6,5 лет по сравнению с дошкольниками 3-5 лет в 1,56 раза выше распространенность страха темноты, в 4 раза ниже распространенность страха перед сном.
 
В группе «пространственных» страхов у детей в возрасте 5-6,5 лет по сравнению с детьми в возрасте 3-5 лет в 1,75 раза ниже распространенность страха открытых пространств и в 2,25 раза ниже распространенность страха воды.
 
Если говорить о группе социально опосредованных страхов, у детей в возрасте 5-6,5 лет по сравнению с детьми в возрасте 3-5 лет в 3 раза выше распространенность страха нападения, в 2 раза выше распространенность страха других детей и в 4 раза ниже распространенность страха родителей. О других страхах данной группы можно сказать, что распространенность страха людей в обеих случаях одинакова (46,67%), распространенность страха одиночества несколько выше в возрасте 5-6,5 лет (66,67% в 3-5 лет и 73,33% в 5-6,5 лет), распространенность страха наказания родителей также несколько выше в у детей 5-6,5 лет (66,67% в 3-5 лет и 73,33% в 5-6,5 лет), распространенность страха опозданий немного ниже в группе 3-5 лет (46,67% в 3-5 лет и 53,33% в 5-6,5 лет), а страх ошибки несколько ниже распространен в группе 5-6,5 лет.
То есть, распространенность более половины социально опосредованных страхов в экспериментальной группе 5-6,5 лет выше, чем в группе 3-5 лет, однако кардинальные различия мы можем видеть лишь по страхам детей, нападения и родителей.
 
В сфере социально опосредованных страхов на протяжении дошкольного периода происходят следующие изменения:
1) значительно повышается распространенность страха нападения (начиная с 5 лет он встречается в 3 раза чаще, чем в 3-5 лет), страха других детей (его распространенность с 5 лет возрастает в 2 раза по сравнению с 3-5- летними дошкольниками);
2) значительно понижается распространенность страха родителей (3-5-летние дошкольники испытывают его в 4 раза чаще, чем более старшие дошкольники);
3) распространенность страха людей остается одинаковой во все время дошкольного детства;
4) несколько возрастает, начиная с 5 лет (не так значительно, как в случае страхов других детей и нападения), распространенность следующих ??трахов: страха одиночества, страха наказания родителей, причем распространенность данных страхов как до 5 лет, так и после, совпадает (66,67% в 3-5 лет и 73,33% в 5-6,5 лет). Также наблюдается незначительное повышение у дошкольников с 5 лет распространенности страха опозданий (46,67% в 3-5 лет и 53,33% в 5-6,5 лет);
5) наблюдается незначительное понижение распространенности страха ошибки (93,33 % в 3-5 лет и 80% в 5-6,5 лет).
 
Мы видим, что на протяжении дошкольного периода не происходит повышения распространенности всей группы социально опосредованных страхов, однако про отдельные страхи данной группы это сказать можно. Это страхи нападения и страхи других детей, распространенность которых повышается в значительной степени. Повышение распространенности таких страхов, как страх одиночества, наказания родителей, опозданий, по нашим результатам, незначительно и вызывает сомнение. Возможно, увеличив количество испытуемых, мы бы получили равную распространенность данных страхов на протяжении дошкольного периода. Распространенность страха родителей не только не возрастает, но, наоборот, резко понижается.
 
Что касается динамики распространенности других видов страхов, то, согласно полученным нами результатам, у дошкольников до 5 лет наиболее распространенными являются страхи животных, стихии и пожара (по 100%), а самая низкая распространенность у страха других детей (13, 33%).
 
С 5 лет картина меняется: на первое место выходит страх огня (100%), распространенность которого до этого составляла 80%, распространенность страха пожара несколько понижается (93,33%), страхи животных теперь встречаются у 73,33% детей, распространенность страха стихии незначительно понижается (93,33%) наименее распространенным становится страх родителей (6,67%).
 
Можно предположить, что дошкольники в возрасте 3-5 лет скорее боятся конкретной опасной ситуации, связанной с огнем – пожара, а дошкольники 5-6,5 лет боятся огня вообще как явления природы, опасного для человека. Возможно, это связано с тем, что мышление старших дошкольников, в силу возраста, менее привязано к конкретной ситуации, они более способны к обобщению, к тому, чтобы перенести осознание страха перед испугавшим их конкретным проявлением опасного фактора (например, пожар, увиденный по телевизору) на всю группу проявлений данного фактора (например, огонь).
 
Также нами было установлено, что количество страхов у дошкольников не меняется с возрастом. В нашем исследовании оно составило приблизительно 20 как в возрасте 3-5, так и 5-6,5 лет, что превышает возрастные нормы, о которых пишет Захаров.
 
Получается, несмотря на то, что на протяжении дошкольного возраста происходит выстраивание иерархии мотивов, где социальные мотивы все более преобладают, и развитие интеллектуальной и аффективной сфер, наша гипотеза №1 в целом оказалась неверной. Напомним, это было предположение о том, что у детей в возрасте 5–7лет среднее количество страхов и распространенность социально опосредованных страхов (страхов людей, других детей, одиночества, родителей, наказаний родителей, опозданий, ошибки и нападения), больше, чем у детей 3-5 лет. Однако частично данная гипотеза подтвердилась для распространенности отдельных социально опосредованных страхов.
 
Проведенное нами исследование динамики уровня тревожности в дошкольном возрасте показало, что, несмотря на превышающее норму количество страхов у испытуемых в обеих группах, самым высоким по распространенности как в группе 5-6,5 лет, так в группе 3-5 лет является средний уровень тревожности (66,67%), а высокий уровень тревожности имеет крайне малую распространенность (6,67%). Мы предполагаем, это связано с тем, что, несмотря на большое количество страхов, выраженность страхов не является настолько сильной, чтобы повысить уровень тревожности.
 
Исследование динамики распространенности уровней тревожности среди дошкольников показало, что распространенность среднего уровня тревожности при приближении к 7 годам увеличивается, распространенность высокого уровня тревожности остается одинаково низкой, при этом распространенность низкого уровня тревожности уменьшается. Однако, как показала проверка связи между уровнем тревожности и возрастом ребенка-дошкольника, данные явления не связаны.
 
Следовательно, можно предположить, что уровень тревожности в дошкольном периоде не зависит ни от количества страхов, ни от возраста ребенка. Распространенность среди детей высокого, низкого и среднего уровней тревожности также, видимо, не зависит от возраста. Возможно, на уровень тревожности оказывают влияние выраженность страхов или другие факторы, которые не были нами исследованы.
 
Таким образом, гипотеза №2 о том, что существует прямая связь между уровнем тревожности дошкольника и его возрастом, а также количеством страхов, испытываемых ребенком дошкольного периода, не подтвердились.
 
Выводы
Результаты исследования по проведенным методикам, направленным на изучение динамики детских страхов в дошкольном периоде, позволили выявить следующее:
1) Дошкольникам 3-5 лет в наибольшей степени свойственны страхи животных, стихии и пожара (они встречаются у всех детей данного возраста), а наименее свойственным для них является страх других детей. Начиная с 5 лет у всех детей наблюдается страх огня, а количество детей, испытывающих конкретно страх пожара, несколько снижается. Количество детей, имеющих страх животных, начиная с 5 лет, также снижается, страх стихии по-прежнему остается одним из наиболее характерных для дошкольников в 5-6,5 лет. Наименее свойственным становится страх родителей, который в данном возрасте испытывает значительно меньшее количество детей, чем в 3-5 лет.
 
2) Нам представляется возможным объяснить тот факт, что дети, начиная с 5 лет, более подвержены страху огня, нежели его конкретного проявления – пожара, а дети до 5 лет – наоборот, тем, что мышление дошкольника с возрастом приобретает все большую способность к обобщению, способность перенести осознание страха перед конкретным проявлением фактора на всю группу проявлений данного фактора.
 
3) Распространенность у дошкольников таких социально опосредованных страхов, как страх нападения и страх других детей, значительно повышается при приближении к 7 годам, распространенность другого страха данной группы – страха людей - остается одинаковой, распространенность страха родителей значительно понижается. Распространенность остальных социально опосредованных страхов (страх одиночества, наказания родителей, опозданий), по результатам нашего исследования, меняется незначительно.
 
4) Среднее количество страхов, испытываемых дошкольниками, не меняется в течение всего дошкольного периода. В нашем исследовании оно составило 20 страхов, что превышает установленные Захаровым возрастные нормы.
 
5) Распространенность среднего уровня тревожности на протяжении дошкольного возраста увеличивается, распространенность высокого уровня тревожности остается одинаково низкой, а распространенность низкого уровня тревожности уменьшается. При этом уровень тревожности не зависит ни от количества страхов, ни от возраста дошкольника. Возможно, он определяется выраженностью страхов или же обусловлен другими факторами, не вошедшими в анализ в данном случае.
 
Заключение
При выполнении данной работы нами были достигнуты поставленные цели и задачи:
1) Проанализирована и изучена литература, содержащая сведения о детских страхах, на основе данного анализа изложены история исследования феномена детских страхов, современные представления о данной проблеме и возрастные особенности страхов у детей.
2) Проведен обзор литературных источников, посвященных проблеме психологических особенностей детей дошкольного возраста, описана данная проблема, а также проблема страхов дошкольников.
3) Проведено эмпирическое исследование, в результате которого описана возрастная динамика страхов и уровня тревожности в дошкольном возрасте, проверены выдвинутые гипотезы.
 
Гипотеза о том, что существует прямая связь между уровнем тревожности дошкольника и его возрастом, а также количеством страхов, испытываемых ребенком дошкольного периода, не получила подтверждения.
 
Гипотеза о большей распространенности в возрасте 5–7лет социально опосредованных страхов и большем среднем количестве страхов, чем в возрасте 3-5 лет, подтвердилась отчасти. То есть, было установлено, что распространенность всей группы социально опосредованных страхов не возрастает значительно на протяжении дошкольного возраста (распространенность страха родителей даже понижается в 4 раза), однако можно говорить о значительном увеличении распространенности отдельных страхов данного класса (страх нападения и страх других детей). Полученные нами данные также показали, что среднее количество страхов не возрастает на протяжении дошкольного возраста.
 
Практическая значимость данной работы, на наш взгляд, состоит в следующем:
 
1) Сведения об изменениях, происходящих в сфере детских страхов и детской тревожности в дошкольном периоде, могут я??ляться очень важными в коррекционной работе с детьми данного возраста, использоваться при оценке соответствия психического развития возрасту ребенка. Не наблюдая у дошкольника страхов, характерных для его возраста, специалист может вовремя установить отклонение в развитии и провести коррекционную работу. Своевременность коррекционной работы особенно актуальна в дошкольном возрасте, потому что от нее зависит, будет ли ребенок способным к обучению в школе.
 
2) Знания о возрастной динамике страхов дошкольного возраста полезны не только психологам, но и родителям, от бдительности которых в первую очередь зависит своевременное проведение работы с ребенком.
 
3) Выявленное нами превышение у дошкольников возрастных нормативов по среднему количеству страхов, установленных Захаровым в 1982 году, может явиться основой для новых исследований, направленных на определение темпов роста количества страхов среди детей данного возраста.
 
 
Список литературы
 
 
1. Абрамкенкова В. В. Психология детства в контексте развития отношений ребенка в мире // Вопросы психологии. 2002. №1. Стр. 14-18.
2. Аверин В.А.. Психология детей и подростков. - СПб., 1998.
3. Айке Д. Страх /Тревога и тревожность/ Сост. и общ. ред. В.М. Астапова. -СПб., 2001.
4. Акопян Л. С. Детские страхи: теория, диагностика, коррекция. - Самара, 2010.
5. Астапов В.М. Тревожность у детей. - М., 2001.
6. Вологодина Н.Г. Детские страхи днем и ночью. Издательство Феникс, 2006.
7. Выготский Л. С. Вопросы детской психологии. — СПб., 1997.
8. Гаврилова Т. А. Страх смерти в подростковом и юношеском возрасте//Вопросы психологии. 2004. N 6.
9. Готтлиб С.Б. Проблемы детского сна: Пер. с англ. - М., 1988.
10. Дьяченко М. И., Кандыбович Л. А. Психология: Словарь-справочник. - М., 1998.
11. Захаров А.И. Как преодолеть страхи у детей. - М, 1986.
12. Захаров А.И. Неврозы у детей и подростков: Анамнез, этиология и патогенез. - Л., 1988.
13. Захаров А. И. Дневные и ночные страхи у детей. - СПб, 2000.
14. Захаров А.И. Происхождение и психотерапия детских неврозов.- Спб, 2006.
15. Каплан Г.И.. Клиническая психиатрия. М., 1994
16. Карандашев В. Н. Жить без страха смерти. 2-е изд., испр. и доп. – М., 1999.
17. Кондаков И.М. Психологический словарь. - 2000.
18. Кузнецова Л. В., Переслени Л. И., Солнцева Л. И. и др. Основы специальной психологии: Учеб. пособие для студ. сред. пед. учеб. заведений // под ред Л. В. Кузнецовой. – М., 2003.
19. Лебединский В. В., Никольская О. С., Баенская Е. Р., Либлинг М.М. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция. – М., 1990.
20. Лешли Д. Работать с маленькими детьми, поощрять их развитие и решать проблемы. Пер. с англ. Книга для воспитателя детского сада – М., 1991г.
21. Малая медицинская энциклопедия. — М., 1991.
22. Мещеряков Б.Г, Зинченко В.П. Большой психологический словарь // под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. — М.,2003;
23. Обухова Л. Ф. Детская (возрастная) психология. М., 1996.
24. Панфилова М. А. Игротерапия общения: тесты и коррекционные игры. Практическое пособие для психологов, педагогов и родителей. – М.: ГНОМ и Д, 2002.
25. Першина Л. А. Как не превратить нормальные страхи в патологию // Батя. 2013. №33.
26. Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. М., 1999.
27. Ранк О. Родовой травматизм /Тревога и тревожность/ Сост. и общ. ред. В.М. Астапова. -СПб., 2001.
28. Раншбург И., Поппер П. Секреты личности. – М., 1983.
29. Токмакова И.П. Слово ко взрослым: Вступительная статья // Цветик семицветик: Сказки советских писателей / Сост. Н. Шерешевской; Вступ. слово И. Токмаковой; Ил. Р. Авотина. - М, 1991.
30. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы. - М., 1993.
31. Фрейд А., Фрейд З. Детская сексуальность и психоанализ детских неврозов. – М., 1997.
32. Фрейд З. Страх//Введение в психоанализ. Лекции. - М., 1989.
33. Фрейд З. Запрещение, симптом и страх /Тревога и тревожность/ Сост. и общ. ред. В.М. Астапова. -СПб., 2001.
34. Хиншелвуд Р. Словарь кляйнианского психоанализа. Пер. с англ. — М., 2007.
35. Хухлаева О.В. Основы психологического консультирования и психологической коррекции: Учеб. пособие для студентов высш. пед. учеб. заведений. - М., 2001.
36. Щербатых Ю.В. Психология страха. – М., 2007.
37. Эльконин Д.Б. Психология игры. М., 1978.
Электронные ресурсы:
38. Детские страхи и их причины: [Электронный ресурс] // Мамин город. URL: http://mothercity.ru/zdravstvuj-mir/rannee-detstvo/60-detskie-strahi-i-ih-prichiny. (Дата обращения: 23.10.13).
39. Кризис семи лет: [Электронный ресурс] // psyoffice.ru. URL: http://psyoffice.ru›6-892-krizis-semi-let.htm. (Дата обращения: 01. 04. 14).
40. Феномен горькой конфеты: [Электронный ресурс] // Psinovo.ru - сайт помощи психологам, педагогам, студентам и родителям. http:// psinovo.ru›Работы по психологии›…_gorkoy_konfeti.html. (Дата обращения: 01. 04. 14).
Комментарии
Отправить